Сейчас в Архангельске

14:28 1 ˚С Погода
18+

От края до края: пешком через Полярный Урал за девять дней

Полярный Урал в отличие от Южного, Среднего и даже Северного малолюден

Туризм Полярный урал
Алексей Егоров
1 августа, 2023 | 13:39

От края до края: пешком через Полярный Урал за девять дней
Ночлег с видом на гору Пайер. Фото О. Чегодаева 


Предприниматель из Уфы Олег Чегодаев называет себя «амбассадором уральских гор». Для их популяризации он, в частности, создал ювелирный бренд и ведет ютуб-канал, на котором выкладывает ролики о своих туристических проектах.

Самым грандиозным проектом Олега на сегодня является одиночный пеший переход Уральского хребта от ущелья Долгие горы на юге до горы Константинов камень на севере. 3183 километра пути за 109 дней, девять из которых путешественник провел за полярным кругом. Об этой части маршрута и пойдет речь в нашем материале.


1 (3).jpg
Олег Чегодаев на финише трансуральского маршрута. Фото О. Чегодаева


Гора Пайер и «Пост 110 км»

Полярный круг Олег Чегодаев пересек ровно на сотый день пути. 

– В промозглую погоду, – вспоминает он, – преодолел два непростых участка. Утром прошёл перевал из долины реки Малая Лохорта в долину реки Хойлавис, вечером – траверснул пик Географов. Спуск в цирк в облаке и дожде был щекотлив. Зато мне открылся прямой путь на Пайер – высшую точку Полярного Урала.

Восхождение на Пайер (1472 м) – это 19,5 километров пути в оба конца. Для сравнения – в обычные дни путешественник проходил по 40-50 километров. О трудностях восходительного дня Олег рассказывает так: 

– Проснулся в водяном облаке. Дождя нет, а вода везде. Ровно в 5:55 увидел небольшое окошко в облаке, решил, что это знак выходить. Через полтора часа был у скального гребня, с которого начинается вершина. На меня на большой скорости летел бесконечный поток облаков. Поёжился, но делать нечего, пошёл...

– Вы ведь уже были на Пайере. Что-нибудь особенное в этот раз было?

– Поразил скелет оленя на выходе. На шее тесёмка, значит, домашний. Как он оказался на такой высоте и среди сплошных курумов? На вершине все как всегда, помойка. Достало если честно. От одноразовых масок до ножей и бюстов.

104-й день – ключ к пониманию того, как можно пройти столь длительный маршрут. В этот день Олег получил очередную заброску. Для этого он спустился с хребта к озеру Перевальное. 

– Это важное место Полярного Урала, – объясняет Олег, – здесь можно «посуху» пройти междуречье рек Собь (уходит на восток) и Елец (на запад). Выбрался на железную дорогу и по шпалам дошел до железнодорожной станции «Пост 110 км». Поселок Полярный, ради которого ее построили, давно заброшен. В назначенное время поезд, пыхтя и изрыгая клубы чёрного дыма, привёз мою заброску. Отправил мне ее Денис Мостовщиков из Салехарда.


2 (3).jpg

У подножия Карового массива. Фото О. Чегодаева


Зыряне-оленеводы и «синдром самозванца»

Полярный Урал в отличие от Южного, Среднего и даже Северного малолюден. Зато только здесь можно столкнуться с традиционным укладом коренных жителей этих мест. Вечером 105-го дня к Чегодаеву, черпавшему из котелка надоевшее картофельное пюре, подкатили нарты. Семья зырян-оленеводов Терентьевых пригласила его в стойбище попить чаю. 

– Надо ли говорить, что «попить чаю» означало неумеренное потребление мяса оленя и мучных продуктов, – в шутку жалуется Олег.

На следующий день из-за переедания ходовой день получился коротким. 

– Долго и уныло, под тучами и моросящими дождиками шёл до массива Харнаурдыкну, – вспоминает Олег, – он, как и следовало ожидать, был спрятан в облаках. Долго думал: идти или нет на самый большой ледник на Урале – Иган. Всё-таки пошёл, и на тебе – тучи разлетелись, и я 2-3 часа лазал по леднику с фотоаппаратом.

На 105-й день маршрута Олег, по его собственному признанию, впервые за время экспедиции видел сны. На вопрос «О чем они были?», наш герой отвечает так:

– Самый запомнившийся: будто я артист, стою на балконе, над площадью со многими тысячами зрителей. Вот уже надо выступать, я открываю рот и понимаю, что не помню ни одной песни. Да я вообще петь не умею! Возможно, это первая весточка «синдрома самозванца» – психологического состояния, при котором человек не способен приписывать свои достижения собственным качествам, усилиям и способностям. Чем ближе я подхожу к финишу, тем проще мне кажется вся эта экспедиция.


6 (2).jpg

Такие серебряные медальоны Чегодаев оставил в каждой из горных областей Урала. Желающие их уже нашли по треку. Фото О. Чегодаева


– А в начале пути как было?

– Помню, перед стартом я смотрел на карту, видел эту ломаную линию гор длиной в тысячи километров, и идея пройти ее казалась мне почти несбыточной. За четыре дня до финиша я оглядывался назад и мой путь уже не воспринимался мной как что-то грандиозное. Просто очень много дней работы. Никаких подвигов, надрыва и смертельных приключений.

И вот, наконец, Олег Чегодаев поднялся на Константинов камень (483 м). На спуске с этой горы заканчиваются Уральские горы. 

– Что вы в тот момент почувствовали?

– Честно говоря, ничего особенного. Вокруг те же курумы, туман и ветер. Все, как и на сотнях других вершин «до». Тогда я сел за вершинный тур, спрятался от ветра, закрыл глаза и начал вспоминать день за днем этот долгий-долгий маршрут… И почувствовал счастье. Я прошел Урал! Теперь, глядя на любую широту карты Урала, мне будет, что вспомнить.


4.jpg

Курумы «Уральской марсианской провинции». Фото О. Чегодаева


О геологах, оленях и медведях

109 дней пути не исчерпали интереса Олега Чегодаева к Уральским горам. Как и прежде, он восхищается неповторимым разнообразием этой горной системы. Взять, к примеру, район от Карового массива до Собь-Елецкого прохода. За характерную окраску породы, – ярко бурую, жёлтую, красную, – путешественник называет его уральской марсианской провинцией. И добавляет: «Думаю, российское кино про освоение Марса можно вполне снимать в этом месте, но лучше, конечно, не надо».

Не надо, потому что, как показывает многолетний опыт путешествий Олега по горам (не только Уральским), интерес человека к природе почти всегда оборачивается ее загрязнением. Вот, например, что он пишет о геологах: 

– Я, конечно, безмерно уважаю вас и вашу профессию. Моя бабушка была геологом, но неизменно при посещении мест вашей деятельности у меня создается впечатление, что отдельным пунктом в плане полевых работ стоит «зас**ть всю территорию ровным слоем». Особенно забавно видеть носилки с кернами, брошенные в тундре. Живо себе представляю, как несут эти носилки рабочие, подъезжает вездеход. Рабочие бросают носилки, садятся в машину и уезжают в горизонт со словами: «А гори оно все синим пламенем!»


5.jpg

Крупногабаритный «геологический» мусор. Фото О. Чегодаева


В своих путевых заметках Олег не только обличает, но и отвечает на многие практические вопросы. Почему, например, оленеводы не пилят рога ездовым оленям? Ведь они тяжелые и, наверное, из-за них животные в упряжке могут цепляться друг за друга. «Во-первых, это красиво, а, во-вторых, арканить оленей в стаде проще за рога», – цитирует путешественник оленевода Олега Вененго с Полярного Урала.

Есть ли гарантированный способ отпугнуть медведя? 

– К сожалению, нет, – отвечает Олег. – В уральской экспедиции у меня было три показательных встречи с этим животным. В первый раз я издалека увидел отдыхающего на склоне медведя и с помощью свистка обратил его в бегство. Во втором случае медведь, наоборот, при звуке свистка пошел в мою сторону. Пришлось уже мне подняться на склон и скрыться за перегибом. Наконец, в третий раз животное не реагировало на свисток, что опять-таки вынудило меня поменять траекторию движения.

Траекторию жизненного пути, в которой одно из центральных мест отводится Уралу, Олег Чегодаев менять не намерен.


***

Алексей Егоров, специально для GoArctic

далее в рубрике