Сейчас в Архангельске

19:36 ˚С
6+

«Плейстоценовый парк»: мамонты хорошо, а бизоны лучше

Природа Арктики О науке и культуре
30 октября, 2022, 15:02

«Плейстоценовый парк»: мамонты хорошо, а бизоны лучше
Часть огороженной территории «Плейстоценового парка». Фото предоставлены администрацией «Плейстоценового парка»


«Плейстоценовый парк» – природный заказник в нижнем течении Колымы на северо-востоке Якутии, в 40 км от поселка Черский. С конца 1990-х здесь проводится эксперимент по воссозданию экосистемы плейстоцена, геологической эпохи, длившейся от 2 580 000 до 12 000 лет назад и охватывающей самый последний период повторяющихся оледенений. Ученые считают, что во время последнего ледникового периода высокопродуктивные пастбища простирались по всему Северному полушарию, а плотность животных превышала количество, которое сегодня можно увидеть только в нескольких парках Африки.

Об уникальном российском проекте рассказывает его директор Никита Зимов.

– Как родился этот необычный проект по восстановлению мегафауны эпохи плейстоцена в арктической зоне России?

– В 1988 году мой отец Сергей Афанасьевич Зимов, старший научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, возглавлявший Северо-Восточную научную станцию в поселке Черский, опубликовал статью в журнале «Доклады Академии наук», суть которой заключалась в утверждении, что не только климат влияет на растительность и разнообразие животного мира, но и наоборот – травоядные животные в ходе выпаса формируют более качественный растительный покров, что в конечном итоге оказывает воздействие на климат.

С этой статьей, завизированной академиком Юрием Черновым, отец пришел в местную администрацию. В результате отцу предоставили участок земли и помогли приобрести партию якутских лошадей. Но с развалом Советского Союза проект был поставлен на паузу и официально возродился в 1996 году с учреждением частной компании «Плейстоценовой парк», под который власти Якутии выделили 144 кв. км тундры в 40 км от Черского.


2.jpg

Сергей Зимов – основатель «Плейстоценового парка»


– В чем суть этого эксперимента простыми словами?

– Начнем с того, что экосистема крайнего севера в нынешнем состоянии непригодна для поддержания большого числа травоядных, хотя в Плейстоценовом периоде на протяжении сотен тысяч лет она обладала огромной продуктивностью, служила неиссякаемой кормовой базой для многочисленных популяций животных – тех же мамонтов, шерстистых носорогов, оленей, о чем свидетельствует обилие их останков.

Эта экосистема представляла собой огромное пастбище, или так называемую «мамонтовую степь». Она обладала большой устойчивостью, смогла пережить несколько ледниковых циклов именно потому, что многочисленные животные поддерживали круговорот органических веществ: травоядные щипали траву, объедали кустарники, быстро переваривали пищу и удобряли землю, а хищники регулировали численность. Калорийные травы уходили под снег, травоядные не страдали от голода в зимний период. Закат этой идеальной экомодели, вероятно, связан с появлением человека. Древние охотники сильно снизили численность травоядных, то есть выбили одно из звеньев глобального цикла. Плодородные степи стали замещаться лесотундрами и тундрами.

Мой отец был одним из первых, кто задумался над возможностью восстановления древних степей там, где они были, с помощью тех видов животных, которые адаптированы или генетически способны быстро адаптироваться к суровым климатическим условиям. Таким образом, ключевая идея парка состоит в том, что животные через выпас сами формируют свою среду обитания.


3.jpg
Американские бизоны прижились в Якутии лучше всех


– Какие животные и в каком количестве населяют парк в настоящее время и каковы предварительные результаты этого уникального эксперимента?

– Северные олени, местные лоси, якутские лошади, калмыцкие коровы, козы, американские степные бизоны. В прошлом году привезли первую партию верблюдов. Они, кстати, самые козырные: очень хорошо прижились, в наших условиях у них отросла шерсть, теперь выглядят красиво и фактурно. Сейчас у нас где-то 150 животных. Думаю, на территории 2000 га, – а именно столько огорожено в настоящее время, мы можем поддерживать порядка 250 голов. Надо заметить, что формирование популяции требует времени, так как приобретаем мы только молодых животных и в количестве, ограниченном 40-футовым контейнером, куда входят 12 животных.

В наших условиях лучше всех показали себя бизоны, они быстро приспособились к суровым и снежным зимам и даже ни разу не заходили в хотоны. В прошлом году у них появилось первое потомство. Большие надежды мы связываем с овцебыками, которых планируем завезти в будущем году.

Что касается результатов, то они видны невооруженным глазом. На местах выпаса трава стала гуще и разнообразнее по составу, так как в отличие от мхов и лишайников травы не только выдерживают вытаптывание, но и получают конкурентное преимущество, в том числе за счет повышения плодородия почвы. По сути формируется саванна.


4.jpg

В таких шубах верблюдам морозы не страшны


– Какова роль хищников в вашем проекте?

– На начальной стадии, когда идет количественный рост популяций, хищники не нужны. У нас водятся медведи, но они на крупных животных не нападают, волков у нас, к счастью, нет. Но если проект будет развиваться и численность стада расти, нам придется завозить «санитаров леса». Без них невозможно сформировать у травоядных правильное пастбищное поведение. Присутствие хищников заставляет животных постоянно перемещаться и рассредоточиваться по территории, поэтому не возникает угроза перевыпаса. Зимой это важно еще и потому, что во время движения животные утаптывают снег, тем самым спасают мерзлоту. Давно замечено, что под рыхлым снегом процессы оттаивания идут интенсивнее. Кстати, степи значительно светлее лесов, поэтому и нагреваются они меньше.


5.png

Никита Зимов, директор «Плейстоценового парка»


– Не могу не спросить о насекомых – важнейшем звене в биологической цепочке.

– Это особая и исключительно важная тема. Мы планируем и разводить пчел, и заселять полезных насекомых. Недавно мне прислали личинки навозного жука, я разложил на местах выпаса. Через соцсети я бросал клич энтомологам – пусть приезжают, проводят соответствующие исследования. Мы открыты для сотрудничества.

– В связи с этим возникает вопрос: как строятся взаимоотношения с научным сообществом?

– К сожалению, проблема отечественной науки – недофинансирование. Самый дешевый билет до Черского стоит 55 тыс. рублей, – непреодолимое препятствие для многих специалистов. К исследованиям в нашем парке в основном проявляли интерес западные научные организации, в частности, ученые из университета Оксфорда планировали проводить исследования в «Плейстоценовом парке» для изучения того, как пастбищная система влияет на климат. Современная наука – очень дорогостоящее дело.


image8.png

В таком контейнере перевозят животных через всю страну


– Наверняка есть и критики вашего проекта. Что они обычно говорят?

– Редко, но приходится слышать обвинения, что мы вторгаемся в дикую природу, ломаем ее. В таких спорах я всегда отвечаю: первозданные экосистемы были уничтожены задолго до нас – примерно 12-15 тысяч лет назад, а то, что обычно называют дикой природой, таковой не является – это экосистема, заросшая сорняками.

Современная экосистема севера низкопродуктивна. И потому, прежде чем заботиться о дикой природе, ее надо создать. К тому же трек температур показывает, что в ближайшие 30 лет все современные лесотундры будут так или иначе уничтожены – оттайка мерзлоты увеличится на метры, грунты просядут, усилится аэрация.

Скорее всего поначалу все покроется травами, злаками. Если на этом этапе не удастся завести животных, которые будут поддерживать пастбища в устойчивом состоянии, все зарастет кустарником и лиственными деревьями. При этом сели оттаявшей мерзлоты зальют реки и озера, что может нанести серьезный вред водным биоресурсам. Поэтому так важно сохранить мерзлоту.


6.jpg

Якутские лошади. Выносливы, но зимой им трудно


– Скажите, а в арктических зонах других стран существуют подобные проекты?

– Нет, ничего похожего нет. Знаю только, что один американский режиссер-документалист, автор фильма о нашем парке, так увлекся этой темой, что пытается организовать нечто подобное на Аляске. Но там это очень сложно из-за всевозможных бюрократических барьеров. Ну, и безумно дорого. У нас же земли много – бери не хочу, рабочая сила сравнительно дешевая.


7.jpg

Кормление во время транспортировки


– Государство участвует в вашем проекте?

– Как я уже говорил, государство выделило землю под проект, а также ввело льготные условия по налогам. Также существует поддержка на уровне региональной власти и главы республики в решении задач, связанных с перевозкой животных.

Однако «Плейстоценовый парк» – частная организация с самого начала своего существования.

В организационном плане это помогает решать многие задачи неформально, оперативно и дешево. В последние годы, даже сейчас, не в самое благоприятное для науки время, растет интерес к нашему парку со стороны спонсоров.


***

Михаил Умнов, специально для GoArctic


«Плейстоценовый парк»

678830, Республика Саха (Якутия), п. Черский, Малиновый яр 1

Тел: +7 (41157) 23013, 23066

nzimov@mail.ru

далее в рубрике