Сейчас в Мурманске

23:57 15 ˚С Погода
18+

Подгоняемые ветром: остров Вайгач

Реально ли посетить настоящую Арктику за приемлемые деньги?

Туризм
Алексей Егоров
30 марта, 2023 | 14:45

Подгоняемые ветром: остров Вайгач
Закат на берегу Карского моря. Фото: К. Уютнов


Реально ли посетить настоящую Арктику за приемлемые деньги? Евгений Сорокин из екатеринбургской лыжной команды «Север» отвечает на этот вопрос утвердительно и советует присмотреться к острову Вайгач. В арктическую зиму, которая в этих широтах продолжается до середины апреля, здесь можно увидеть и береговые скалы, и морские льды с торосами, и белых медведей...

Попасть на остров все же куда как сложнее, чем в горы Кольского полуострова или Полярного Урала. Достаточно сказать, что самолет из Архангельска до ближайшего к Вайгачу поселка Амдерма летает раз в две недели. По этой причине, выйдя на маршрут 23 марта, участники команды «Север» в количестве шести человек постоянно помнили – при любом проколе со сроками финиша (4 апреля) они рискуют зависнуть в Амдерме на дополнительные две недели.


3 (2).jpg

Вайгачские кекуры летом. Фото: И. Буяновский


Ненецкие боги против

Вайгачская тундра издревле использовалась ненцами для летнего выпаса оленей. Весной они перегоняли свои стада по льду через пролив Югорский Шар на остров, а поздней осенью возвращались с оленями обратно на материк. «Хэбиде-Я» – так звучит название острова на ненецком языке, что в переводе на русский означает «святая земля». Более 230 языческих идолов и святилищ зарегистрировано на Вайгаче, некоторые из них датируются 2-3 веками до н.э.

Испокон веков на остров с разных концов тундры приезжали ненцы, чтобы поклониться своим божествам. Они приносили в жертву оленей, кропили кровью деревянных идолов и оставляли подношения богам. Даже обращение многих ненцев в православие в начале XIX века не положило конец языческой истории острова, хотя многие идолы именно тогда были сожжены или разрушены. Ещё в 1898 году шведский полярник Эрик Норденшельд и сопровождавший его художник Александр Борисов обнаружили на святилище Неве-Хэге у подножия Большой Болванской горы свежие останки жертвенных животных. 

С остатками древних святилищ и сегодня ассоциируются горы Болванская, Приметная и Черная. Участники похода планировали их посетить, но, констатирует Евгений, «ненецкие боги решили нас к себе не пускать». Этот участок пути туристы прошли в условиях абсолютной «белой мглы», ориентируясь только по навигатору. Таким же макаром они пропустили и некоторые другие вайгачские достопримечательности – заброшенный рудник ГУЛАГа в районе озера Хэхэ-То, пороги и водопады в верховьях реки Янгояхи и уникальные «складчатые» обрывы в долине реки Юнояхи.

Двенадцатый день пути лыжная команда «Север» закончила вблизи самого северного знака «Европа-Азия». Визуально ничего особенного, но ведь есть же чудаки, которые целенаправленно покоряют высшие точки регионов России. И ничего, что некоторые из этих точек из-за их невыразительности прежде никто не замечал. А тут все-таки Арктика, добраться до вайгачского знака неизмеримо сложнее, чем, скажем, до Зайцевой Горы (275 м) в Калужской области. 


5 (2).jpg

Ненецкий идол. Зимой его не видно под снегом. Фото: И. Буяновский


Заброшенное и нарезное

Есть на Вайгаче и прилегающих к нему материковых землях и уникальные заброшенные объекты. Например, полярная станция «Югорский Шар» с радиомачтой, похожей на Эйфелеву башню в миниатюре. В 1990-м она еще стояла, но затем не выдержала напора стихии и обрушилась. 

Или руины боевых артиллерийских позиций на мысе Ярасаля с самым северным каменным маяком на планете. В нынешний свой визит «северяне» мыс пропустили, зато по заснеженной каменистой тундре вышли к руинам навигационной станции «Мыс Тонкий».

Рассказ о вайгачских заброшках будет неполным без упоминания о лесовозе «Геркулес». Еще в начале 1960-х годов он сел на мель в районе мыса Гомса-Сале. Ржавый корпус этого судна Сорокин с сотоварищами видели в 1990 году. К нынешнему визиту «северян» к месту последнего прикола лесовоза от него ничего не осталось, а современное население Амдермы о «Геркулесе» вообще ничего не слышало. Зато оно дало не слишком лестную характеристику ненцу Ивану, поселившемуся в избушке в глубине бухты Сармик. Группа не стала рисковать и остановилась на ночлег под береговым обрывом.

По этой же причине группа, двигаясь по направлению к мысу Дьяконова, обошла стороной поселок Варнек, считающийся столицей острова Вайгач. Сорокин объясняет:

«Может быть, за прошедшие годы ситуация в Варнеке и изменилась в лучшую сторону, но в 1990 году ненцы вели себя весьма недружелюбно. Особенно запомнилось, как они требовали спирт, бряцая перед нами серьезным нарезным оружием. Это впечатляло». 

То ли дело полярная станция «Белый Нос» на материке. И в 1990-м, и сейчас группу там очень радушно приняли. Более того, за прошедшие годы на станции появился еще один современный жилой модуль. Туристская группа из 6–8 человек может в нем разместится с комфортом.


2 (2).jpg

Радиомачта на заброшенной полярной станции «Югорский Шар». Фото: С. Тюрин


Яблоко от яблони

Лыжный поход по Арктике зимой, пускай и на ее исходе, – это сурово. «Шли в основном по морскому льду, – вспоминает Сорокин, – окрестные виды довольно типичные для прибрежной зоны любого другого арктического района: торосы, заструги, береговые обрывы. На переходе видели оленей. Вечером второго дня разведка показала, что впереди открытые воды Карского моря бьются прямо о берег. Пришлось с морского льда уходить в холмистую тундру». 

Условия движения по тундре были тоже не идеальными из-за множества распадков и небольших каньонов. Зато с берега хорошо просматривался лед, на котором иногда можно было увидеть греющихся на солнце нерп. В поисках места под ночевку приходилось выбирать между сильным ветром в тундре и риском под утро оказаться в открытом море вместе с оторвавшейся льдиной. «Плавать по морю на льдах – это не наш стиль», – авторитетно заявил Евгений, давая понять, что ночевка в тундре куда как безопаснее.

На четвертый день пути после прохождения мыса Матюйсале погода стала резко ухудшаться и началась настоящая пурга. Большой маяк на мысе был хорошо виден, но близко к нему группа подойти не решилась. «Из-за сильнейшего ветра, – вспоминает Евгений, – мы были вынуждены спуститься по одному из каньонов на морской лед, двигаясь на лыжах через снежные надувы. На подходе к мысу Стакан показались «дырявые» скальные кекуры. Рядом с одним из них мы и поставили лагерь. Не лучший выбор, учитывая, что в 1990-м неподалеку мы видели свежие следы белых медведей, но в тот момент нас больше беспокоил ветер».

За тринадцать дней группа преодолела 332 километра. Евгений Сорокин, много где побывавший в Арктике, скромно добавляет: «С точки зрения красивых видов, поход ничем особым не запомнился. Зато участники 1983-1985 годов рождения, до этого выбиравшиеся только в стандартные туристские районы, повысили свой спортивный опыт. Следует честно признаться, что «молодежный» состав группы был, в основном, представлен детьми ветеранов нашей команды ″Север″».

Как же это все-таки здорово, когда увлечение Арктикой передается по наследству от родителей к детям! И дело здесь не в корысти, не в моде, а в пресловутой «романтике дальних странствий». Рано с ней прощаться, пока доступность арктических островов остается такой же условной, как прогноз здешней погоды.


4 (2).jpg

Снежные надувы на Карском море. Фото: С. Тюрин


***

Алексей Егоров, специально для GoArctic

далее в рубрике