Сейчас в Мурманске

18:28 19 ˚С Погода
18+

Северный великан – остров Кильдин

С расстояния более 20 миль начинали пробиваться проблески маяка «Кильдин-Северный». Всё, мы дома!

Остров кильдин Северный флот
Никита Трофимов
19 июля, 2023 | 14:30

Северный великан – остров Кильдин

Остров Кильдин на закате. Вид со стороны Долгой губы. Автор фото Вадим Штрик, GeoPhoto.ru


Первый на пути к дому

Помните такие строки из чудесной песни композитора Евгения Жарковского на стихи Николая Букина – «Но радостно встретит героев Рыбачий, родимая наша земля»?   

Не знаю почему, но для меня, северянина, именно остров Кильдин после первого знакомства с ним не на карте, а воочию, вживую, стал ассоциироваться с домом. Когда мы возвращались с боевой службы или просто шли в базу после плановых учений, на экране навигационной радиолокационной станции первым всегда начинал отбиваться засветкой именно Кильдин – самый высокий великан мурманского побережья. Высота этого острова достигает 281 метра. С каждой милей приближения к берегу засветка на экране приобретала всё более знакомые и привычные очертания. Если мы возвращались зимой, в полярную ночь, то с расстояния более 20 миль начинали пробиваться проблески маяка «Кильдин-Северный». И тогда в глубине души начиналось радостное волнение – всё, мы дома!

Расположенный немного восточнее входа в наш единственный северный фьорд – Кольский залив, остров как бы поставлен на страже залива и охраняет его своим каменным величием.

Быков Виктор.viby00907326.jpg

Слоёные глыбы на острове Кильдин, фото Виктора Быкова, GeoPhoto.ru


Остров Кильдин достаточно большой – его длина составляет 17,6 километра, а ширина доходит до семи. Он необыкновенно красив и величественен в яркую летнюю пору, сочетая цвета гранитов и сланцев – чёрных, серых, коричневых, с буйством полярной зелени. Когда подходишь к острову с севера или северо-запада – он возвышается над морем почти неприступной вертикальной стеной, как будто крепость неведомого великана. Зимой же Кильдин давит своей громадностью. Снег не удерживается на его северном вертикальном береге, но на верхнем плато острова лежит многометровым покрывалом. Северные ветра порой сооружают длиннющие козырьки снега, которые нависают над двухсотметровым обрывом берега. Иногда они не выдерживают многотонной своей массы и обрушиваются в полной тишине вниз, разбиваясь о сланцевые выступы и превращаясь в снежную пыль.

Кильдин очень красив! Рядом с ним, смотря на него с палубы проходящего мимо корабля, испытываешь невольное благоговение.

Происхождение острова само по себе загадка. Мурманский берег – это преимущественно гранитные сопки магматической природы. Остров находится всего лишь в полутора километра от берега материка, но он является самостоятельной неотектонической структурой, которая состоит, в основном, из песчано-глинистых сланцев, то есть природа острова – осадочного происхождения. В строении острова явно просматриваются морские террасы, вплоть до высоты 95 метров. Почти полностью отсутствуют ледниковые отложения. Валуны, разбросанные по всей поверхности острова и которых особенно много в нижней его части, на пляжах, были, безусловно, принесены Скандинавским ледниковым щитом, северо-восточная оконечность которого покрывала остров.

Быков Виктор.viby00907325.jpg

Каменистый берег острова Кильдин. Фото Виктора Быкова, GeoPhoto.ru


Полное жизни озеро Могильное

Как я уже сказал, остров имеет осадочное происхождение, но он также разделён на самостоятельные неотектонические блоки – северный и южный, причём западная часть острова является высокой и каменистой, а на восток и на юг спускается террасами и переходит в восточной части в пологий берег. Там находится ещё одна загадка Кильдина – озеро Могильное!

Это озеро, читатель, напоминает слоёный пирог. Оно сравнительно небольшое – длиной 560 метров, шириной около 2890 метров, общая площадь незначительно меняется и в среднем составляет приблизительно 95000 квадратных метров. Оно было образованно около тысячи лет назад из-за подъёма суши, в результате которого часть водной поверхности оказалась отрезанной от моря небольшой перемычкой. Но озеро всё равно имеет связь морем из-за просачивания морской воды чрез осадочные породы. В результате сложился уникальный водный баланс.

Озеро Могильное является гидрологическим памятником природы. В нём присутствуют слои пресной и солёной морской воды, что привело к развитию в них организмов пресных, морских и солоноватых вод.

До пяти метров приповерхностного слоя – это пресная вода, и я, читатель, с удовольствием её пробовал на вкус в бытность мою на острове. В приповерхностном слое обитают чисто пресноводные организмы – рачки, мормыши, дафнии, коловратки и внимание! – совершенно неповторимая рыба – кильдинская пресноводная треска, занесённая в Красную книгу. Её предки остались в озере во время его отделения от моря, и со временем, когда в озеро стало всё больше поступать пресной воды от таяния снегов, они приспособились жить в несолёной воде. Под пресноводным слоем находится полутора-двухметровая зона солоноватых вод, в которых обитают эндемичные рачки и организмы, которые вынуждены всю жизнь проводить в этой узенькой прослойке – они не могут подняться вверх и не могут опуститься вниз – и пресная и солёная вода одинаково не подходят для их жизни. А под их ареалом обитания находится обычная высокосолёная морская вода, и там обитают типичные представители северных морей – полярные медузы, актинии, морские звёзды, губки, мшанки, морские анемоны и морские рачки. Нижний, придонный слой озера насыщен пурпурными бактериями, выделяющими сероводород, поэтому ничто другое там жить не может. А сами пурпурные бактерии придают водам озера красноватый цвет.

Что же касается обитателей суши, то остров населён достаточно плотно: на нём есть птичьи базары, там живут чайки, канюки, полярные совы, утки, гуси, утки-морянки, кречеты, орланы-белохвосты. На острове весьма хорошо себя чувствуют (особенно сейчас, когда люди свернули свою деятельность на Кильдине) лемминги, зайцы, лисы, бурые медведи. Согласно последним данным, остров контролирует группа из пяти бурых медведей, которые считают себя полноправными хозяевами здешних мест. Берега изобилуют лежбищами тюленей и нерп, в местных речках Зарубихе, Типановке и Климовке бесчисленное количество сёмги, горбуши и полярного деликатеса – арктического гольца.


Посетители и поселенцы

Именно богатство природного мира издревле привлекало на остров Кильдин поселенцев.

Первые известные упоминания об острове относятся к XI веку. Первыми жителями острова, скорее всего, были лопари, занимавшиеся рыбной ловлей, разведением оленей. Постепенно, где-то в конце XV - начале XVI веков, в район Кильдина зачастили корабли как из европейских далей, так и русские поморские из Белого моря.

Одним из первых нанёс на карту и подробно описал остров Кильдин знаменитый голландец Виллем Баренц, который хотел найти новый путь для торговли с Индией и Китаем – северо-восточный проход. Кильдин он описал ещё во время своей первой из трёх экспедиций – он назначил воды около острова местом формирования своей эскадры кораблей, которые голландские купцы выделили для поиска короткого пути в Индию.

В те времена берег Мурмана и Кола уже активно осваивались русским людьми. Баренц и его соратники – Геррит де-Фер и Ян Гюйген ван Линсхотен – весьма благоразумно наладили добрые отношения с русскими моряками и рыбаками, что, впоследствии, сыграло очень положительную роль в их судьбе. Баренц сотоварищи совершил три экспедиции, во время третьей им пришлось зимовать на Новой земле и после окончания зимовки на гребном баркасе пытаться вернуться к берегам Мурмана, в надежде встретить там европейское судно. Баренц не выдержал тягот похода и скончался от цинги. Остальные же встретили русские ладьи и были фактически спасены русскими: они поделились с голодающими голландцами запасами печёного хлеба и копчёной рыбы. Голландцы всё это сохранили в своих путевых дневниках.

По имени Виллема Баренца, который составил первые подробные карты и описания северных краёв, европейцы назвали и море, где он делал свои географические открытия. Им были открыты (для европейцев, скандинавы и русские поморы знали об их существовании задолго до этого) остров Медвежий и архипелаг Шпицберген. Но для нас, в свете нашего рассказа, читатель, об острове Кильдин, наиболее интересны описания и карты, сделанные Баренцем и – особенно – Яном Линсхотеном, обладавшим ярким дарованием художника. Они-то и довели до европейцев в подробностях описания этих суровых мест и рассказали о лопарях, финнах и русских, составлявших тогда население острова.

В том же XVI веке на Севере начинает укореняться православие. В суровых краях строятся монастыри. Доподлинно известно, что на Кильдине в те времена вели промыслы и имели свои становища Соловецкий и Печенгский монастыри. Пытливый ум и природная наблюдательность Яна Гюйгена ван Линсхотена довели до нас все подробности быта и взаимоотношений живших на острове людей.

История Кильдина имеет и тёмные страницы. Несмотря на быстрое освоение Севера русскими людьми, морских границ, как таковых, не существовало. Верные своим традициям грабежа и наживы, хаживали «на пограбить» в воды Кильдина датские и английские корабли, разоряли становища, отбирали и забивали оленей, которых уже на «коммерческой» основе стали разводить лопари и финны, грабили рыбаков, отбирая выловленную рыбу, разбивали захваченные рыбацкие суда на топливо для приготовления пищи и обогрева кубриков.

Кто только не пытался поживиться у богатых берегов! В 1707 году появилась у Кильдина французская эскадра из семи военных кораблей, захватили наше российское судно «Святой Пётр», хотели соблазнить экипаж службой во Франции, а получив отказ, ограбили до нитки и без верхней одежды высадили на Кильдин.

В XVIII веке шло промышленное освоение острова. Там действовало прекрасно организованное становище Соловецкого монастыря, включавшее в себя «большую избу промышленников с сенями, товарней, чуланами и другими пристройками, три соляных амбара, мучной амбар, pыбный погреб, сарай, салогрейню и караульню. Вокруг избы были установлены «елуи pыбные» («елуй» - помост из жердей для сушки рыбы). Для снабжения промысла водой был вырыт колодец, рядом c кoтopым стояла баня. Наконец, на промысле была даже собственная часовня.» (Описание кильдинского промысла сделано по материалам статьи Алексея Крайковского «Промысел трески и палтуса на о. Кильдин...»).

В 1741 году была проведена первая геодезическая съёмка острова, остров стал изучаться. В 1771 году на острове работал молодой учёный, впоследствии академик Российской Академии наук Н.Я Озерецковский. Именно он, кстати, первым обнаружил феномен озера Могильное (тогда ещё безымянного) и наличие в нём морских рыб.

Ну, мой рассказ был бы неполным, если бы я не упомянул об англичанах – эти-то в обязательном порядке должны были появится там, где можно, пользуясь случаем, пограбить. В 1809 году отряд английских кораблей появился у берегов острова и долгое время грабил, грабил и грабил. В то время в Европе шла война, английский флот запер русский в Кронштадте, а на Север, где у нас в то время флота не было, отправилась небольшая эскадра во главе с фрегатом «Наяда». Никакого военного смысла в данном походе не было, но англичане, верные себе, пришли пограбить и уничтожили всё население Кильдина. Потому озеро и мыс у восточной оконечности острова называются Могильными.

Суровые условия северного острова до определённого времени не позволяли людям жить на Кильдине постоянно, пока во второй половине XIX века на острове не появилась норвежская семья Юхана и Каролины Эриксен. Юхан потом даже получил прозвище Кильдинский король! Пара получила разрешение и поселилась на острове. Со временем жизнь у неё наладилась, они сумели построить комфортабельный по тем временам дом, хозяйственные постройки, у них родилось двенадцать детей, жила семья промыслом рыбы, которую сдавали на продажу на Мурмане и в Архангельске. Число колонистов росло, старшие дети обзаводились семьями. Разводила семья и оленей, организовывала покосы, увеличивала стадо.

Работящая, трудолюбивая и дружная семья явилась образцом хозяйствования в суровом климате острова. Даже прошедшая Первая мировая война и Октябрьская революция не сильно задели жизнь Эриксенов. Но стали уходить они от болезней, а оставшиеся в 30-х годах XX века были репрессированы, и судьба их далее нам, читатель, неизвестна…

В те же самые тридцатые годы прошлого века на острове организовали песцовую артель, хотели создать ферму по добыче йода из водорослей, но так и не получилось. В то время на Кильдине проживало около 130 человек.


Остров военных

Перед войной, после образования Северной военной флотилии, а потом и Северного флота, на Кильдине появились военные.

В годы Великой Отечественной войны остров огнём своих башенных батарей и открыто расположенных орудий отгонял немецко-фашистские корабли от входа в Кольский залив.

В послевоенное время наступил период расцвета острова. Население Кильдина увеличилось до пятнадцати тысяч человек – военнослужащих и членов их семей. Строились жилые дома, военная и гражданская инфраструктура, множились стационарные навигационные средства обеспечения безопасности мореплавания. Впервые на острове появились школа, детский сад, клуб. Был даже устроен аэродром, на котором базировались противолодочные вертолёты.

Нет смысла, читатель, перечислять все те воинские части и их грозное оружие, которые были на Кильдине. Гарнизон острова рос, благоустраивался, переходил на новые виды вооружений и техники. Нет смысла – потому что сейчас ничего этого нет!

Как почему-то всегда у нас на Северах, вместо того, чтобы законсервировать оставляемое имущество и сооружения, весь остров был подвергнут разграблению и поруганию. В домах специальной, для острова, постройки кто-то выворачивал из стен трёхпакетные оконные рамы, крушили двери, ломали сантехнику, уродовали оставленные машины.

Уходили с Кильдина люди так, как будто навсегда! Как из проклятого места! Уничтожая саму память о нормальной жизни.

Сейчас на Кильдине никто не живёт. Остров обезлюдел. Останки его домов пустыми проёмами бывших окон подслеповато и горько сморят на разгром и хаос, которые оставили после себя его жители и приходящие, подобно грабителям-англичанам, на современных катерах и шлюпках вандалы.

Надо отдать должное Министерству обороны и Русскому Географическому обществу, которые реализуют программу очистки Арктики от мусора, оставшегося от человеческого пребывания. Вывозятся тысячи тонн металла и других отходов. Проводится такая работа и на Кильдине.

Ходят слухи, что на острове будет организован природный заповедник.

Дай-то Бог!

А для меня Кильдин навсегда останется, читатель, той яркой отметкой на экране радиолокационной станции, возвещавшей: «Я – дома!».

На этом острове мне довелось принять ночной бой, добровольно стать заложником, чтобы потом обезвредить террориста.

Поэтому Кильдин очень близок мне. Но это уже совсем другая история.


***  

Никита Александрович Трофимов, капитан I ранга Северного флота в отставке, специально для GoArctic.

Июль 2023 года, деревня Телези.

далее в рубрике