Сейчас в Мурманске

09:18 15 ˚С Погода
18+

Станет ли северная мойва снова «народной»?

Эта рыба из семейства корюшковых ценится за сладковатую нежную текстуру, универсальность в приготовлении и «молодильный» эффект

Рыбный промысел Арктическая рыба В мире животных Северные моря
Михаил Умнов
13 июня, 2024 | 13:20

Станет ли северная мойва снова «народной»?

Фото: Jan de Lange / Институт морских исследований Норвегии / hi.no


В советское время мойва стоила 20-30 копеек за килограмм. Мелкой мойвой кормили кошек, средняя и крупная (а мойва достигает длины до 25 см) жарилась целыми противнями, либо вялилась и коптилась. Лучшую закуску к пиву трудно было придумать. Мойвы было много, и была она доступна повсеместно. Любой другой рыбы могло не быть, но только не мойвы. Возможно, из-за этого в СССР ее не слишком ценили. В отличие от Японии, где вокруг этой серебристой рыбки сложился устойчивый культ потребления.


Маленькая да удаленькая из семейства корюшковых

Мойва (от финского mavia – «малая») обитает исключительно в морской воде, к побережью подходит только во время нереста, собираясь в огромные косяки. Мойва относится к семейству корюшковых, что и определило ее высокие вкусовые свойства. 

Рыба ценится за сладковатую нежную текстуру, универсальность в приготовлении. Благодаря высокому содержанию жиров мойву трудно пересушить. По набору витаминов и микроэлементов она по праву считается деликатесом. Помимо сбалансированного состава питательных веществ, в мойве селена больше, чем в других видах рыбы, в том числе в лососе. Селен, да еще в сочетании с магнием, по утверждению диетологов, обладает устойчивым антиоксидантным действием, замедляющим старение клеток. За «молодильный» эффект отвечает и большое число аминокислот, в том числе особо ценные: лизин, треонин и метионин.

В Японии, где мойва широко популярна, даже существует пословица: «Хочешь жить долго и в здравом уме, – ешь мойву».



Вылов мойвы длится всего полтора месяца. Фото: Федеральное агентство по рыболовству


Научно обоснованный перелов

Конец мойвенного изобилия начинался постепенно, с конца 1970-х, когда уловы мойвы в Баренцевом море стали падать из года в год. Причина была банальна – перелов. Но виноваты в нем не рыбаки. Они действуют по плану, который верстается по нормам, рекомендованным рыбохозяйственной наукой. То есть ученые, постоянно мониторя запасы того или иного вида рыбы, дают отраслевым чиновникам свои прогнозы и рекомендации на предстоящую путину. 

По всей видимости, прогнозы советских ученых не отражали реального положения дел не только с мойвой, но и с треской и пикшей, для которых мойва является одним из основных источников питания. 

В результате из-за резкого снижения запасов «народной рыбы» уже в 80-е годы прошлого века вылов атлантической мойвы стали регулировать вплоть до периодических запретов на добычу. 

Второй причиной снижения популяции этой рыбы стало потепление климата в Арктике. Оно привело к сужению ареала мойвы за счет его смещения в более северные и восточные области Северного Ледовитого океана, за землю Франца-Иосифа, что повлекло за собой удорожание промысла. Вообще, потепление в Арктике внесло коррективы в сроки нереста всех видов рыб, в том числе и мойвы. Ее нерест в Северном бассейне смещается с февраля-марта ближе к лету. Это снижает выживаемость молоди мойвы, что в свою очередь уменьшает популяцию трески. В результате на Совместной норвежско-российской комиссии по рыболовству, созданной еще в 1976 году в целях регулирования добычи водных биоресурсов в Баренцевом море, было решено в 2015 году ввести двухлетний мораторий на промышленный вылов мойвы. Второй мораторий был введен в 2019 году. 


Вынужденный недолов

На последней, 53-й Совместной конференции, состоявшейся в прошлом году, было принято соглашение, согласно которому общий объем добычи мойвы составит 195,7 тыс. тонн, из которых у Норвегии 117,5 тыс. тонн, у России 78.2 тыс. тонн. Это традиционное соотношение, отражающее запасы мойвы в территориальных водах обеих стран. Правда, из этих 78 тыс. тонн допустимого для промысла улова российские рыбаки смогли освоить только 64%. И это лучший показатель за десятилетие! А по отношению к прошлому году мойвы выловили больше в два раза. 

При этом мурманские рыбаки не уверены, что в следующую путину квота будет освоена, и значит «народной рыбы» на прилавках будет больше, а цена станет доступней. 

О причинах недолова рассказал Константин Древетняк, генеральный директор Союза рыбопромышленников Севера, во время выступления в студии «Большого радио»: «Мойву мы формально ловим, но не можем выловить из-за ряда причин. Санкции задели рыбаков, прежде всего, банковский сектор. Это закрытие районов и портов. Норвежцы оставили нам всего три порта. Логистика нарушилась. Пришлось менять логистику. Мойва ловится только 1,5 месяца в году. Когда теряется время на переходы, суда проводят на промысле меньше времени. Топливо стоит очень дорого, уходить далеко – невыгодно. Дальше Северной Атлантики рыба становится золотой».

В Союзе рыбопромышленников Севера (СРПС) считают, что нынешние квоты на вылов завышены и не отражают сегодняшние возможности промысловиком, поэтому требование Росрыболовства, в соответствии с которым квота изымается, если в течение двух лет выбрана менее чем на 70%, нужно пересмотреть в сторону понижения. Помимо нехватки судовых мощностей, освоению предоставленных квот на промысел мойвы, как уже пояснял гендиректор СРПС, мешают геополитические санкции, в частности, ограничения на заход в зарубежные порты для выгрузки улова, ремонта, смены экипажа. 

Раньше на все эти операции в норвежском порту, например, возле Лофотенских островов, требовалось меньше суток, сегодня российскому промысловому судну приходится возвращаться в Мурманск, Калининград или Санкт-Петербург, что занимает минимум пять суток при стоимости судосуток около 1 млн рублей. Вариант с выгрузкой улова на транспорт в море затруднен в штормовых условиях, которые в Арктике чаще всего случаются именно в осенне-зимний период вплоть до апреля.



Фасовка свежего улова в Мурманске. Фото: mvestnik.ru


«Цена вопроса» по мойве

О «ценообразовании» мойвы рассказывает Валентин Балашов, председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна: «Рыбопромышленники Севера реализуют мойву оптовым покупателям в среднем по 70 рублей за килограмм. Первую свежую мойву в Мурманске в начале марта торговля продавала по 100 рублей за килограмм. Уже сегодня цена выше 150 рублей. В торговых сетях пока реализуется прошлогодняя мороженная мойва по 180 рублей и выше за килограмм, цена доходит до 350 рублей. Какую цену на мойву улова 2024 года назначит торговля, стоит только предполагать. Практика последних лет ценообразования рыбной продукции в торговых сетях показывает удивительное "перевоплощение" дешевой рыбной продукции от рыбаков, мойвы по 70 рублей, в разряд недешевых видов пищевой продукции для населения – мойву по 300 рублей, это уже почти как треска или свинина. В существующих социально-экономических условиях есть над чем задуматься органам власти всех уровней». 

Из-за высокой цены на оптовых складах до сих пор лежит прошлогодний запас мойвы, а на рынке наблюдается переизбыток предложений. При этом рыба не дешевеет. 

Упадет ли цена, если в следующие годы рыбаки смогут выловить весь предоставленный объем квот? Вряд ли. Не секрет, что цена на внутреннем рынке во многом определяется экспортной стоимостью товара. Если, конечно, на него есть спрос. 

На мировом рынке цена мойвы значительно выше, чем в России. В той же Японии розничная цена мойвы соответствует примерно 800 рублям за килограмм, икряная мойва стоит еще дороже. Причем, среди потребителей мойвы значительную часть составляют представительницы прекрасной половины страны Восходящего солнца, уверенные, что мойва особенно благотворно влияет на женское здоровье. 

Согласитесь, весьма эффективный маркетинговый ход в целях повышения потребления рыбы. Но у нас по очевидным причинам эта «замануха» не сработает. Стереотип советских времен не даст мойве подорожать до стоимости семги, а череда посредников на рынке и большой экспортный потенциал не позволят ей вернуть себе почетное звание истинно «народной рыбы». По крайней мере, пока. 


***

Михаил Умнов, специально для GoArctic

далее в рубрике