Арктическая мобилизация МЧС

Владимир Ераносян
19 Июля, 2021 | 06:01
Арктическая мобилизация МЧС
Фото: МЧС России / CC BY 4.0


Возвращение присутствия

На недавнем саммите в Женеве Президент России Владимир Путин призвал своего американского коллегу считать развитие военной инфраструктуры России на арктическом шельфе и строительство военных объектов на архипелагах Северного Ледовитого океана возвращением нашего присутствия в регионе. В этой связи он отметил, что Россия планирует увеличить и количество арктических комплексных аварийно-спасательных центров МЧС. 

Учитывая, что форма и экипировка сотрудников МЧС весьма напоминает военную, всевозможные эксперты Запада уже окрестили такой подход России чрезмерно милитаризированным. Как бы аргументированно ни пытался наш Президент развеять озабоченность США и сателлитов по поводу милитаризации Россией Арктики, показать ее абсурдность и безосновательность, ничего не получится. Ведь доверие сторон, по словам самого же Путина, пока ощущается в виде «зарниц».

«Мы ведь ничего там не делаем такого, чего не было в Советском Союзе. — заявил на саммите двух лидеров Путин, — Мы восстанавливаем утраченную, разрушенную когда-то напрочь инфраструктуру. Да, мы делаем это на современном уровне – инфраструктуру и военную, и пограничную. И, чего там не было, инфраструктуру, связанную с охраной природы».

Россия в 2000-х годах всего лишь обрела политическую волю и финансовые возможности для восстановления всего спектра необходимых для поддержания своего суверенитета и  хозяйственной деятельности баз и пунктов базирования различной направленности. И проблемы экологии и эволюции в деле освоения этого обширного региона стоят во главе угла. 

Увеличение грузопотока по Северному морскому пути, расширение навигационного коридора и вопросы техники безопасности при работе на месторождениях арктического шельфа требуют от МЧС России настоящей мобилизации. 


glavnoe-upravlenie-mchs-rossii-po-arhangelskoy-oblasti-soobshchaet-vesennyaya-rybalka-na-more-smertelno-opasna_1619883269714348560__2000x2000.jpg

Фото: МЧС России / CC BY 4.0


Безопасность в Арктике — прерогатива России

  Сегодня на Крайнем Севере действуют семь арктических комплексных аварийно-спасательных центров МЧС России. Они предназначены для поиска и спасения людей на водных объектах, в лесотундре и для оказания помощи при чрезвычайных ситуациях.  Создается опытный экспериментальный комплексный Арктический центр МЧС России, где технологии спасания в условиях вечной мерзлоты будут изучаться не только в кабинетах, но и в реальных условиях. Обеспечение безопасного развития инфраструктурных проектов и бесперебойного функционирования Северного морского пути как раз входит в задачи МЧС России.  

В совершенствовании аварийно-спасательной инфраструктуры в Арктике используются наработанные механизмы и научно-технический потенциал ведомственных вузов, инновационные научно-исследовательские разработки. Не так давно в МЧС разработан проект «Криптон», который представляет собой макет-демонстратор для интерактивного обучения и отработки навыков тушения пожаров в различных ситуациях. В нем применены технологии виртуальной реальности, моделирования стихий. 


«Генеральная уборка» Арктики

Остро в Арктике стоит и вопрос загрязнения окружающей среды. Десятилетия бесхозного, остаточного  подхода к освоению региона привели к тому, что часть  скопленных на архипелагах горюче-смазочных материалов растекается и влияет на экологию. Еще в 2017 году Владимир Путин, посещая архипелаг Земля Франца Иосифа, обратил на это внимание в том числе зарубежных партнеров, отметив, что только на одном из островов этого архипелага находится до 60 тысяч тонн мусора и отработанного топлива. 


Горшков-Сергей_sgor504091-min.jpeg

Фото: Сергей Горшков / GeoPhoto


Однако, к «генеральной уборке» в Арктике, к которой призывала Россия, никто, кроме нее, не приступил. Зато западные страны упорно финансируют научные экспедиции, пытающиеся сорвать обоснованную заявку России на продление своего континентального шельфа дальше 200-мильной исключительной экономической зоны. 

 Исходя из такого положения дел, а также факта дистанцирования других стран, имеющих экономические интересы в этом регионе, от проблем загрязнения окружающей среды, Россия вполне обоснованно могла бы устанавливать как экологический сбор от проходов крупнотоннажных судов по Северному морскому пути, плату за лоцманов, так и собирать страховые взносы на случай чрезвычайных ситуаций, которые могут возникнуть вследствие безалаберного отношения к элементарной безопасности.  

В соответствии с решением Совета безопасности России вдоль всего Северного морского пути появятся 10 стационарных пунктов МЧС и Гидромета. Мобильные госпитали МЧС, которые хорошо зарекомендовали себя при различных критических ситуациях, сегодня апробированы и в Арктике. К примеру, один из таких госпиталей развертывался в бухте Северная в рамках совместных учений МЧС и погранслужбы ФСБ РФ.  

С концептуальной точки зрения, Россия только в 2000-х годах вновь обратила свой взор на Арктику. И начала настаивать на своих правах в созданных при ООН Комиссии по шельфу, Комиссии по разграничению морского дна, Комиссии по морскому праву и Международном морском суде. 


Война в юридической плоскости

Эта война ведется сегодня юридическими методами в правовом поле. Россия, несмотря на военную доминанту в регионе, собирается определять границы с партнерами мирно. В частности, с Норвегией в начале 2000-х годов, когда президентом стал Владимир Путин,  вопрос «серой» зоны с большим нефтеносным участком был урегулирован так, что напряженность в этом секторе Арктики спала на долгие годы.  

Заявки в Комиссию ООН по разграничению подводного шельфа и морских территорий Россия наобум не отправляет. Весь комплекс доказательств принадлежности подводных хребтов Ломоносова и Менделеева у России уже есть. Обоснование потребовало предоставления зарубежным экспертам карт морского дна и шельфа, которые не сможет опровергнуть ни один здравомыслящий ученый. Они составлены на основе объективного анализа нескольких экспедиций и подтверждены в том числе данными измерений наших военных моряков, авиации и спутников. Доселе секретные данные Россия бы никогда не рассекретила, если бы перед страной не стояла глобальная задача закрепления за собой юридического права на деятельность в российском секторе Арктики.


aviapark-mchs-rossii-popolnitsya-novymi-vozdushnymi-sudami_1621931123980811010__2000x2000.jpg

Фото: МЧС России / CC BY 4.0


Роль МЧС в обосновании прав России

Ведение хозяйственной деятельности на этих просторах — также необходимый шаг закрепления исторического права России на добычу полезных ископаемых, ловлю рыбы и навигацию в этих водах. Этим целям соответствует и поставленная МЧС задача развития инфраструктуры для проведения спасательных операций на море и защите окружающей среды. 

«Мы можем сотрудничать и должны сотрудничать по этому направлению», — сказал Путин на саммите, имея в виду, что Россия думает не только о своей безопасности в Арктике.

Ведь разливы нефтепродуктов, техногенные и природные пожары, аварии воздушных судов или пассажирского морского транспорта могут отразиться на экологии не только российского сектора Арктики. 

В этой связи стоит вспомнить происшествие с разливом 29 мая 2020 года нефтепродуктов на ТЭЦ-3 Норильско-Таймырской энергетической компании. Тогда в грунт из специального хранилища утекла 21 тыс. тонн дизельного топлива. Авария, по данным компании, случилась из-за проседания свай в условиях вечной мерзлоты. 

Сумма ущерба от чрезвычайной ситуации составила около $2 млрд. По оценке главы «Норильского никеля» Владимира Потанина, устранение последствий аварии превысило 10 млрд руб. А ведь при наличии станций постоянного мониторинга ледового режима, контроля за состоянием многолетних мерзлот, наличия современных гидрометеорологических станций, изучающих погодные условия, подобную чрезвычайную ситуацию можно было бы предотвратить. 

Очевидно, что когда Россия устами своего президента и других высокопоставленных лиц говорит о восстановлении  инфраструктуры, расширении возможностей спутниковой системы навигации ГЛОНАСС, строительстве сети полярных станций по всей линии шельфа и особенно на трассе Северного морского пути, это выгодно всем.


***

Владимир Ераносян, специально для GoArctic

далее в рубрике