Сейчас в Архангельске

12:44 ˚С
6+

Быстрее, выше, холоднее!

Туризм
Алексей Егоров
15 января, 2023, 12:36

Быстрее, выше, холоднее!
Навстречу Победе и дню рождения руководителя. Фото из архива Е. Батуева


Спортивным туристам чем хуже, тем лучше. В смысле климатических условий и технических препятствий на маршруте. Примером такого рода перфекционизма служит поход группы Евгения Батуева (Подольск) по горному массиву Буордах в Момском улусе Якутии. Дело было в марте месяце…


Семеро одного ждут

Всего в группе было восемь человек, трое из которых по праву считают массив Буордах своими домашними горами. Никита Насыпайко и Дмитрий Яранцев родились в Магадане, а самый возрастной участник похода Владимир Иванов (ему 65) – в Якутске. С детства они слышали много героических историй о Буордахе и мечтали взойти на высшую точку массива гору Победа (3003 м). Мечтал о Победе и руководитель группы Евгений Батуев. По профессии он ученый-химик, работает младшим научным сотрудником в Институте биоорганической химии РАН. 

Батуев и Яранцев – победители московского марш-броска. Так называется массовый двухдневный туристический забег по подмосковным лесам с ориентированием и требованием всю еду и снаряжение нести на себе до самого финиша. Это обстоятельство делало их самыми подготовленными участниками похода. В свою очередь Ольга Соболева, единственная дама в группе и по совместительству походный врач, была объективно слабее других. Впрочем, это её собственная оценка. Батуев оценивает уровень подготовки Ольги так: «работала на маршруте не хуже мужчин».


2 (4).JPG

Дикие северные олени. Фото из архива Е. Батуева


Массив Буордах является самой высокогорной частью хребта Черского. Спортивное освоение массива началось летом 1961 года силами группы Рудольфа Седова из Магадана. Выйдя на маршрут в поселке Бурустах, группа закончила его сплавом по реке Моме. Восемь лет спустя тот же руководитель провел первый в районе Буордаха лыжный поход, начав и закончив его в эвенкийском поселке Сасыр. Пройдены долины Кюрэтэра и Чачагыраса, сделана попытка восхождения на вершину массива Победы.

Группа Батуева во многом повторила маршрут Седова. Из важных отличий – сезон. Батуевцы прошли свой маршрут между 10 и 26 марта. Столбик термометра в этих числах опускался на Буордахе до отметки в 40 градусов ниже нуля, но световой день был уже нормальным. Отличной от седовской была и логистика похода. «Когда мы решали, как добираться до точки старта маршрута, – вспоминает Батуев, – у нас было два варианта: через Якутск и через Магадан. Дешевле оказался Якутск, и там же оказалось проще найти транспорт для заброски по колымской трассе».


3 (4).JPG

Группа готовится к выходу на маршрут. Фото из архива Е. Батуева


Во глубине якутских руд

Прилетев в Якутск, группа сутки готовилась к заброске – проверяла снаряжение, закупала продукты и привыкала к местным холодам. Забрасывались на «буханке», пожалуй, самом распространенном в полярной Якутии транспорте. Тысячу километров ехали по трассе, и около двухсот по федеральному зимнику «Арктика». В пути издали познакомились с местными достопримечательностями – 30-километровой Момской наледью (самой большой в мире) и руинами сталинских лагерей. Для справки: после войны в долине реки Момы заключенные добывали уран. 

Из-за сложной розы ветров снег в массиве Буордах распределяется неравномерно. «Мы могли до обеда тропить в снегу по колено, – делится впечатлениями Ольга Соболева, – потом идти по наледи, перевалить через хребет и оказаться на участке с курумами почти без снежного покрова. И все это за один ходовой день». Влияет ветер и на растительность. Обычно в горах деревья растут у реки, поближе к воде, а здесь значительно выше – с тем расчетом, чтобы склоны гор прикрыли их от ветра. Снег на хребте остается в марте рыхлым, фирна нет.

Массив Буордах имеет репутацию лавиноопасного. Поэтому руководитель постарался исключить из маршрута наиболее опасные и крутые перевалы, где за зиму накапливается много снега. Но избежать сильных морозов группа, конечно, не могла. Евгений Батуев признается, что в Якутии он впервые столкнулся со столь продолжительными холодами, когда температура пять дней подряд не поднималась выше минус 30, а по ночам стабильно была ниже минус 40. Из-за сухого воздуха и преимущественного безветрия (повезло!) к такому морозу быстро привыкаешь, но стоит остановиться передохнуть, как через несколько минут не спасает даже теплая пуховка.

«В таком холодном климате крайне важно все время двигаться, – делится опытом Батуев, – а для комфортных ночевок пользоваться печкой. Но у нас был кольцевой участок маршрута, поэтому мы на время спрятали ее между камнями. Без обогрева в палатке накапливается влага в виде изморози. Больше всего влаги набрал конденсатор – большое одеяло, которым накрываются все спальники в палатке. За три дня конденсатор стал тяжелее почти на три килограмма. Чтобы вытрясти изморозь, его даже пришлось разрезать».


4 (4).JPG

Это Буордах, детка! Фото из архива Е. Батуева


Тридцатилетний капитан

От морозов пластик становился хрупким, пропитки тканей сыпались, как труха, было сломано несколько стальных лыжных креплений. Серьёзным испытанием для Ольги Соболевой стал вес рюкзака. Она рассказывает:

«В долинах выручали саночки, на которых мы везли часть груза, но на перевалах все это приходилось брать на спину и лезть вверх. Крутые перевалы брали в две ходки. Часть дней мы несли с собой дрова для печки. Спасибо ребятам, которые без намеков понимали, когда я нуждаюсь в разгрузке. На спуске с одного из перевалов у меня улетела лыжа, привязанная к рюкзаку. Искали сложно, с вычислением траектории. Если бы не нашли, все было бы ужасно – по тамошнему снегу без лыж далеко не уйдешь». 

В этих экстремальных условиях особо отличились Дмитрий Яранцев и Никита Насыпайко. Первый взял на себя роль основного тропильщика. Соболева вспоминает, как Яранцев с рюкзаком, оставив санки внизу, пробил на 40-градусном склоне траншею подъема из каньона. О Никите же в группе сложилось мнение, что он «набитые под завязку рюкзак и санки мог поднять на любую высоту».


5 (5).JPG

На вершине Победы. Фото из архива Е. Батуева


И вот, наконец, группа увидела во всей своей красе гору Победа. Никита Насыпайко так описывает этот момент:

«У нас был тяжелейший переход через перевал Кюрэтер. Дул сильный ветер, груз переносили в две ходки, а потом ещё всей группой возводили снежную стенку. Штурм по понятной причине никто не планировал. Решили обойтись разведкой, поэтому часть горного снаряжения оставили в лагере. Но я, хорошо зная Батуева, сразу сказал, что если он пройдет хоть полдороги до ключевого участка и будет оставаться время на штурм, то будет восхождение. Так и получилось...»

Подводя итоги похода, Батуев говорит, что поход получился «вполне удачным». Но, как это часто бывает, не все запланированное удалось пройти. «От прохождения последнего перевала пришлось отказаться, – признается он, – описания его прохождения мы не нашли, но и так было понятно, что подъём очень крутой и лавиноопасный. В конце похода, когда все и без того вымотались, идти на него было слишком рискованно. Мы решили этого не делать. В туризме, как и в альпинизме, крайне важно уметь отказываться, уметь ждать и прислушиваться к голосу благоразумия».


6 (4).JPG

Страхует Евгений Батуев. Фото из архива Е. Батуева


Благоразумный руководитель 24 марта, за два дня до окончания похода, отметил в горах свое тридцатилетие. Вместе с группой он подарил себе на день рождения прохождение лыжного маршрута пятой категории сложности.


***

Алексей Егоров, специально для GoArctic

далее в рубрике