Сейчас в Архангельске

15:32 9 ˚С Погода
6+

Их звали “Упрямый” и “Счастливый”

Коренные народы Севера
Анна Щетинина
7 Августа, 2022, 10:58

Их звали “Упрямый” и “Счастливый”
Морозное утро (1989. Бумага, акварель. 52,7х39,4. Фонд Таймырского краеведческого музея)

Борис-Мяккен Молчанов (по-долгански “мяккен” – “упрямый”) и Мотюмяку Турдагин (“мотюмяку” по-нганасански – “счастливый”) родились почти одновременно в семьях охотников и оленеводов авамской тундры, рядом росли, учились, работали и – прославились.

Появиться на свет в первобытных условиях, согласно закону “выжить должен сильнейший”, и действительно выжить – уже большая удача. Но новорожденных нганасанина и долганина – представителей самого древнего и самого молодого из народов Таймыра – впереди ожидало только одно: судьба кочевников, испокон веков одна и та же судьба.


Если бы не новые веяния с “большой земли”. 

С одной стороны, Советская власть, добравшаяся до самых труднодоступных мест Крайнего Севера, продолжила и усилила ломку свободолюбивых местных народов: они были обозначены технической аббревиатурой КМНС (“коренные малочисленные народы Севера”) и подлежали насильственному “окультуриванию”, как и положено поступать с туземцами.
 
С другой же стороны – новая эпоха принесла туземцам социальную поддержку, технологии, здравоохранение, образование, доступность “большой земли”, а следовательно – и выбора пути, и дало возможность многим одаренным детям получить новый опыт, новую судьбу, иную жизнь.

Всё не так однозначно?

Даже если можно оценить влияние прогресса на национальные культуры, – соизмеримы ли утраты идентичности народов и судьбы отдельных людей? 

Как бы то ни было, родившиеся в тундре долганин Борис Молчанов (1938 г.р.) и нганасанин Мотюмяку Турдагин (1939 г.р.), рисовавшие в детстве на льду за неимением бумаги, – смогли стать профессиональными художниками, первыми из долган и нганасан членами Союза художников СССР и РФ, Почетными гражданами Таймыра и теми, кто, как пишут местные СМИ, “заложил основы развития профессионального искусства в регионе”. 

Счастливый нганасанин Мотюмяку Сочуптеевич Турдагин, художник 



Река Щучья  (1996. Бумага, акварель. 30x42. Фонд Таймырского Дома народного творчества)

Это Мотюмяку в детстве рисовал на льду замерзшего озера: художественный дар невозможно унять – как зуд. К тому же в тундре все вырастают нечеловечески памятливыми, наблюдательными и работящими. А когда к таланту и навыкам прибавляется еще и удача – успех гарантирован. 


Пороги р. Хетта (1996. Бумага, акварель. 24x31,5. Фонд Таймырского Дома народного творчества)

И удача Турдагина не оставляла: три человека вытаскивали его из колеи предопределенной судьбы тундровика и помогли стать тем, кем он таки стал: Г.С. Забелкина, заметившая и поддерживавшая талант школьника; репрессированный архитектор и художник Николай Тороцко, которого Мотюмяку считал своим первым учителем (история Тороцко, как и истории других репрессированных творческих людей, повлиявших на культуру Арктики и Сибири, заслуживает отдельного рассказа). И – красноярский художник Владимир Мешков, активно продвигающий способного нганасанского юношу, которого считал “художником от Бога”.  

А Мотюмяку Турдагин поступил в красноярское художественное училище и ушел, не закончив – “вести свой аргиш”. Завел семью, 10 детей, был и пастухом, и бригадиром оленеводов, но никогда не прекращал заниматься графикой, живописью, малой пластикой. При этом в его трудовой книжке нет записи “художник”. Работал в краеведческом музее, мастером сувенирного производства, консультантом по вопросам культуры народов Таймыра, научным сотрудником в норильском музее, мастером ДПИ в Таймырском центре народного творчества. Народный мастер России. Член Союза художников РФ. Почетный гражданин Таймыра.

Двадцать лет назад, 3 августа 2002 года, художник ушел из жизни. 

Его имя присвоено волочанскому Дому культуры, творческой стипендии для КМНС и художественному конкурсу, который осенью 2022 года пройдет в шестой раз.

Искусство Турдагина называли “сакральным” – и тому есть причины.  

Сильный художественный дар обычно строг и ответственен. А древняя культура, к которой принадлежал художник, определила и меру вкуса, и глубину метафоричности, и уважение к духовному миру – это считывается зрителем. 

Он умел выражать невыразимое. 

Нганасан осталось всего 700 человек. Их история запечатлена в декоративном искусстве и быту, в устном творчестве и песенном фольклоре – медитативно музыкальном и поэтичном. Стоит послушать, как завораживающе нганасаны из рода Турдагиных наговаривают-напевают ситаби – героические поэмы о богатырях (особенно хорош женский вариант).

И нганасанин Турдагин по имени Счастливый с детства наблюдал, запоминал, изучал всё, что касалось бытия, истории и культуры своего и других коренных северных народов, Он проиллюстрировал «Нганасанскую фольклорную хрестоматию», словарь-разговорник «Язык нганасан» и книгу «Происхождение нганасанского народа», задумал серию графических листов с изображениями родовых знаков, и всё, что он успел сделать – ценнейший материал для искусствоведов и этнографов. Своим искусством он проиллюстрировал и свою жизнь: мы смотрим на виденный им мир его глазами. Это ли не магия?

Упрямый долганин Борис Николаевич Молчанов, художник

Борис Молчанов тоже с детства умел ориентироваться в пространстве по направлению ветра, определять погоду по форме облаков, читать следы людей и зверей, помнить изменения времен года без календаря. 




Авамская осень (1985. Холст, масло. 68х88)


Как и его именитый сверстник, Молчанов рано и сразу – прочно и основательно проявил художественные способности. Получал награды на детских конкурсах, занимался в изостудии, окончил художественное училище, и уже с 1962 года работал “в культуре”: заведующим Красным чумом, директором Дома культуры, преподавателем ДПИ, методистом Таймырского Дома народного творчества. Никогда не прерывал творческой деятельности – был графиком и живописцем, изобретал техники работы с кожей и деревом, лепил гипсовые барельефы, увлекался резьбой и чеканкой. Член Союза художников СССР. Почетный гражданин Таймыра.

Умер почти 30 лет назад, 17 августа 1993 года.


Свет далекой звезды (ровдуга)


Детской школе искусств Дудинки присвоено имя Бориса Молчанова, существует его мемориальный музей и художественный конкурс в его честь.

А сам художник Молчанов по имени Упрямый всю жизнь пытался выразить “дух Севера”. Он был убежден, что художественные материалы либо помогают мастеру выразить ощущение от природы или события, либо мешают. Акварель, масло, другие общепринятые средства в конце концов показались ему чуждыми, неестественными для отображения духа здешних мест, и тогда он взял художественные материалы из самой жизни: стал делать абстрактно-метафорические произведения из использованной ровдуги (замша из оленьих шкур, которой были покрыты летние чумы), и других настоящих предметов. “Кожа, ее структура порой дает возможность художнику решать темы не только исторические, мифологические или бытовые, но и космические”, - говорил мастер.

Его называли символистом, а он просто хотел показать нам вселенский дух, который жил в нем.

Тайна черного квадрата и картина без гвоздя



Как-то Мотюмяку Турдагин, участвуя в сьемках фильма, посвященного памяти Бориса Молчанова, высказал свою давнюю идею, которую все принимали за шутку (этот эпизод описывает Н.В. Левочкина в посвященной Турдагину монографии): “Вот говорят – Малевич, Малевич... квадрат Малевича... Вот смотрите (показывает на нганасанскую парку с черным квадратом на спине): я иногда думаю – черный квадрат этот был создан – уж не знаю, в каком веке, но, во всяком случае, это придумано нашими женщинами за много лет до рождения Малевича. Почему у нас сделан сзади квадрат? Раньше наши шаманы считали, что мы – пришельцы, то есть пришельцы откуда-то из невидимой... из космоса, что ли...”.



Иллюстрация к сказке «Человек и волк» (1998. Бумага, тушь, перо)


 Есть замечательное стихотворение Андрея Вознесенского, которое приходит на ум после знакомства с мирами двух мастеров: про художника, его звезду и его картину, которая должна “висеть без гвоздя” – держась на исходящей от нее силе, энергии.

Мотюмяку Турдагин и Борис Молчанов всю жизнь неутомимо работали, ориентируясь на “свет далекой звезды”, свой внутренний свет.

“Стали краски прозрачно-магнитны, примерзали к ним люди, входя” – это и о мерцающих акварелях Турдагина и Молчанова.

Их картины “висят без гвоздя” ешё и потому, что – были ли в культуре их народов гвозди?..

***

Анна Щетинина, специально для GoArctic


Использованные ресурсы:

Левочкина Н.В. Мотюмяку Турдагин. Жизнь и творчество. - М.: Компания Спутник+, 2006. 

Простор линий, фантазия, легкость руки…: к 
75-летию нганасанского художника М. С. Турдагина: 
[биобиблиографическое пособие] / сост. А. А. Дагинтен, 
Н. О. Бабийчук; отв. за вып. К. И. Тлехугова; МБУК «Ду- 
динская ЦБС». – Дудинка, 2014. 

Жил-был художник один…: к 75-летию долганского
художника Б. Н. Молчанова / сост. Н. О. Бабийчук, А. А. 
Сакиева; отв. за вып. К. И. Тлехугова; МБУК «Дудинская
ЦБС». – Дудинка, 2012.


Больше работ М.С. Турдагина можно увидеть здесь

Больше работ Б.Н. Молчанова можно увидеть здесь
далее в рубрике