Сейчас в Архангельске

01:40 3 ˚С Погода
6+

Из Архангельска к Земле Франца-Иосифа. Экологическая экспедиция-2022 на остров Хейса

Экология
Владимир Привалов
14 Июля, 2022, 08:26

Из Архангельска к Земле Франца-Иосифа. Экологическая экспедиция-2022 на остров Хейса
Фото: Юрий Токарев


5 июля 2022 года на научно-экспедиционном судне «Михаил Сомов» при поддержке ФГБУ «Северное УГМС» в рамках федерального проекта «Чистая Арктика» четыре волонтера экологического движения «Чистый север — чистая страна» отправились на уборку острова Хейса (архипелаг Франца-Иосифа). Организатором проекта выступил АНО «Губернаторский Центр Архангельской области».



05.07. Жара в Архангельске

«Михаил Сомов» встречает жарой. Мне памятен иной «Сомов» — зябкий, чужой, неприветливый. К осеннему холодному «Сомову» голой рукой лишний раз не притронешься…

Сейчас все по-другому. Толстенные железные переборки, ограждения, поручни нахапали тепла перед дальним походом. Палуба дышит жаром, в каютах духота — пот вмиг прошибает, футболка липнет к спине, на лбу испарина. Словно мы не в северном Архангельске, а в неведомом тропическом порту.

Для экипажа «жара» окончилась вчера — топливо закачено в баки, доделаны последние работы. Осталось пройти технический осмотр, провести рабочую документацию — и, здравствуй, море!

Для нас «жара» в каюте только начинается. Необходимо разложить вещи (странновато при таком-то зное упаковывать зимние комбинезоны), бережно убрать оборудование. У Юры много фото- видео- техники; шутим — в каюте едет аппаратура; а мы лишь сопровождающие…

«От холода можно укрыться, одеться потеплее. От жары этой как спрячешься?» — замечает Володя. Он живет в Сургуте, у него с холодом и непогодой свои отношения.

Да и надолго ли той жары хватит? Все же в Арктику путь держим… Как быстро шлепанцы, футболки и шорты сменятся ботинками, штанами и куртками? Думаю, через пару-тройку дней без шапки и на палубу не выйдешь.

Поживем-увидим… Совсем скоро проверим, насколько верны мои наивные прогнозы.


222.png
Остров Сосновец, Белое море. Вид с палубы НЭС «Михаил Сомов». Фото: Юрий Токарев


А благодаря белым ночам красавица-Двина проводит нас до самого устья. Возьму бинокль, залезу на палубу, где не буду мешаться экипажу — и стану глазеть на берег, высматривать старинные деревни, бакены и маяки.

«Внимание! Боцману позвонить на мостик!..» — хрипит радио. «Давай, давай, Илюха, на утку накидывай!» — несется из распахнутого иллюминатора. Звенит ключами кастелянша, выдавая белье. Слышен приглушенный разговор из соседней каюты. Потихоньку привыкаем к ритму корабельной жизни.

Идти нам долго — целых две недели…


06.07. Ода вертолету


3333.png
Ми-8 на вертолетной площадке НЭС «Михаил Сомов». Июль 2022. Фото: Юрий Токарев


Первая остановка — Жижгин, Белое море. Ночью, пока я спал, прилетел вертолет, занял свое законное место на корме.

Когда-то в детстве я млел перед самолетами. Задрав голову, наблюдал за инверсионным следом в синеве, высматривая заветную белую точку, мечтал о полете, о небе, о подвигах. Обычные мальчишеские мечты.

Потом, в юности, пришло восхищение перед кораблями на рейде, молчаливыми гигантами, покорителями морей и океанов. Прекрасно помню момент, когда я впервые увидел море. Это было в Одессе. И больше всего меня поразило даже не водное безбрежье во всю ширь, нет. Вдали, где дрожал горизонт, выжимая слезу, маячили друг за другом темные контуры кораблей. Наверное, тогда я и затаил мечту побывать на корабле, выйти в море. В прошлом году моя мечта сбылась…

Корабль в море — это мощь, спокойствие и гармония. В отличие от юрких самолетов, кораблями можно налюбоваться вдосталь. Ну не станешь ведь в самом деле разглядывать самолеты на взлетном поле! Самолет должен летать — для того он и создан. Неподвижный самолет на земле — что птица в клетке. А корабли на якорной стоянке — это нормально; это просто отдых. Они ведь в своей, морской, стихии.

Побывав на «Сомове», я полюбил вертолеты. Чистый восторг. Восторг перед конструкторским гением авиастроителей, придумавших такую ладную, сложную и удобную машину; восхищение перед слаженной работой грузовой бригады на борту корабля. Ну а пилоты, вся команда 2-го архангельского объединенного авиастроительного отряда — истинные виртуозы! Море — не самая дружелюбная к вертолету стихия. Резкие порывы ветра; вокруг мачты, антенны, ванты, растяжки; палуба ходит ходуном…

Вы бы видели, как железная машина грациозно зависает над палубой! Грозно стрекочет, удерживаясь на одном месте, поднимая водную взвесь, ероша волосы непослушному зрителю и бросая в лицо колючие капли. На подвеске команда сноровисто закрепляет столь необходимые грузы — и вертолет закладывает дугу, уходя к берегу вдалеке.

Таких остановок будет еще много… Но мне кажется, я еще долго не перестану любоваться зрелищем парящего над морем вертолета.


444.png

Трудовые будни завозного рейса-2022 НЭС «Михаил Сомов». Фото: Юрий Токарев


09.10. Абрамовский маяк. Край последних деревьев

Внизу раскинулись широкие отмели, показался обрывистый берег, блеснула махонькая речушка в распадке. Мелькнула голубым лодчонка — кто-то припрятал ее в устье ручья. Снижаемся, шасси касается площадки.

Высадка. Спрыгиваем на землю, быстро-быстро, по цепочке, разгружаем вертолет. Усаживаемся на вещи — чтоб не улетели — вжимаемся в землю, кланяемся железному вызывателю бури, благодарим за доставку. Одной рукой придерживаю шапку. Бесшабашный порыв ветра сбил одну из пустых бочек, приготовленных к эвакуации, погнал пинками по кочковатой тундре. Винт над головой пластает солнечные лучи на порции света и тени.

— Последние деревья, парни, — сообщает нам Дмитрий Ларионов, начальник экспедиции, — так что смотрите… Дальше у нас деревьев не будет.

Дальше — это в каких-то двадцати километров отсюда — незримая граница полярного круга.

Здание метеостанции (рабочие и жилые помещения под одной крышей), пара крутобоких поликарбонатных тепличек (первые огурцы уже созрели), малюсенький огородик с робкими ростками зелени, пяток приземистых подсобных сооружений, соединенных деревянными мостками, стандартная метеоплощадка — вот и весь «МГ-2 Абрамовский маяк». В двадцати метрах за березняком приютились развалины погибшего дома маячников; некогда основательного, прочного строения из толстого бруса с железной кровлей и кирпичной печью. Высокий берег подмыло, вот дом и покинули. Да и сам маяк упал в 2018 году. Так что «Абрамовский маяк» нынче без маячников и без маяка.

Домишки метеопункта прижаты болотистой тундрой к распадку. На дворе июльский зной — торфяник высох. Донимает приставучая мошка, из-под ног дивно веет родным запахом примятого багульника. Радуют глаз красные капли созревающей морошки, кланяются белоголовые стебли пушицы. В траве виднеются кустики карликовой березы — иван-чай, хвощ и конский щавель и то выше.

Здесь у меня все растет, — делится Григорий, начальник метеостанции. Он живет здесь с 2015 года. — И ягода вся— и брусника, и клюква… Малина — и та есть. В августе помидоры дозревают. Рыба, гуси…

Да и начальство не донимает особо… — шучу я. — Рай, одним словом.

Ну а то… — легко соглашается Григорий. — Не лениться только — все будет…

Не закончив разговор, Григорий срывается с места. Вокруг кипит авральная, надрывная работа. Катают привезенные бочки с дизтопливом, таскают мешки и коробки с провизией. Рабочие споро бурят грунт под сваи, устанавливают опору для солнечных панелей; сотрудники Росгидромета заняты измерениями, наладкой программного обеспечения.

Бегом, бегом, бегом. Время здесь и сейчас дороже всего: ждет далеко от берега «Сомов», а каждая минута лёта Ми-8 стоит столько, что страшно подумать. Арктическая логистика — штука дорогая…

Спускаемся по мосткам к Абрамовскому ручью. На склонах заросли ивняка, цветущей рябины, невысокого березняка, ольховника. Углядел среди зелени кусты дикой черной смородины, нарвал верхушек с листом — на Земле Франца-Иосифа душистый чай пойдет в охотку.

Проворная вода — темная, дегтярная с желтизной, железистая — журчит, перепрыгивая через упавшие стволы. Несмотря на сушь, влага сочится по склонам — все же болото вокруг. Гибкий ручей промыл извилистое русло сквозь песок, распался на мелкие рукава, прокатился по гладким камням галечника и спрятался в море.


555.png
Абрамовский ручей. Белое море. Фото: Юрий Токарев


Отмели песчаные, широченные — убегают вдаль, насколько хватает глазу. Белеет выглаженный морем плавняк, виднеются измерительные рейки метеорологов, уходящие в море. Белое море дышит, питаемое Северным Ледовитым океаном; прилив подмывает берег. Коричнево-черные пласты земли оседают широкими уступами; торфяник наверху весь в широких трещинах, провалах, промоинах.

Возвращаемся. Кидаю прощальный взгляд в иллюминатор вертолета. Домишки метеостанции отсюда совсем крохотные. Море под нами всё в желтых пятнах мелководья — теперь понятно, почему «Сомов» ожидал нас так далеко в море. Подлетаем. Арктический трудяга посреди водной глади с высоты кажется нарядной красочной игрушкой.

Впечатление обманчиво — тут никому не до игр. Трудовые будни завозного рейса продолжаются.


***

Владимир Привалов, специально для GoArctic

далее в рубрике