Сейчас в Архангельске

12:58 ˚С
6+

Люди тундры

Обретение пространств
3 декабря, 2022, 13:43

Люди тундры
Все фото автора


На Таймыре живут 5 арктических этносов, это почти треть населения полуострова – около 10 000 человек. Часть из них стали вести оседлый образ жизни, но многие продолжают кочевать по тундре и заниматься традиционным промыслом – оленеводством.

Часть семей получили квартиры в Дудинке, административном центре Таймыра, у кого-то есть жилье в соседних поселках. Но при этом от тундры многие из них отказаться не могут. Семьи привычно разводят оленей и постоянно переезжают с места на место: вся их жизнь помещается в небольшие дома на полозьях. Получается, люди в тундре живут по старому укладу не только от отсутствия выбора, но и потому что для них это привычный и комфортный образ жизни.

Прогресс, конечно же, сказался на быте кочевых народов. Теперь для передвижения они используют не только оленей, но и снегоходы. У каждой семьи есть генератор и спутниковая связь, дети играют в игры на смартфонах и планшетах. Коренные с радостью пользуются достижениями цивилизации, но продолжают вести дела по установленному много веков назад порядку.

Что будет дальше, не ясно – климат меняется, причем потепление в Арктике идет в несколько раз быстрее, чем в остальных климатических зонах. Последние летние сезоны в Енисее на Таймыре купаются, а там, где рос только ягель, появились разные растения из более южных широт. Пока нет четкого понимания, как эти изменения скажутся на оленеводстве, но кажется, что люди, привязанные к тундре историей и образом жизни, останутся здесь, пока смогут.  


111.JPG


Вся жизнь кочевых народов Таймыра выстроена вокруг традиционного промысла – оленеводства. Семьи кочуют с одного место на другое, чтобы у оленей всегда была пища – ягель, который они выкапывают из-под снега. Олень в среднем живет 15 лет, для семьи хозяина он источник пропитания, заработка и тягловая сила, шкуры оленей используют для пошива одежды и для других бытовых нужд.  


222.JPG


Леонид Вэнго из народа ненцев, он родился и вырос в тундре, промыслу оленевода обучился, помогая отцу. Когда Леонид женился, отец передал ему часть стада. Сейчас стадо Леонида насчитывает около 800 голов.

По традиции, отец делит стадо между всеми своими сыновьями, старшим отдает их часть, когда те женятся и начинают жить самостоятельно. Младшему достается доля отца после его смерти. Дочерям олени не положены, в лучшем случае им дают в качестве приданого 10 оленей и личные вещи. Предполагается, что дальше их всем обеспечат мужья.


333.JPG


Ангелина Вэнго, жена Леонида, и их дети. На фото Ангелине 30 лет, дочери Линде 6 лет, старшему сыну Денису 5 лет, а младшему Диме 9 месяцев. Ангелина из тюменских ненцев, они познакомились с Леонидом по Интернету, поженились и стали кочевать семьей по Таймыру.

Некоторые рожают прямо в тундре. С одной стороны, бывает не с кем оставить остальных детей, а с другой, так всегда раньше делали и не видели в этом ничего страшного. У Ангелины все три раза было кесарево, поэтому ее дети родились в больнице. Каждый раз ее на вертолете санитарной авиации забирали из тундры, а со старшими оставался Леонид. 


4444.JPG


Семьи в основном кочуют отдельно – одна семья, одно стойбище, один балок. Ангелина рассказывает, что когда вместе живут несколько семей, то очень долго собираются – все ждут друг друга. Их семья переезжает в среднем раз в неделю, что считается не часто.  Все зависит от размера стада и того, насколько ему хватит корма на одном месте.

Коренные народы все ещё пользуются нартами – традиционными санями. Летом на сани загружают не больше 100 кг, их тянут два оленя. А зимой на одни сани с двумя оленями можно загрузить и 200 кг, потому что трение меньше. Один человек ведет 5-6, максимум 7 саней. 


555.JPG


Передвижной дом ненцев называется «балок». Балки раньше обтягивали шкурами, а сейчас для этого используют современные материалы. Чум ставят только летом, да и то не всегда, потому что балки удобнее перевозить с места на место.

Леонид, Ангелина и все их дети живут в одном балке, и они уверенно говорят, что им не тесно. По их словам, раньше в таком пространстве свободно помещалось 7 детей и 7 взрослых. 


666.JPG


Леонид принес пойманную им рыбу чир и протягивает внутрь балка, чтобы Ангелина приготовила обед – традиционное блюдо сугудай. Для этого сырую замороженную рыбу тонко нарезают, немного солят и подают к столу. Едят сугудай обычно с хлебом и клюквой.


777.JPG


В тундре едят свежую оленину, рыбу, какие-то заготовки, сделанные летом, а когда есть возможность, закупают продукты в городе. Сейчас семья Вэнго кочует недалеко от Дудинки, в пределах 30 км, поэтому Леонид регулярно ездит в город и привозит свежие овощи, фрукты, сладкое и даже Кока-Колу. В городе у Леонида есть квартира, и он там ночует, когда отправляется на закупки или по каким-то другим срочным делам. Но семью оставляет очень редко. Летом Вэнго, как и многие другие, уходят севернее, и продукты на те отдаленные территории доставляются только на вертолете.


888.JPG


Все годы до школы дети проводят в тундре с родителями. Когда им исполняется 7 лет, их отправляют в специальные школы-интернаты для коренных народов, которые находятся в поселках на Таймыре или в Дудинке. Организовать обучение в тундре просто невозможно. Линда в скором времени должна была отправиться учиться в Дудинку.

Учителя таких школ говорят, что дети с трудом привыкают к новой оседлой жизни, и первое время очень тоскуют по дому. К родителям в тундру их отправляют на летние и зимние каникулы. После окончания учебы кто-то поступает в техникумы или ВУЗы, а кто-то сразу возвращается к родителям и продолжает заниматься традиционным промыслом. По словам местных, к кочевому образу жизни в итоге возвращается около 50% тех, кто уезжает в школы.


99.JPG


Вся семья спит на одной кровати. Остальную часть балка занимает стол, печка-буржуйка и места для хранения вещей. Внутри оказывается просторнее, чем можно предположить, смотря снаружи. 


10.JPG


Семья живет на доход от продажи мяса оленя, шкуры и рога тоже сдают и получают за это деньги. Каждое утро Леонид уходит работать в тундру, а Ангелина остается с детьми и занимается бытовыми делами.


11111.JPG


Недалеко от Леонида и Ангелины находится стойбище их родственников, они периодически ездят друг к другу в гости. Получается, что эти семьи хоть и передвигаются отдельно, но держатся вместе. 

В соседнем стойбище живет мать Леонида Светлана с младшим сыном Хольмой, которому достались олени отца, и со своим отцом Явкой Харновичем. Также вместе с ними кочует семья брата Светланы и его родственники. У Хольмы стадо насчитывает 400 оленей, а у его дяди 1000 голов.


12.JPG


Брат Светланы, дядя Леонида, отлавливает оленей, которые прибились из чужого стада, чтобы оставить на месте перед очередным переходом. Говорят, что каждый из оленеводов точно «знает в лицо» своих оленей и чужого приметит сразу. 

13.JPG


Явка Харнович – дед Леонида, ему 90 лет. Он родился в тундре и прожил здесь всю жизнь, на старости лет о нем заботится дочь Светлана. Она перевозит его с места на место в санях с высокими бортами, чтобы ему было комфортно и безопасно.


14.JPG


Хольма, брат Леонида, их стойбище каслает (переезжает) на новое место. Видно, что сборы – хорошо заученный и слаженный процесс. Как только каждый выполнил свою задачу, семья отправляется в путь, а стадо послушно идет за своими хозяевами. Они привыкли так делать веками. 


***

Юлия Невская, специально для GoArctic

далее в рубрике