На севере лепят не только из снега

Культура и искусство
Мария Владимирова
28 Января, 2021 | 14:27
На севере лепят не только из снега


"Маша, приглашаем тебя на день рождения в студию керамики "Клюква", -- получила я однажды приглашение от своей подруги. Интересно, подумала я, неужели в Нарьян-Маре кто-то лепит из глины? Не знаю, почему, но лично для меня гончарное дело больше ассоциировалось с югом -- до того дня, как я оказалась, по тому самому приглашению, в "Клюкве". И это была -- любовь с первого взгляда!

На стеллажах у входа моё внимание привлекла посуда. Такой красоты ручной работы я никогда за свои сорок лет не видела. Сразу и не подумаешь, что всё это сделано из глины! Качество такое, словно выпущено на фабрике, однако дизайн -- уникальный и неповторимый. В каждой тарелке, кружке, сахарнице или другой посудине -- отпечаток севера, сделано с душой и теплотой -- это действительно чувствуется.


- Эта посуда без глазури, она подойдет для сыпучих продуктов, а вот из этой можно и суп есть, - рассказывает мне владелица студии Екатерина Тарасова, заприметив мой интерес к тому, что я увидела.

Рядом, на других стеллажах, огромное количество разнообразных изделий. Оказывается, всё это сделали посетители студии. Вот это интерес, подумала в тот момент я. Изделия после обжига ждут своих хозяев. Отдельно лежат свёртки с глиной, огромное количество глазури, доски, скалки, стеки и другие необходимые в гончарном деле аксессуары. Напротив -- гончарный круг, а ещё -- похожие на какие-то космические корабли высокие штуковины: как оказалось, это муфельные печи, где идёт обжиг и превращение глины в керамику, а также сушильный шкаф.

- Катя, почему гончарная мастерская? - спрашиваю я.

- Сошлось несколько факторов: мне нравится проводить мастер-классы -- это такой вид деятельности, который меня заряжает, он мне очень близок. И второе: мне нравится делать что-то своими руками. До это я шила игрушки и кукол, создавала украшения из эпоксидной смолы с северными цветами и травами. Но чего-то мне не хватало. Хотелось чего-то необычного, -- делится со мной Екатерина. -- Так, в очередной раз ползая в интернете, я наткнулась на посуду ручной работы. Увидела и подумала: как же её делают? Глянцевая тарелочка вся переливается, блестит, что-то не то, подумала я, не похожа на посуду ручной работы. Потому что для меня посуда из глины всегда представлялась такой, как мы видели в учебниках истории: что-то неприглядное, коричневое. А когда я увидела в интернете такую нежную красивую посуду, у меня прямо какое-то откровение случилось. Я сказала мужу, что хочу этим заниматься. Ну, и, конечно же, я вспомнила, что моя девичья фамилия Гончарова -- значит, это точно моё.

Решение о том, что студии керамики -- быть, было принято на семейном совете молодой пары.

Мой муж Максим, когда я говорю, что хочу заняться тем-то или тем-то, задаёт первый вопрос: "Сколько стоит?". Стали считать. Учёба, оборудование, расходный материал -- дорогое удовольствие. Я поняла, что чисто на любительском уровне, если я дома буду сидеть и делать тарелочки, -- будет не вытянуть, слишком много вложений. И мы решили: раз хочется лепить посуду -- это надо окупать, то есть открывать полноценную студию.

Чтобы стать мастерами своего дела молодая пара прошла не один курс обучения в Санкт-Петербурге. Да, муж Екатерины, который по своему призванию фотограф, тоже решил освоить гончарное дело, чтобы лучше понимать увлечение жены. Поняв, что это действительно то, чего так сильно хочется, Екатерина подала заявку на конкурс грантов в мэрию Нарьян-Мара, и, защитив проект, начинающий предприниматель получила 400 000 рублей на развитие своего дела.

Мыслей о том, приживётся ли данный вид ремесла на севере, не было. Екатерина признаётся: скорее, думали о том, что будем делать классную сувенирную продукцию, уникальную.

- На тот момент я уже несколько лет работала в сфере культуры Ненецкого автономного округа и понимала, как обстоят дела на рынке сувенирной продукции, -- делится своим наблюдениями Екатерина Тарасова. -- Сувениры, которые не используются в быту, уходят на второй план. Людям хочется покупать такие вещи на память, которыми они будут пользоваться. И керамика в этом плане -- идеальна, на мой взгляд. Либо ты миску привёз какую-то, либо сахарницу и пользуешься ими ежедневно, то есть воспоминания о месте, где ты был, всё время перед глазами. Вообще лучший сувенир, на мой взгляд, -- это еда, на втором месте -- посуда. И этот сегмент сувенирной продукции в Ненецком округе был пустой. Какую-то прикольную посуду с северной тематикой негде было добыть. Кружки с фотопечатью -- распространённый вариант, но он более дешёвый, а мы более дорогой сегмент, крафтовый и интересный.

И правда: то, что из идеи воплотилось в жизнь, поражает своей индивидуальностью. Не буду раскрывать всех секретов мастеров, но отмечу, что если на посуде вы видите лист морошки -- то это оттиск настоящего листа морошки, которые семья Тарасовых бережно заготавливает, в морошковый период выезжая в тундру. Если вы видите на посуде какие-то северные травы, то это тоже не просто рисунок, а оттиск настоящих северных трав с их неповторимым скромным узором.


Тут же у меня возникает вопрос: а почему название студии «Клюква», а не «Морошка», например. Ведь клюква в Ненецком округе не так распространена. Оказывается, идея названия студии имеет глубокий смысл.

Если речь вести о клюкве как ягоде, то она такая невкусная, кислая, но морс -- очень вкусный. Весь смысл в том, что клюкву, как и глину, надо правильно приготовить. И ещё это, наверное, позиционирование, что клюква полезная, вот и керамика -- экологически чистый продукт, - рассказывает Екатерина.

Интересный поворот. И сразу вспоминаю случай, как однажды при лепке взяла больше воды, чем требовалось, и глина «поплыла», но работая с другим куском и приготовив его правильно, получила шикарное и «вкусное» изделие.

Чтобы посуда получилась неповторимой, со своей изюминкой, и в то же время узнаваемой, соблюдается сразу несколько нюансов.

- В посуде по форме уже всё придумали до нас: миски, пиалы, тарелки, кружки, сахарницы, банки для сыпучих продуктов, пиалы на ножке и так далее. Поэтому формы мы выбираем из готовых, но всё равно переделываем на свой лад, например, можем где-то край загнуть немного по-другому. Далее на посуде мы создаём северный мотив. Ему соответствует всё -- от рисунка до цвета глазури.

Процесс создания какой-либо коллекции -- творческий на сто процентов. Никаких шаблонов или "слизывания" у кого-то. Только вдохновение орнаментами и мотивами.

- У нас нет эскизов, но есть идея. Отталкиваясь от неё, делаем модель, если всё хорошо, то пускаем в производство. Например, мне пришла идея сделать на миске чум, -- делится Екатерина. -- Далее мастерица, которая работает у нас в студии, придумала рядом с чумом снежные сопки и ёлочки, потом мы туда "поселили" оленя и добавили звёздное небо.


"Полярный день", "Полярная ночь", "Северное сияние", "Хаяр", "Жизнь тундры" и другие -- всё это названия коллекций посуды или её отдельных элементов. Все они также рождаются в голове Екатерины.

Я даже не уверена, что они какие-то особенные, но я так вижу, -- рассказывает керамист. -- Когда я задумала сделать наборы «Полярная ночь» и «Полярный день», то отталкивалась от цвета глины. Белая — день, красная — ночь. Изначально в этом направлении и работали. Но это, скорее, исключение, так как обычно сперва рождается посуда, а потом название к ней: "Первые заморозки", "Пески тундры". Миску можно расписать глазурью по-разному, вот от неё многое и зависит, какой эффект будет посуда производить, будет она более тёплой или более вычурной... Только в конце становится понятно, как она будет называться. Есть у нас и простые название, например, - миска "Сова", он белая с чёрной росписью. Что тут ещё добавить: сова и есть сова, - смеётся Екатерина.

Для создания арктической посуды используется испанская глина, которую закупают в Санкт-Петербурге. На европейскую продукцию имеется вся необходимая сертификация. В глиняной массе не должно быть примесей, а в глазури не должны содержаться тяжёлые металлы. В планах, которыми поделилась Екатерина, переход на ещё лучшее -- немецкое -- качество. Кстати, местную глину, которой в Ненецком округе достаточно, в студии не используют. Она требует дополнительной переработки, а для этого необходимо как время, так и место, а ещё соответствие по химическим свойствам с глазурью. Также необходимо экспериментировать с температурой обжига такой «дикой» глины. На это может уйти несколько месяцев. Ведь только один обжиг в печи длится 11 часов.

Создание посуды на продажу — это один из видов деятельности студии керамики «Клюква». Второй вид — это обучение гостей мастерству: можно гончарить, лепить из глины, расписывать керамику.

На вопрос, что сложнее: лепить из глины или работать за гончарным кругом, владелица «Клюквы» отвечает, что это два совершенно разных направления работы. И у каждого есть свои преимущества. Однако очевидный плюс гончарства в том, что за час можно изготовить, минимум, пять основ, в то время как слепить из глины -- две-три основы.

Среди посетителей студии «Клюква» есть и дети, и родители, и люди старшего возраста.


Мы ведём учёт тех кто к нам приходит, -- продолжает рассказ Екатерина. -- И сначала у людей была ассоциация, что это такая детская история, много было детей, но со временем подтянулись и взрослые. В какой то период к нам много мужчин приходило. Приходили с семьёй и на первых порах говорили: "Ой, да я не буду лепить, да что я здесь слеплю". Но как только брали глину в руки, то у них просыпался какой-то гончарский опыт из прошлой жизни, и такие классные работы выходят у мужчин! Они тщательно лепят, аккуратно рисуют. За уши не оттащишь потом, -- шутит Екатерина.

Мастер-классы на заданную или свободную тему, кружки, свидания, девичники, день рождения — направлений в работе студии много. Каждый найдёт для себя что-то по душе. В моей копилке несколько форматов и несколько изделий, которыми с огромным удовольствием пользуюсь уже несколько лет. Самая любимая — тарелочка с оттиском северных трав, которая изначально лепилась как менажница, но в процессе создания превратилась в тарелку с высокими бортиками.

Вообще нам нравится реализовывать идею людей. Если на мастер-классе мы, например, делаем тарелку "Ёлочка", то я стараюсь не показывать пример. Даю технику и всё, что необходимо, дальше -- творческий процесс, фантазия. Люди раскрываются, реализуют свои внутренние потребности, - говорит мастерица.

Несмотря на то, что посуда — это основной вид изделий, которые изготавливают в студии, там ещё лепят магниты, колокольчики, вазы, к Новому году собирают наборы керамических ёлочных украшения. На мастер-классах также изготавливают светильники, подсвечники и многое другое.

Завершая наш увлекательный диалог, интересуюсь: считаете ли вы себя брендом Ненецкого автономного округа? Екатерина скромно отвечает: «Нет».

- Для нас это, наверное, ещё слишком громко. Мы, скорее, просто такая изюминка, хорошее дополнение к традиционным видам декоративно-прикладного творчества в регионе, более современно видение сувенирной продукции и северных мотивов, -- подводит итог моя собеседница. -- Традицию в чистом виде мы не используем, у нас всё на современный лад.

Современный подход в работе студия использует и в продвижении своей продукции. Наряду с отработкой заказов из других регионов, осваивают одну из международных площадок и уже имеют первые заказы из США и Британии.

В планах — расширение географии. Кому повезёт -- пока секрет. Уже к осени ещё одна студия «Клюква» появится в одном из регионов России. В Нарьян-Маре останется только производство на продажу.


Автор: Мария Владимирова (Даник), Архангельск.
 
далее в рубрике