Ноябрьск: город для молодёжи

Ольга Сытник
21 Мая, 2020 | 11:21
Ноябрьск: город для молодёжи
Пешеходный фонтан Ноябрьска


Маленький, компактный, дружелюбный, удобный – так характеризуют Ноябрьск молодые. В этом году северный город отметит 45 лет со дня основания. Какой он, один из самых молодых городов России?

 

Город, где в детстве были посажены берёзы

 

Елизавета Емельянова живёт в Москве. С детства занималась классическим танцем, после школы училась в Ханты-Мансийске, затем уехала жить и работать в Москву. Сегодня Елизавета – балерина в Русском национальном балетном театре.

Елизавета Емельянова

Елизавета Емельянова


Зимой труппа отправилась на гастроли в Китай. Но из-за вспышки коронавирусной инфекции турне остановили, артисты срочно вернулись в Россию. И были отправлены на карантин.

Сейчас, когда культурная жизнь поставлена на паузу, девушка вернулась в родной Ноябрьск. И рассказывает, каким она помнит город детства и видит его сейчас.


– Когда я ещё не училась в школе, во дворе нашего дома мы с папой посадили берёзы. Они тогда мне были по пояс. Сейчас деревья до третьего этажа выросли, в окно их вижу. Мне кажется это важным.

Когда мне было года четыре, мама записала меня в школу искусств на классический танец. Потом я занималась в другом коллективе – «Крещендо», в центре детского творчества. Коллектив очень сильный – постоянно побеждали на конкурсах, даже за границу ездили. В Чехии был конкурс, в Германии, потом ещё ездили в ямальский лагерь в Болгарии.

Я училась до девятого класса, потом уехала учиться в Ханты-Мансийск. Моё направление требовало развития. То, что мне могли дать здесь, уже дали, и надо было дальше идти.

То, что буду балериной, я знала всегда. С самого начала, ещё со школы искусств у меня всегда была одна мысль -- всю жизнь, никогда не возникало вопросов, кем я буду.

 

– Каким вы помните город и как он изменился?

– Больше всего изменился наш детский парк. Когда я приехала в этом году и увидела, какой он стал, я была очень сильно удивлена. Мой первый вопрос: где моя сцена? На старой сцене столько прошло городских мероприятий – всякие дни города, я на них танцевала, столько воспоминаний!

Много чего изменилось. Помню, когда не было фонтана. Помню стройки. Они столько лет стояли заброшенные, а сейчас всё готово! Например, здание около кинотеатра «Русь». Там сейчас торговый центр, а сколько лет стояла стройка! Ещё всегда шутили, что она, наверное, сто лет простоит. И в какой-то момент я приехала в город – а там уже всё работает.

Любимым местом в детстве был парк. Не понимаю, почему мы туда редко ходили. Всё время понимала: есть же парк, почему мы вообще что-то делаем, если можно пойти в парк? Там были старые карусели, помню голубую арку на входе с надписью «Детский парк». Помню, как с младшей сестрой катались на них.

Парк очень сильно изменился, стал современным. Наверное, это и вопрос безопасности. Карусели, качели стали непригодными. Теперь придумали хороший проект. Понятно, что есть ностальгия по старому месту, но новое тоже очень красивое.

 

– Где проводили в детстве досуг?

– Кроме хореографии не было особо досуга. Было детское кафе «Робин Бобин». Я помню время, когда у меня ещё не родилась младшая сестренка, и мы с мамой туда вдвоём ходили. Это был праздник. Семейные встречи там проходили.

Кинотеатр тогда был один – «Русь». Ни в какие другие я не ходила даже теперь, когда приезжаю сюда. Он родной какой-то. Помню, когда он был без обшивки, голубого цвета.

Помню время, когда не было спорткомплекса «Зенит». Там был пустырь, проводили какие-то мероприятия. Потом началась стройка…

Кинотеатр "Русь"

Кинотеатр "Русь"

 

– Стремятся ли молодые остаться в Ноябрьске?

– У нас – самая лучшая молодёжь. Когда я смотрю, что они делают… У меня никогда не было столько мотивации. Столько всего придумывают! Такие креативные! Я иногда очень удивляюсь, какие стали люди. Когда я училась в школе, так не было. Сейчас намного больше мотивации что-то делать, развиваться.

Ноябрьск подходит для молодёжи, которая хочет строить свою семью. Маленький город – для семьи. Я знаю многих, кто познакомился где-то в других городах, но решили жить и рожать детей тут. Они встретились в большом городе и решили приехать сюда. Маленькие города удобнее для семей. Здесь же всё для детей: вот тебе садик, вот летний лагерь детский. Любого ребенка можно устроить на любую секцию. Проблема со здоровьем? Любой врач – и нет необходимости стоять в очереди по два-три месяца, когда ты не можешь попасть на приём к узкому специалисту. Здесь всё быстро, народу немного.

А насчёт встретить свою половинку… Наверное, это сложнее. Все друг друга знают. Не то что маленький выбор. Иногда случаются неловкие ситуации. Были знакомые, которые встречаются с одной девушкой, через месяц познакомился с другой, и оказалось, что это сестра или подружка. И в то же время хорошо, что все друг друга знают.

 

– Хочется сюда вернуться?

– Я скучаю по городу, но не хотела бы вернуться. Мне здесь нечем заниматься по работе, по моей специальности. Хочется развития, хочется смотреть мир, работать, развиваться, расти. А здесь нет возможностей конкретно в моей профессиональной сфере.

Но когда я сюда приезжаю на неделю, часто думаю: ладно, ещё на неделю останусь. Проходит вторая… и чем больше я здесь сижу, тем больше затягивает. Что держит -- я не понимаю.

 


Сайлент-Хилл? Показалось…

 

Тимур Полунин приехал в Ноябрьск из Бишкека. Детство прошло в Киргизии, а на Севере молодой человек оказался вместе с родителями. Учился в школе, затем стал журналистом.

Тимур Полунин.jpg

Тимур Полунин


– Когда я переезжал из Бишкека, был август. В Киргизии всё зелено, много растительности, улицы, переулки даже сверху покрыты ковром зелени. Из Тюмени мы ехали на машине. Чем дальше, тем меньше становилось зелени, деревьев, всё больше и больше песка. Мы ехали по болотам, а они парили, был страшный туман, было ощущение, что меня увозят в какой-то Сайлент-Хилл. Было жутко.

Сейчас ситуация изменилась кардинальным образом. И озеленение проводят, зелени стало больше, деревья из карликовых превращаются в нормальные. Всё налаживается.

После школы я не поехал в Тюмень, как это сделали многие одноклассники. Поступил в медицинский колледж, ушёл со второго курса. Перешёл в МОСА – Московскую социальную открытую академию, специальность – «Менеджмент предприятий». Но по специальности не работал.

Совершенно случайно стал журналистом. Просто потому, что моя будущая коллега – Юлия Южная – делала материал по молодым предпринимателям. Связалась со мной, я как раз занимался развитием своего бизнеса. Пригласила быть спикером.

Мне понравилось, но с программой не сложилось. А мне уже стало интересно, что такое радио. И я пришёл в гости в телепорт. Это было шесть лет назад. Спросил, можно ли поработать. Меня взяли, и я там проработал шесть лет – до декабря прошлого года.

Телепорт

Телепорт -- редакция городского телевидения


Перед новым годом мы с моей коллегой (и одновременно моей девушкой) Мариной Штейниковой уехали в Москву – в поисках работы.

В столице мы провели январь и февраль. Искали работу на радиостанциях. На крупных – хотелось свои амбиции реализовать. Были предложения, нас были готовы взять. Но мы решили вернуться в Ноябрьск. Потому что в зарплате Москва особо не выигрывает. Зато есть серьёзный минус: нужно снимать квартиру. Самый приличный дешёвый вариант – порядка 40-45 тысяч, и это около метро, по которому ехать полчаса, и потом ещё на маршрутке добираться столько же до будущего места работы.

Это первое. Второе – цена жизни в Москве. Я не скажу, что в Ноябрьске сильно дешевле, но в Москве дороговато по сравнению с другими городами России.

В феврале нам поступило предложение из мультимедийного холдинга «Арктика медиа», редакция расположена в Ноябрьске. Нам сказали, что открывается радиостанция, приходите, развивайте. Нас этот вариант устроил больше: и город знакомый, и жить есть где, тут и связи, и знакомые, и родные. Вернулись.

В Ноябрьске больше простора для самореализации. Мы были на собеседованиях в Москве. И от нас требовали сделать то-то и то-то, показать то-то и то-то, предоставить то-то и то-то. Здесь нам предоставляют возможность творить. Говорят: нужен звукорежиссёр – берите и делайте. Здесь нужна инициатива.

Это касается не только нас, но и вообще молодёжи. У нас хорошая система образования как основного, так и дополнительного – всевозможные кружки, секции. Можно проявлять себя практически в любой сфере. Есть бизнес-инкубатор – можно прийти, сказать, что, мол, мечтаю вырасти бизнесменом, помогите-научите. Мне кажется, найдут площадку для реализации любых бизнес-идей.

Я не скажу, что Ноябрьск особенно дружелюбен к бизнесу, что он этим отличается от других городов. Чтобы что-то открыть, нужно провести анализ рынка. Понятно, что если открыть сорок пятую шиномонтажку, киоск с фруктами – это не сойдёт. А если придумать что-нибудь оригинальное, например флоатинг… Город отстаёт от столичных трендов лет на пять. Если в Москве что-то появляется, у нас оно приходит спустя время. И можно это брать, привозить, открывать. Ребята, которые привезли флоатинг, открывают уже второй салон – значит, востребовано, нужно.

Нет у нас ночных клубов. И молодые собираются компаниями, стоят около бывшего «Ямала» на машинах, катаются ночью. Летом гуляют возле Вечного огня, на пешеходной аллее.

Заметил, что город называют молодым, для молодёжи. Люди старшего возраста переезжают отсюда, потому что климат не позволяет жить долго и качественно. Остаётся молодёжь. И это очень заметно.

Я был в командировке в Екатеринбурге. Бросается в глаза, что прохожие в основном возрастные. Молодёжь тусуется, но те, кто на улицах, – они в возрасте, с проблемами, у них хмурые лица. И это не вызывает особого позитива. Екатеринбург – очень красивый город, но мне там грустно. А в Ноябрьске повеселее.

 

– Есть в Ноябрьске что-то такое, чего нет в других городах?

– Скорее всего, это людские характеры. Люди здесь другие. Когда я сюда приехал, мне говорили, что в Ноябрьске живут отзывчивые люди, где слово «земляк» – это не пустой звук, что если где-нибудь машина заглохла в сугробе, без разговоров – подъезжают, прицепляют трос, помогают выбраться, не требуя за это финансовой благодарности.

Как-то застрял на машине в грязи в Свердловской области. Проезжающие мимо машины, вместо того чтобы помочь, предлагают цену: 500 рублей. Мне кажется, люди в Ноябрьске живут с пониманием, что люди здесь – соседи. Правило пяти рукопожатий работает здесь как нигде. Любого человека можно найти, выйти с ним на связь. Имея знакомых, которые знают кого-то ещё, те учились вместе детьми, соответственно, номер телефона любого человека можно найти за пять минут.

Город маленький, он примерно четыре на шесть километров. Часа за три его можно обойти по кругу. Мне это не мешает, я не люблю дальние расстояния. Мы снимаем квартиру и живём в доме, который упирается в здание редакции.

Мы планируем заниматься утренним шоу, и если на работу к шести, гораздо приятнее выходить из дома без пяти шесть, чем вставать, как в Москве, в три часа ночи и куда-то далеко ехать.

 


Симпатичный и дружелюбный

 

Марина Штейникова родилась и пошла в школу в Перми. В Ноябрьске оказалась уже после девятого класса, заканчивала здесь школу. Уехала в Тюмень, училась в университете и планировала остаться. Но… вернулась. 

Марина Штейникова

 Марина Штейникова


Первое впечатление от маленького северного города после города-миллионника было приятным:

– Первое, что я помню – это песок. Думала, едем в холодные далёкие края. Переезжали летом, в июле, была жара и песок повсюду. И я обрадовалась – ожидала увидеть другую картинку. Поэтому ощущения примерно такие же, как сейчас: город небольшой, компактный, ухоженный, радостный для глаз. После города-миллионника Ноябрьск казался вполне симпатичным и дружелюбным. Но при этом радовало и то, что школа была очень близко, клуб «Высокий полёт», куда мы ходили подростками. Всё близко, компактно. Много песка и мало деревьев.

Мы жили в деревяшке, знали всех соседей. Не знаю, как сейчас, – мы кочующий народ, часто меняем жильё, не успеваем знакомиться с соседями. А тогда, вроде и недавно это было, в начале двухтысячных, мы знали всех вокруг.

С тех пор мало что изменилось. По-прежнему Ноябрьск компактный и много песка. В отличие от Перми, где черноземье – там много грязи. Город развивается. На днях мы обсуждали, чего же в Ноябрьске не хватает. Если раньше мы ездили в Сургут, чтобы поесть в «Бургер-Кинге» или KFC, то теперь всё это есть и здесь. Есть брендовые магазины одежды, огромный выбор кафе и баров, чего раньше не было. Открывая дубль-гис, я в шоке от того, что я не знаю всего, что есть в городе. Просто не успеваю узнать, что тут появляется.

Что же отличает Ноябрьск от других городов? Когда я сюда приехала, была совершенно поражена, что тут есть детская журналистика. Я работала в «Кругозоре». Как приехала в город, пришла туда со своими стихами, Галина Ивановна Хрякова [1] что-то во мне разглядела и сразу взяла. Благодаря ей, я пошла в журналистику.

Я приехала из города-миллионника, где это направление не было развито. Были школьные газеты, но это самодеятельность. Не назвать журналистикой. Не было ни одного краевого издания, которое публиковало бы детей.

Потом, когда я начала ездить по молодёжным фестивалям СМИ, поняла, что молодёжные издания есть во многих городах России, но в городах-миллионниках. Уфа, Самара, Москва, Питер… И ты говоришь: «Я из Ноябрьска». Они: «Это где вообще?» – удивлялись, что журналистика на таком уровне есть в маленьком северном городе.

Кроме того, у нас крутая система молодёжной политики. Была в Болгарии, в ямальском лагере, на форуме «Мы за мир во всем мире» для соотечественников, и меня потрясали возможности для ямальцев. Мне кажется, мы – единственный регион, который имеет собственный лагерь за границей [2], и дети туда попадают бесплатно. Это очень круто.

Нас отличает компактность. Всё удобно и логично расположено. Боже мой, я поняла, насколько это круто после Москвы! Я ехала домой и говорила родителям: я не думала, что с такой радостью буду возвращаться. Ехала в столицу, чтобы устроиться, обосноваться. Но либо мы настолько привыкли, либо это настолько ценно сейчас – не тратить время на передвижение по городу, и когда здесь сад и школа, магазины, работа под домом.

Коллега бегает на стадионе каждое утро. Живет она в другой части города, но чтобы дойти до стадиона, ей нужно десять минут.

В Ноябрьске нет возможности прыгнуть с парашютом. Но есть вышка, где можно потренироваться, и есть возможность организовать прыжки. Наши ноябрьские десантники регулярно организуют эти группы – школьников и молодёжь приглашают в поездку в Уват. Я прыгала один раз, всё делается качественно, правильно, мы приехали, обучились и сразу прыгнули.

Любимое место в городе… очень люблю озеро Ханто. Но каждый раз, когда я туда хожу, мне кажется, там особая атмосфера. Знаете, бывает такая энергетика: люди туда заходят: «А-а-а-ах-х…». На Ханто много людей оставляли вот эти свои «ах, вау, как красиво», это всё накопилось, и мне кажется, когда я захожу на территорию, слышу эти восклицания. Это место мне очень нравится.

Из городских объектов мне нравится интеллект-центр: фигуры на входе, и внутри тоже.

Библиотека

Интеллект-центр -- городская библиотека


А любимая улица – Северная. Многие горожане, живущие тут годами, не знают эту улицу. Это крайняя улица, дальше – только Ханто и лес. Она мне нравится тем, что с одной стороны – дома, с другой – болота и лес. Там особая атмосфера. Ты там уже как бы не в городе. И там закаты всегда. Если живёшь на Северной, на высоком этаже – они могут наблюдать потрясающие закаты.

Нет такого дня города, который бы не удался. Если даже артисты не из тех, кого я люблю, стоит оказаться в толпе горожан, которые танцуют, – атмосфера захватывает. И даже послушав вживую певцов, которые раньше не нравились, начинаешь потом присматриваться, прислушиваться, искать их записи.

Я киноман. И очень радовалась, когда в городе открыли второй кинотеатр. Конечно, он не такой, как в больших городах, но уже приближен, похож.

Наверное, Ноябрьск и вообще Ямал отличает то, что мы – кузница кадров. Молодые специалисты учатся, растут профессионально и уезжают в города-миллионники – и показывают себя крутыми профессионалами. Здесь – земля талантливейших людей.

Школьники успешно сдают экзамены. Многие хотят уехать, я тоже стремилась. Я была как все, процентов девяносто говорят: уедем и останемся там. Но те, кто возвращается, -- не жалеют. Моя однокурсница брала образовательную субсидию (тоже есть не во всех регионах, а у нас есть), и очень не хотела возвращаться в Ноябрьск. Но обязательства остались – она должна была отработать три года. Вернулась. Работает. Никуда ехать не хочет, поняла, насколько здесь хорошо. Здесь перспективы, большие отпуска, зарплата, хорошие специалисты – комфортно по всем параметрам.

 

Автор: Ольга Сытник, Ноябрьск.

[1] "Кругозор" -- ноябрьское детско-юношеское информационное агентство, Галина Ивановна Хрякова -- главный редактор газеты.

[2] В Болгарии есть молодёжный оздоровительный лагерь, который принадлежит Ямалу. Территория лагеря расположена на полуострове, окружённом морем и горами, есть собственный песчаный пляж. Комплекс включает жилые корпуса, столовую, стадион и несколько открытых спортивных площадок. Там проводятся смены для школьников и молодёжи с июня по сентябрь, фестивали. Путёвки в лагерь -- призовой фонд для активной ямальской молодёжи, ими награждают отличившихся во время учебного года школьников и студентов.

далее в рубрике