Оганерская больница: вчера, сегодня, завтра

Оганерская больница: вчера, сегодня, завтра
На фото: перинатальный центр Оганерской больницы.


Оганерская тысячекоечная больница – так до сих пор по привычке называют Межрайонную больницу в Норильске – уникальный объект в системе российского здравоохранения. По многим причинам. Во-первых, это – самая многоэтажная больница в мировом Заполярье, построенная на вечной мерзлоте, во-вторых, один из немногих объектов в стране, которые были достроены на сломе эпох – смены политического строя. Причём фатальные изменения происходили не в одной стране, а сразу в двух – Советском Союзе и Югославии, стране подрядчика. Более того, в Югославии в этот период (больница строилась с 1988 по 1993 годы) шла война, начавшаяся в 1991 году. Есть и другие причины, о них так или иначе будет упомянуто ниже.

Сейчас Оганерскую больницу можно рассматривать как модельный объект для иллюстрации процессов, доставшихся нам в наследство от 90-х годов ХХ века и происходящих сегодня в здравоохранении на Севере.

Оганерская больница. Н.Ю. Замятина.jpg

 Оганерская больница. Фото Н.Ю. Замятиной


Впрочем, для их корректного понимания всё же необходимо отступить в прошлое. Ибо специфика арктических территорий – огромные расстояния, труднодоступность, климат – накладывают свой отпечаток на своевременность и полноту объёма медицинской помощи, в отличие от «материка» (так принято на Севере называть Большую землю).

В глубокое прошлое отступать не будем, достаточно упомянуть, что ещё в первой трети ХХ века на всю огромную территорию Туруханского края (куда входил и полуостров Таймыр) насчитывалось три фельдшерских пункта, один врач и пять фельдшеров[1]. Впрочем, населения тоже было не очень много – всего 3-4 тысячи человек (на территорию, сопоставимую с несколькими европейскими государствами).

Масштабное строительство горно-металлургического гиганта (преемником которого является ныне компания «Норильский никель») дало толчок и к развитию территории. Первая больница была построена уже в 1930 году[2], а с переходом управления строительством Норильского комбината в ведение НКВД добавилась и лагерная больница. С 1939 года была сформирована Центральная больница комбината – для вольнонаёмных. Впрочем, койкомест было в ней восемнадцать. Конечно, не сравнить с тремя фельдшерскими пунктами, но ведь и население территории выросло – на тот период в Норильске находилось порядка десяти тысяч человек, это больше чем в два раза на всём Таймыре до начала промышленного освоения.

Через двадцать лет, в 1959 году ЦБК объединяется с больницей исправительно-трудовых лагерей и становится горбольницей №2 (горбольницей №1 остаётся учреждение в здании бывшей «вольной» больницы). Тогда уже появляется объём в тысячу коек – 1025, если быть точнее. Но население Норильска растёт, производство развивается, передовые технологии приходят не только на производство. В «золотую эпоху» Норильска, которая приходилась на 70-80-е годы, городская больница – под неё был построен отдельный больничный городок (начало строительства в 1961-м, окончание в 1968-м) – имеет у себя на вооружении аппараты радиоизотопной диагностики, ультразвуковой диагностики, эндоскопическую аппаратуру, а также аппараты гемосорбции, искусственной почки и др. В этот период, помимо этих и других технологических новшеств, в городской больнице функционирует видеотелефон для связи больных с посетителями![3]

Безусловно, передовая для своего времени медицина Норильска была невозможна без роли соответствующих личностей. С одной стороны, это – директор Норильского комбината Борис Иванович Колесников, который, создавая мощнейшее горно-металлургическое предприятие в мире, много внимания и сил уделял социальным вопросам территории. Почти все городские по своему изначальному назначению структуры в тот период имели комбинатское подчинение: Норильскбыт, Норильскторг и т.д. С другой стороны – личность руководителя горздравотдела, а затем и главвчрача городской больница Евгения Арсентьевича Климова. Именно он ставил перед норильской медициной амбициозные задачи и, что не менее важно, решал их. В списке его реализованных инициатив -- городской травмпункт, реанимационное отделение интенсивной терапии с инфарктными палатами, отделение хирургического туберкулёза, станция переливания крови и многое другое, организованы ВСЕ виды специализированной медицинской помощи как в стационарах, так и в поликлиниках города…

Е.А. Климов

Е.А. Климов


Евгений Арсентьевич своим учителем называл великого хирурга Виктора Алексеевича Кузнецова, который тоже многое значит в истории норильской медицины. Оказавшись здесь в качестве з/к в 1942 году, он после освобождения остался работать в Норильске и похоронен здесь в 1972 году. Кузнецов был не только талантливым хирургом (это он в далёком 1957 году единственный в стране (!) сделал искусственный пищевод годовалой девочке, которая по недосмотру родителей выпила уксусную эссенцию), но и учёным – по совокупности опубликованных научных статей ему в 1963 году была присуждена учёная степень кандидата медицинских наук. 

Кузнецов - рисунок Климова.jpg

В.А. Кузнецов, рисунок Е.А. Климова


Евгений Арсентьевич не подвёл своего учителя на медицинском поприще. Но всё же главным детищем Климова следует назвать городскую тысячекоечную больницу. Ту самую, которая в 1993 году стала современнейшей и технологичнейшей в мировом Заполярье. Долгие двадцать пять лет Климов обходил преграды и преодолевал бюрократические кордоны советской системы, но результат того стоил. Новая больница поражала не только технологиями, но и комфортом, который советскому человеку был не знаком: одно- и двухместные палаты с автономной инфраструктурой, с системой поддержания микроклимата и проч. А список медицинского оборудования для каждого отделения, поставляемого знаменитой фирмой Hospital Internationai GmbH, занимал по несколько листов[4]

Оганерская больница исправно исполняет свои функции более четверти века. За это время в стране и мире произошли большие перемены. В первую очередь, Норильский комбинат, отойдя по залоговым аукционам в частное владение, списал со своего баланса все непрофильные активы, которые не были задействованы напрямую в горно-металлургическом производстве. Во вторую, вся государственная машина претерпела изменения. Общий экономический упадок и распад страны не мог не сказаться на состоянии норильской медицины. Конечно, перемены не носили такого катастрофического характера для территории, как последствия Октябрьской революции, когда без устойчивой системы снабжения на несколько лет практически опустели многочисленные русские поселения по Енисею и Пясине. Но население из Норильска всё же активно уезжало – от пика в 270 тысяч человек на сегодняшний день осталось 170 тысяч…

Надо сказать, что все эти годы Норильский комбинат, ныне ГМК «Норильский никель», ни разу не отказал в помощи руководству Оганерской больницы. Но речь идёт о разовой помощи в особо болевые моменты. Например, в 2000-е годы «приказала долго жить» ожоговая кровать, без которой невозможно выхаживать тяжёлые ожоги. Главврач больницы Константин Горбель обратился к директору комбината Виктору Томенко, тот без лишних слов купил новую в очень короткий срок. Или совсем свежая история – в прошлом году исчерпали свой ресурс два из трёх аппаратов искусственной почки. А это очень серьёзная проблема. Пациентов, которые ждут своей очереди на трансплантацию почки становится всё больше и больше (это, кстати, результат увеличения продолжительности жизни таких больных, раньше многие до трансплантации не доживали, теперь пришли новые технологии, но о них мы поговорим чуть позже). Слава богу, в доступности город Дудинка, где есть аналогичные аппараты. Но надо понимать реалии Севера, где наличие дороги ещё не означает её проходимость, особенно в дни затяжной непогоды. И тут откликался и комбинат (жители территории по привычке компанию «Норильский никель» называют комбинатом), и городские власти – выделяли спецтехнику для перевозки таких больных, и в штормовые дни возили пациентов на процедуры (практически сто километров). А тех, кого состояние транспортировать не позволяло, – лечили в Оганере на единственном оставшемся исправном аппарате. Главврач снова обратился к директору Норникеля – и без проволочек были закуплены новые аппараты искусственной почки, больница таким образом обновилась. Но – это точечное решение проблем. А системно проблемы здравоохранения решаются, конечно же, через федеральные и краевые структуры.

Получив в 90-х годах полностью разрушенную систему здравоохранения, страна понемногу начала приводить реальность в соответствие с положенными нормами, прежде всего, законодательно. Именно в тот период появился Федеральный закон о разделении полномочий: он прописывает, какие полномочия существуют у органов местного самоуправления, какие – у субъектов Федерации и т.д. По этому закону очень давно здравоохранение в заполярном городе Норильске должно было отойти на субъект – то есть в Красноярский край. Но городское управление здравоохранения просуществовало и проработало ещё несколько лет сверх того, потому что субъект – Красноярск – понимал, что если забрать, как положено, здравоохранение в краевое подчинение, то поддерживать на том же уровне медицину в Норильске не смогут, не то что развивать. Потому что здесь медицина всегда была на высоте, а переехав в новое здание городская больница, напомним, вообще была оснащена как космический аппарат.

Оганерская больница.JPG

Оганерская больница вблизи


Но время и технологии не стоят на месте. Сегодня в краевом центре практически уже все клинические больницы обогнали Оганерскую. На базе больниц, которые покрупней, создаются межрайонные центры, в них оказывают квалифицированную помощь жителям соседних районов, и вокруг них возникает так называемый "куст" -- например Канск, Ачинск, Лесосибирск, Минусинск. Оганерская тоже теперь имеет статус межрайонной больницы, но не только потому, что она остаётся передовой. Этот статус получен, исходя из территориальных реалий: в Норильск с «Большой земли» нет наземных трасс, добраться сюда в течение девяти месяцев можно только самолётом, а в короткий навигационный период, и то в ограниченном объёме, на двух пароходах, которые прибывают в Красноярск из Дудинки на шестые сутки… Именно изолированность и труднодоступность региона обусловили присвоение Оганерской больнице статуса межрайонной.

То, что полномочия ушли на субъект, – это закономерный процесс, в соответствии с законодательством, и он не обсуждается. Сколько было можно делегировать права от субъекта муниципалитету, столько Норильск и поддерживали. Теперь надо учиться жить в новых реалиях. Если вернуться к тем же почкам, почему пациенты стали доживать до пересадки? Потому что и медикаменты поддержки появились, и диализных центров стало больше, и технология трансплантации перестала быть практически недоступной. Если раньше трансплантацией почки занималось всего несколько центров во всей России, то теперь в том числе и Красноярская краевая клиническая больница делает успешно такие операции!

На уровне правительства нынче здравоохранению уделяется очень большое внимание. И это понятно, потому что «незаметно подкралась» главная проблема – очень тяжёлая ситуация с демографией. Если не предпринимать никаких мер, страна будет вымирать. Если говорить о Красноярском крае, то всего лишь три года назад впервые за двадать лет появился естественный прирост. Небольшой, но и он продолжался не долго – сейчас снова рождается меньше, чем умирает. Меры, которые принимают правительство и президент в этой ситуации, – действенные: и с материнским капиталом, и со строительством детских садов, с единовременными выплатами и проч. Действительно, сейчас не переломить ситуацию, если молодёжь не начнет рожать. И меры, направленные на это, можно назвать беспрецедентными. Достаточно проанализировать послание президента Федеральному собранию и вспомнить цифры финансирования, которые направляются в болевые точки, чтобы понять, какие усилия предпринимаются, чтобы выправить ситуацию.

– У меня, как у врача многопрофильной больницы, есть некое сожаление, что такие больницы, как наша, не попали в список перспективных направлений, куда определили финансирование, – говорит Константин Иванович Горбель. Он с 2003 года возглавляет Оганерскую больницу. – Да, безусловно, важно обеспечить доступность медицинской помощи, о чём принято решение на государственном уровне. Сейчас, чтобы попасть на приём к врачу, надо потратить то время, которого иногда нет. И это большая беда. Для решения этой проблемы работает государственная программа развития первичной медицинской помощи, в рамках которой улучшается материально-техническая база поликлиник, строятся ФАПы [фельдшерско-акушерские пункты. -- прим. ред.] и многое другое. Но если деньги не вкладывать в стационары, то мы доступность-то улучшим, а вот качество…

Улучшение качества сейчас достигается прорывами на локальных участках. Несомненно, важных, значимых, стратегических, но – не по всему фронту. Работают программы снижения смертности от болезней системы кровообращения, борьбы с онкологическими заболеваниями, недавно в рамках программы снижения материнской и младенческой смертности во всех субъектах Российской Федерации построены перинатальные центры. Эти программы, в том числе, способствовали повышению средней продолжительности жизни в нашей стране. Здесь – будет прорыв, движение вперёд. Но очень важно, чтоб, выражаясь языком военных, «от наступающих частей не отстали обозы». Нельзя развивать одно в ущерб другому, надо поддерживать движение вперёд по всему фронту. Отрасль много лет недофинансировалась, и сейчас, делая прорывы на стратегических направлениях, надо подтягивать и обозы.

В Оганерской больнице за годы работы наступил износ оборудования, как медицинского, так и технологического, причем, поскольку она сдавалась «под ключ», ресурс оборудования исчерпался практически одновременно. Значительная часть оборудования требует замены либо ремонта. В капитальном ремонте нуждаются инженерные сети. Выработали ресурс и не поддерживаются запчастями лифты. Требуют замены окна. Финансировать эти мероприятия столь же важно, как и продвигать новые технологии. Собственных сил и средств исправить ситуацию у больницы не хватит.

Не менее важной является проблема дефицита кадров. Здесь суммировался эффект нескольких процессов. Во-первых, Север стал менее привлекательным в плане зарплаты. Северные надбавки утратили свою значимость, рост заработной платы медработников в соответствии с майскими указами идет непропорционально, зарплаты на «материке» и в Норильске постепенно выравниваются, хорошие специалисты имеют возможность реализовать себя в городах с более комфортным климатом. Во-вторых, тенденция очернения врачей, развёрнутая в 90-х, хотя и пошла на спад, своё дело сделала. Потеряно почти целое поколение врачей. Почти половина специалистов имеют пред- и пенсионный возраст, приток молодых специалистов не перекрывает естественную убыль. Особенно плохо с кадрами в специальностях, где врач, оказывая помощь, должен идти на осознанный риск. Цена ошибки врача-хирурга, реаниматолога – уголовная ответственность. В эти специальности идут теперь гораздо меньше, чем раньше.

В-третьих, в стране идёт процесс стандартизации, прописываются порядки оказания медицинской помощи. Порядки предусматривают участие в лечении узких специалистов по каждому профилю. То есть, мы уходим от универсальности в узкопрофильность. В настоящее время достаточного количества узких специалистов нет не то что в Норильске, их не хватает во всей стране. А система высшего медицинского образования будет их готовить ещё несколько лет, причём неуклонно растёт продолжительность обучения. Практически все узкие специальности теперь можно получить лишь пройдя двухлетнее обучение в ординатуре. К слову, ситуацию с демографическим провалом, необходимостью прорывного развития и кадровым дефицитом вполне можно приравнять к военной, с небольшими допущениями, конечно. Так вот, во время войны были ускоренные офицерские курсы: три месяца – и на передовую. Такое сравнение не лишено здравого смысла. Финансирование, оборудование, дорогие лекарства, новые или отремонтированные корпуса больниц – это всё очень правильно и нужно, но без людей работать не будет.

В течение нескольких лет в городе работает муниципальная программа привлечения специалистов, в перечне дефицитных специальностей, естественно, есть и врачи. В рамках программы прибывшие в Норильск специалисты обеспечиваются служебными квартирами, местами в детских садах и школах для тех, кто приехал с детьми, единовременные выплаты, доплаты к з/п и др. Программа работает. Приезжают потихоньку как выпускники вузов, так и специалисты с опытом, из других, менее успешных регионов.            

Таким образом, можно сказать, что, невзирая на все проблемы, Оганерская больница всё равно остаётся одной из лучших в Красноярском крае. Таков запас прочности. С историей. С традициями. Со стареющими, но хорошими специалистами. С перспективной молодёжью. С развитием. Таковы факты.

 

Автор: Лариса Стрючкова, Норильск.



[1] ГАКК, Ф. 117, О. 1, Д. 1297, Л. 47.

[2] ГАИО, Ф. 180, О. 1, Д. 345, Л. 76.

[3] Повесть об уникальном человеке. – Норильск : АПЕКС, 2010. – С. 219.

[4] Стрючков, С.А. История домов и людей. – Норильск : АПЕКС, 2017. – С. 468.



далее в рубрике