Сейчас в Архангельске

03:01 6 ˚С Погода
6+

Первые англичане в русской Арктике: неприступная преграда Новой Земли на пути к богатствам Востока

Русский Север
Владимир Привалов
20 Февраля, 2022, 06:45
Первые англичане в русской Арктике: неприступная преграда Новой Земли на пути к богатствам Востока
Малые Кармакулы, Новая Земля. Фото автора


Два осенних месяца 2021 года автор этих строк провел на полярной труднодоступной станции Новой Земли, в составе эковолонтерского отряда убирая Арктику от мусора (подробнее об этом можно прочитать здесь).

Каменистые сланцевые пустоши без единого деревца, бесплодные горы с белыми пятнами снежников, не успевших растаять за короткое лето… Внезапные новоземельские ветра, мигом выдувающие любое тепло… Беспросветная полярная ночь… Казалось, природа нарочно постаралась, чтобы в этих негостеприимных краях человек не задерживался надолго.

Однако, вот уже 125 лет здесь ведутся непрерывные метеорологические наблюдения. Трижды сменилось название страны — но работа метеостанции не прекращалась, а метеорологами на Малых Кармакулах в разные годы служили офицеры, священники, писатели… 

Богом забытый край?.. Нет! Пустынность и отдаленность этих мест обманчива: Малые Кармакулы упоминались и в документах высоких Санкт-Петербургских кабинетов Российской империи, и в первых распоряжениях молодой советской власти. К этим берегам самодержец всероссийский направлял своего сына, Великого князя. Метеорологические отчеты из Малых Кармакул поступали в крупнейшие научные центры Европы. Кровавые события Великой Отечественной войны и драматические годы войны холодной не прошли здесь бесследно.


Длительное время освоение российским государством Новой Земли носило случайный характер. Несмотря на то, что архипелаг был издавна известен поморам, которые направлялись на богатые промыслы к студеным берегам на протяжении поколений, государственные структуры участвовали в колонизации лишь эпизодически. 

С известной долей условности можно заявить, что первый — пусть и опосредованный — интерес к Новой Земле проявила иноземная держава, а первую экспедицию к архипелагу благословил английский монарх Эдуард VI. Связано это, конечно, с деятельностью «Московской компании». 


Изображение выглядит как текст, в позе, старый, группа Автоматически созданное описание

Король Эдуард IV, награждающий привилегией лондонских купцов; первый из стоящих на коленях — Джон Барнс, один из первых консулов Московской компании. Со старинной английской картины

Европа XV-XVI веков взбудоражена открытием далеких земель: Колумб в 1492 году обнаруживает для испанской короны Новый Свет, португальцы во главе с Васко да Гамой огибают Африку и достигают Индии. Португальские первопроходцы идут еще дальше и вскоре открывают Китай. 

В 1494 году Испания и Португалия подписывают знаменитый Тордесильясский договор, разделив сферы влияния в мире и отрезав другим странам южные морские пути в Индию. Сокровища Востока волнуют умы и манят соседей-европейцев, оставшихся в стороне от раздела невиданных богатств.


Изображение выглядит как текст Автоматически созданное описание

Тордесильясский договор. Источник: Biblioteca Nacional de Lisboa


Несколько забегая вперед, приведем выдержки из английского устава «для управления предположенным путешествием в Китай»:

«Вы не можете не знать, сколь много лиц, в том числе его королевское величество, лорды его досточтимого совета, вся компания […] горят желанием узнать ваше положение, условие в каких вы находитесь, и ваше благополучие, и в какой степени вы имеете надежду успешно осуществить это замечательное предприятие, которое, как все надеются, будет иметь не меньший успех и принесет не меньшую прибыль, чем та, какую Восточная и Западная Индии принесли императору и королям Португалии».

(Устав, инструкции и постановления для руководства предположенным путешествием в Китай (Cathay), составленные, сочиненные и изложенные весьма достопочтенным господином Себастианом Кабота, эсквайром, правителем мастерства (mysterie) и компании купцов-предпринимателей для открытия стран, владений, островов и неизведанных местностей мая 9-го дня лета Господня 1553, в седьмой год царствования нашего, весьма грозного повелителя государя Эдуарда VI, милостию Божией короля Англии, Франции и Ирландии, защитника веры и высшего земного главы Английской и Ирландской церкви)

Англия в тот период своего развития не могла оспаривать испано-португальское господство в океанах, однако для англичан оставались открытыми северные моря.  

В те годы в европейской географии существовало устойчивое представление, что из Европы в Китай можно попасть через реку Обь. Во многом эти суждения опирались на высказывания Дмитрия Герасимова — русского богослова, географа, переводчика XVI века, участника московского посольства к папе Клименту VII:

«Двина, увлекая бесчисленные реки, несётся в стремительном течении к Северу… море там имеет такое огромное протяжение, что, по весьма вероятному предположению, держась правого берега, оттуда можно добраться на кораблях до страны Китая, если в промежутке не встретится какой-нибудь земли».

Слова московского посланника в своей «Книге о посольстве Василия, великого государя Московского» в 1525 году приводит итальянский епископ и гуманист Паоло Джовио (Павел Иовий Новокомский). Это высказывание Герасимова, превратно истолкованное австрийцем Сигизмундом Гербенштейном в своих «Записках о Московии», вызывает у европейцев живейший интерес. Уже в 1527 году в Англии возникает проект по отысканию северного морского пути в Китай и Индию.


Изображение выглядит как текст, человек, мужчина Автоматически созданное описание

Паоло Джовио. Источник: Cristofano dell'Altissimo — Atlante dell'arte italiana

Позже подобный проект зарождается у Густава Вазы (1523-1560); во главе экспедиции шведский король желает поставить французского писателя-гуманиста Губерта Ланге. Данный проект, впрочем, не продвинулся дальше предварительных переговоров.

Английские негоцианты оказываются более последовательны. С целью поиска северо-восточного прохода и разрушения испано-португальской торговой монополии по инициативе известного мореплавателя Себастьяна Кабота и математика и астронома Джона Ди (при поддержке Джона Дадли — регента при юном короле Эдуарде VI и фактического правителя Англии) в 1551 году в Лондоне создается «Mystery and Company of Merchant Adventurers for the Discovery of Regions, Dominions, Islands, and Places unknown». Советский арктический исследователь В. Ю. Визе переводит это название как «Общество купцов-изыскателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений неведомых и доселе морским путем не посещённых».


Изображение выглядит как карта Автоматически созданное описание

Московия. Чертёж, составленный по сведениям «посла Деметрия», 1525 г. Из собрания РГАДА

Компания становится первой коммерческой организацией в стране, чей устав утверждается парламентом, а первичный капитал организации (6 тыс. фунтов стерлингов) формируется из 240 паев. Среди учредителей «Мистерии» (будущей «Московской компании») — регент Джон Дадли, лорд-мэр Лондона Джордж Барнс, лорд-хранитель печати Уильям Герберт, лорд-дворецкий Генри Фиц-Алан, адмирал Уильям Говард, будущий основатель первой Лондонской биржи Томас Грешем и другие. На собранные деньги компания снаряжает к далеким берегам первую экспедицию. 

11 мая 1553 года с рейда у Детфорда снимается с якорей флотилия из трех кораблей: 160-ти тонного «Эдуарда Бонавентура» (Edward Bonaventure), под командованием опытного шкипера из Бристоля Ричарда Ченслора, 120-тонного «Бона Эсперанса» (Bona Esperanza), под управлением главы экспедиции капитан-генерала сэра Хью Уиллоби, и 90-тонного «Бона Конфиденца» (Bona Confidentia) под командованием Корнелия Дюрферта. Команда флотилии состоит из 105 человек, на борту присутствуют 11 купцов и англиканский священник.  

3 августа 1553 года у норвежских берегов из-за разыгравшейся бури корабли теряют друг друга: «Эдуард Бонавентура» Ричарда Ченслора навсегда разлучается с другими судами флотилии.

14 августа 1553 года «Бона Эсперанса» и «Бона Конфиденца» достигают берегов Новой Земли. Глава экспедиции сэр Уиллоби определяет координаты — 72° северной широты. Малые Кармакулы, чьему юбилею и посвящена эта статья, находится именно на этой широте. Современные исследователи предполагают, что английская экспедиция вышла к побережью Гусиной Земли (немного южнее Малых Кармакул).


Изображение выглядит как трава, внешний, небо, поле Автоматически созданное описание

Природа Новой Земли с тех пор мало изменилась… Малые Кармакулы, залив Моллера. Фото автора

«Мы подошли к ней и спустили бот, чтобы посмотреть, что это была за земля. Но бот не мог подойти к берегу из-за мелководья и большого количества льда… На берегу не было видно никаких признаков жилья».

После многочисленных перипетий и открывшейся течи в малом корабле, экспедиция поворачивает обратно и идет на запад вдоль берега, который то показывается, то теряется из виду. Достигнув устья безымянной реки, англичане решают зазимовать. 

Согласно Двинской летописи, зимой 1554 г. «корелы» обнаруживают на Мурманском берегу в устье Варзины два судна: «…стоят на якорях в становищах, а люди на них все мертвы, и товаров на них много». Погибают все: «умерли, замерзли до смерти» 63 человека.

Совсем по-другому складывалось путешествие Ричарда Ченслора. Обогнув Нордкап, он неделю простоял в безопасной гавани Варде, ожидая товарищей, а затем проник в Белое море.

24 августа 1553 г. корабль «Эдуард Бонавентура» (штурман Стивен Барроу) входит в устье Северной Двины к монастырю св. Николая. 

«Того же лета августа в 24-й день, прииде корабль с моря на устье Двины реки и обославься: приехали на Холмогоры в малых судех от английского короля Эдварда посол Рыцарт, а с ним — гости».


Двинская летопись

Ченслор провозглашает себя «королевским послом»; санным путем он отправляется в Москву. Вскоре англичанина с большой пышностью принимает Иван IV Грозный. Накануне большой войны с Ливонией московский царь был крайне заинтересован в установлении постоянных торговых отношений с крупной европейской державой. 


Изображение выглядит как текст, снег Автоматически созданное описание

Ричард Ченслор на приёме у Ивана Грозного. Фрагмент старинной французской гравюры (не позднее XVIII в.)

С этого приема начинается многовековая деятельность «Московской компании» в Российском государстве. Официально Компания прекратит свое существование лишь в 1808 году, в эпоху Наполеоновских войн, когда Россия присоединится к континентальной блокаде Великобритании (русско-английская война 1807-1812 года).

Несмотря на явный успех Ричарда «Рыцарта» Ченслора — открытие громадного рынка и получение торговых привилегий — основная цель экспедиции не была достигнута. Северо-восточный проход так и не был открыт.

В 1556 году лондонское «Общество купцов-предпринимателей» вновь пытается проникнуть в Китай через Обь, снарядив в 1556 г. пинас «Serchthrift» («Ищи выгоды») под капитанством Стивена Барроу, бывшего шкипера прошлой экспедиции. 

Записки Барроу крайне примечательны. Они свидетельствуют не только о высокой активности поморов в северных водах, но и о превосходных мореходных качествах местных судов, о высокой культуре мореплавания в целом. «Русские лодьи» то приспускают паруса, чтобы подождать англичанина, то пробираются на мелководье, спасаясь от непогоды (куда пинас Барроу не может зайти).

Именно благодаря ценным указаниям и помощи поморов (Гавриилы из Колы и некоего Лошака), англичанин сначала покидает устье Колы («ежедневно по ней спускалось много русских лодей»), затем с трудом огибает Канин нос, потом проходит «опасный бар» Печоры и выходит в открытое море, попав во льды. Выйдя из них, Барроу четыре дня следует на восток, подходит к острову (вероятно, Междушарскому) у юго-западного берега Новой Земли и у 12° 42′ с. ш. находит хорошую стоянку. 

Здесь некто Лошак объясняет путешественнику: суша, к которой он подошел, называется «Нова Зембла». Далее вместе с Лошаком англичанин посещает Вайгач и наблюдает самоедские идолы. Вскоре он попадает в непогоду и «вследствие большого и внушающего страх обилия льдов» поворачивает назад.


2. Карта России и окрестных земель, составленная Баттистой Агнезе на основе рассказа Дмитрия Герасимова. 1555 г.

Старинная карта Новой Земли. Теодор де Бри, 1601 г.

Отечественные письменные свидетельства раннего присутствия поморов на Груманте (Шпицбергене) и Матке (Новой Земле), к сожалению, не сохранились — многие лоцманские книги были утеряны в эпоху петровских преобразований и в лихолетье гражданской войны. Однако записки первых английских путешественников дают неопровержимые доказательства активного присутствия поморов как на западном, так и на восточном побережье Новой Земли.

Более того, в устной поморской традиции сохранились упоминания о существовании в те годы (вторая половина XVI века) на берегах архипелага целой рабочей колонии. Не только хваткие иноземцы обладали предприимчивостью и оборотистостью! Впрочем, рассказ об этом пойдет уже в следующей статье…


***

Владимир Привалов, специально для GoArctic

далее в рубрике