По ком молчит Арктика?

Валентин Юшкевич
26 Января, 2020, 16:26
По ком молчит Арктика?

Белая медведица с медвежонком, о. Гукера, ЗФИ. Фото - М. Иванов

Если воспользоваться терминологией Хемингуэя и задать вопрос «По ком звонит колокол?» применительно к смене российского правительства, то можно смело утверждать, что пока он звонит по кому и чему угодно, только не по арктическому направлению.
Действительно, политологи и аналитики продолжают взахлеб рассуждать, каким вице-премьерам в команде Михаила Мишустина отошло больше всего ведомств, кому достались самые дорогие нацпроекты, кто сосредоточит в своих руках главные финансовые рычаги и, в конечном итоге, будет обладать наибольшим аппаратным весом?

И только одно министерство (по развитию Дальнего Востока и Арктики) вместе со своим куратором (Юрием Трутневым) выпало из поля зрения. Абсолютно! Дошло до того, что при перечислении вошедших в новое правительство «старых» министров подавляющее большинство СМИ не упомянули (забыли?) министра Александра Козлова

Будто не было призывов руководства страны считать задачей «общенационального масштаба» превращение Арктики в «территорию прорыва». Словно не было тайных и явных битв российских углеводородных флагманов за многомиллиардные государственные преференции, жестких споров допускать или нет на наш арктический шельф новых игроков и рассуждений о возможности превращения Севморпути во второй Суэцкий канал. Будто не наблюдается, в конце концов, усиление военных арктических группировок России и стран НАТО под заверения о необходимости  мирного сосуществования.

С одной стороны подобная ситуация крайне озадачивает. С другой, заставляет задуматься, что же в сухом остатке получила Русская Арктика на фоне этого «заговора молчания»? На первый взгляд кажется, что ровным счетом ничего. Классический статус-кво, поскольку связка «Трутнев – Минвостокразвития» оказалась, чуть ли не единственной не затронутой правительственными реформами. И представляется что весь штатный состав министерства (197 человек) выдохнул, процитировав знаменитую китайскую пословицу: «Не дай вам Бог, жить в эпоху перемен».

Понять их можно. Само направление добавилось в названии и функционале министерства меньше года назад – с 26 февраля 2019 года - а спрашивать с самого начала стали «по-взрослому». При этом львиная доля критики (часто вполне справедливой) в отношении работы министерства касалась именно арктического направления. 

Что же касается оценок в целом, то они колебались от июньского разноса спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, упрекнувшей Минвостокразвития в отсутствии конкретных результатов и превращении в «совнархоз»,  до сдержанно положительных отзывов по итогам сентябрьского Дальневосточного экономического форума во Владивостоке. 
Если же говорить о самооценке, то в начале декабря на IX международном форуме «Арктика: настоящее и будущее» в Санкт-Петербурге замминистра Александр Крутиков не только выглядел убедительно, обозначив десять приоритетных направлений арктического развития, но и позволил себе напомнить, с каким скепсисом сначала была встречена работа на всем дальневосточном направлении. 

«Спустя пять лет темпы экономического развития Дальнего Востока в три раза превышают общероссийские… Нам в Арктике предстоит пройти похожий путь. Но с учетом опыта пройти его значительно быстрее, чем на Дальнем Востоке», - резюмировал Крутиков.

И во время его выступления казалось, что уже рукой подать до принятия обещанного пакета основополагающих государственных документов - новой стратегии «Арктика 2035», основ государственной политики, новой государственной программы и федерального закона о преференциях в Арктике. И уже хотелось забыть, что законопроект о преференциях в режиме пинг-понга неоднократно курсировал между высокими кабинетами, а другие подозрительно лежали без движения. И хотелось верить, что как и было обещано, весь этот пакет примут до нового 2020 года... 

Но новый год наступил и, вместо принятия долгожданных законов, произошла смена правительства, которое вызвало определенное опасение за судьбу всей государственной арктической политики. Ведь гипотетически могли быть услышаны предложения вообще упразднить подобное профильное ведомство (как это произошло с министерством по делам Северного Кавказа). 

Рассуждая в этом ключе, представляется, что обозначенный статус-кво выглядит далеко не самым худшим вариантом. Во всяком случае, он позволяет спросить за результат с непосредственных идеологов и разработчиков. Это будет и честно, и правильно, и, хочется верить, с пользой для всех. Осталось только дождаться, когда колокол в руках нового премьера зазвонит по Арктике.

***
Валентин Юшкевич, специально для GoArctic
далее в рубрике