Сейчас в Архангельске

08:03 -4 ˚С Погода
18+

Самый красивый маяк Русского Севера на острове Большой Жужмуй

Он установлен в средней части Онежского залива Белого моря

Маяки Арктики Белое море
Мика Петров
27 января, 2024 | 14:26

Самый красивый маяк Русского Севера на острове Большой Жужмуй


Акватория Белого моря условно делится на три части: северную – «Воронка», среднюю – «Горло» и южную – «Бассейн». В южной части лежат 3 крупнейших залива: Кандалакшский, Двинской и Онежский. Всё пространство Онежского залива изобилует небольшими скалистыми островами и банками. Для обеспечения безопасного плавания на подходах к городу Кемь и Сумскому Посаду, где находился таможенный пост, в 1871 году был учреждён классный световой маяк. Он был установлен в средней части Онежского залива на северном острове Жужмуйского архипелага.

Наше путешествие к маяку началось в Рабочеостровске – посёлке, расположенном на Карельском берегу Белого моря. У обветшалого ряжевого причала стоял небольшой катер, который мы арендовали для перевозки на остров Большой Жужмуй.

Путь до него неблизкий – полсотни километров по открытой воде. Море было спокойное, небольшое волнение ощущалось лишь в проливах между Кузовами (Кузова – архипелаг, состоящий из группы островов. Самые крупные из них Немецкий и Русский)

Мой кот, непривыкший к качке, забрался в самое безопасное место – отсек, где хранились спасательные жилеты. Подходящего для него размера не нашлось, поэтому он просто улёгся на них сверху и немного попричитав на кошачьем, задремал.

Тихоходный катер нехотя полз на юг залива. В кают-компании было душно, да ещё и старый двигатель чадил. Всех пассажиров понемногу начало клонить в сон.

Наконец над горизонтом показалась крохотная вертикальная чёрточка, напоминающая спичку. Это и был Жужмуйский маяк, – основная цель нашей экспедиции. Его фокальная плоскость находится на высоте 59 метров над уровнем моря, и даже в светлое время суток его отчётливый силуэт видно издалека.

Спустя пять часов после отплытия мы встали на якоре неподалёку от северной оконечности острова. Берега Большого Жужмуя окаймлены осушкой, а его мелководье опасно даже для судов с малой осадкой. Поэтому для высадки пассажиров пришлось использовать надувную лодку. 

На берегу стоит несколько деревянных строений, используемых заготовщиками ламинарии в качестве складов. За ними берёт начало дорога, ведущая к маячному городку. Пройдя две трети пути, мы обнаружили колодец с чистой пресной водой. Это открытие не могло не радовать, так как изначально мы предполагали, что её придётся добывать на заболоченном озере. Возле маячного городка располагается небольшой погост. При Жужмуйском, как и на многих других отдалённых беломорских маяках, имелось кладбище, где предавали земле хранителей маячного огня. На одном из покосившихся крестов висит табличка с эпитафией Ивана Павловича Башмакова, бывшего смотрителем Жужмуйского маяка с 1890 по 1902 годы. Его сын Павел Иванович, родившийся на Большом Жужмуе, стал впоследствии известным гидрографом и автором ряда работ по маячному делу.

Городок опустел лет 15 назад. На его территории сохранилось множество построек, но лишь две из них всё ещё пригодны для проживания. Первая – небольшая лачуга, оказавшаяся бывшей часовней. С 1948 года в ней размещалась начальная школа, а впоследствии – медпункт. Рядом с ней находится склад маячного имущества. Если встать лицом к башне, то по левую руку окажется красный жилой дом, построенный для работников маяка при последней капитальной реконструкции в 1982 году, а также дровяной сарай и баня. С правой стороны – дом-близнец, только окрашенный в жёлтый цвет. Вероятно, он предназначался для семьи метеорологов.



Остатки поморского карбаса


Несколько лет назад добытчики ламинарии попытались приспособить его под амбар для сушки и хранения собранных водорослей. Мебель и хозяйственную утварь они уничтожили, а через опустевшие комнаты протянули ряды проволоки для развешивания пластин сахарины… 

На краю луга находится хлев для скота и небольшой контейнер с закреплённой на крыше спутниковой антенной. На поверку оказалось, что это был переговорный пункт с автономным питанием. 

Маячный дом двухэтажный. По центру его фасада находится застеклённая веранда. Сбоку от неё огороженный изгородью малинник. Зайдя внутрь мы попадаем в прихожую. Слева располагается разделённый перегородками гардероб. Напротив него – два люфт-клозета с выгребом вне дома. 

За входными дверьми открывается просторный холл. Далее по часовой стрелке: гостиная, кабинет, одна из жилых комнат и кухня (по совместительству – столовая), треть пространства которой занимает огромная русская печь, предназначенная как для приготовления пищи, так и для обогрева жилища. Последняя опочивальня прячется в тёмном коридоре под лестницей, ведущей на чердак.

Осмотрев дом, мы приступили к уборке помещений. И через пару часов там стало чисто, свежо и уютно. Появилось ощущение, будто мы приехали в гости на дачу.

Часы перевалили далеко за полночь, но на улице было по-прежнему светло. Белые ночи на 65 широте совсем не похожи на Петербургские. Здесь солнце лишь ненадолго пряталось за Кузовами, и окрасив небосвод огненно-пурпурными тонами, уступало место сверкающему диску Луны. А буквально через полчаса снова начинало светать. 

Наступил новый день и пришло время познакомиться с главным виновником торжества!



Линза Френеля


Первый Жужмуйский маяк был освещён 2 августа 1871 года (освещён – открыл освещение: устоявшийся маячный термин). Маяк представлял собой жёлтую 8-гранную пирамидальную деревянную башню с красным металлическим фонарным сооружением. (Башни подобной конструкции также были установлены на Зимнем берегу, на острове Сосновец и на мысе Святой нос). В фонарном сооружении размещался катоптрический осветительный аппарат с 20 фитильными лампами и 20 отражателями, расставленными по кругу. Маяк освещал весь горизонт постоянным белым огнём на расстояние до 12 миль.

По открытии навигации 1873 года на Жужмуе были найдены мёртвыми смотритель маяка и трое человек вольнонаёмной прислуги. Смерть наступила от цинги. После расследования этого случая Гидрографическим департаментом был принят ряд мер по улучшению условий жизни маячного персонала.

В 1880 году при маяке начали вести наблюдения над высотой барометра, термометра и направлением ветра 3 раза в сутки – в 6, 14 и 22 часа.

К 1907 году деревянная башня пришла в негодность и согласно «Общему плану маячных работ» подлежала замене на металлическую. Заказ на изготовление двух башен для Жужмуйского и Сосновецкого маяков был выдан Санкт-Петербургскому Путиловскому заводу, выигравшему конкурс на лучший проект. Предложенная инженерами конструкция башни позволяла производить сборку на необорудованном морском побережье, используя ручной труд и лёгкие грузоподъёмные механизмы. В навигацию того же года после получения утверждённых смет были начаты работы по бетонированию фундамента для нового маяка. 

Из-за ветхости старой башни фонарное сооружение и осветительный аппарат были демонтированы. Освещение производилось призматическим фонарём, установленным на верхней площадке. Однако свет был слабым и вызывал нарекания мореплавателей. 

В августе 1908 года на деревянной башне был установлен новый французский катодиоптрический светооптический аппарат третьего разряда фирмы «Barbier, Benard & Turenne» диаметром 1000 мм и высотой 1640 мм. Впоследствии он был перенесён на новый железный маяк. 



Маячная башня


В навигацию 1909 года из Санкт-Петербурга в Архангельск в разобранном виде были доставлены обе маячные башни. Одна из них отправилась на Большой Жужмуй, а другая на Сосновец – остров, лежащий у Терского берега в Горле Белого моря. В том же году маяк третьего класса Жужмуйский вновь открыл освещение. Высота маяка составила 26 м, а дальность видимости постоянного белого огня 20,5 миль (38 км). 

Первоначально Главное гидрографическое управление планировало установить на маяке новейший осветительный аппарат французского изобретателя Леона Бурделя – «Молния». (Оптическая система устанавливалась на железном поплавке, плавающем в ёмкости с ртутью, и вращалась с помощью гиревого часового механизма создавая проблесковую характеристику огня). Но по ходатайству Дирекции маяков и лоции Белого моря на Жужмуйском был сохранён постоянный огонь.

Маяк состоит из трёх основных составляющих: башни, фонарного сооружения и осветительного аппарата. Башня представляет собой четырёхгранную стальную пирамидальную решетчатую контрфорсную конструкцию, предназначенную для обеспечения устойчивости центрального цилиндрического стального ствола, в котором смонтирована винтовая лестница. К достоинствам конструкции такого типа следует отнести удобство обслуживания огня, хорошую дневную видимость, долговечность и устойчивость. Из недостатков следует отметить высокую стоимость и большой вес из-за значительной доли чугуна.



На вершине острова


Винтовая лестница насчитывает 109 ступеней. Несмотря на наличие четырёх световых окон, она очень тёмная. Примерно в центре башни есть два пролёта с чуть более широкими, чем остальные, площадками. Таким образом, высота пола остаётся прежней, а потолок неожиданно понижается. Если во время подъёма вовремя не пригнуться, то неминуемо заденешь верхний выступ затылком.

Венчает башню установленное на квадратной площадке фонарное сооружение высотой 5,20 м. Оно имеет одноярусное остекление, состоящее из 10 плоских штормовых стёкол высотой 1,25 м и толщиной 8 мм. Для уменьшения амплитуды колебаний верха башни углы площадки закреплены стальными тросовыми оттяжками. Фонарное сооружение имеет металлический купол с дефлектором, украшенный фигурной кровлей, подзором с геральдическими лилиями и флюгером в виде двух перекрещенных стрел. Для уменьшения теплопроводности, а также для того, чтобы избежать появления конденсата, стенки фонаря и комната дежурного обшиты деревом. 

Первоначально источником света служила керосино-фитильная лампа. В 1927 году она была заменена на керосино-калильную горелку системы Черемного. В 1957 году Жужмуйский маяк был переведен на электрическое освещение. В фокусе оптической системы была установлена электролампа мощностью 1000 вт. Характер маячного огня был изменён с постоянного на длительно-проблесковый, но дальность видимости осталась прежней. Для обеспечения городка электроэнергией было построено техническое здание, в котором установили два дизель-электрических агрегата и обслуживаемые свинцово-кислотные аккумуляторные батареи.



Свет в окне


В начале нулевых маяк переживал не лучшие времена, а порой и вовсе бездействовал из-за отсутствия электроэнергии. 

В 2015 году Жужмуйский был переведён в разряд автоматических светящих навигационных знаков, постоянный обслуживающий персонал был упразднён. Основной аппарат был отставлен от работы, а оптическая система накрыта чехлом из плотной ткани. Это было сделано для того, чтобы солнечные лучи, попав на диоптрические элементы поясной линзы, не вызвали пожар. В качестве светового ориентира стал использоваться небольшой фонарь марки ЭМ-200 с электропитанием от батарей. Позже он был заменён на современное светодиодное устройство.

Маяк был для всех нас местом притяжения. С купола лантерны мы наблюдали за изменениями погоды. По вечерам проводили на верхней площадке общие собрания. А для счастливых обладателей телефонов с мощными антеннами комната дежурного становилась радиорубкой. Именно там удавалось поймать слабый сигнал сотовой сети, которого хватало для отправки текстового сообщения. Мы часто поднимались на башню без какой-то конкретной цели; выходили на балкон, облокачивались на перила и подолгу задумчиво глядели вдаль…


Беломорские туманы


На Жужмуе много дорог, но заблудиться на острове сложно, потому что все они так или иначе приводят в маячный городок. На северной оконечности возле мыса Большой Каменный мы обнаружили несколько истлевших деревянных крестов. Прочесть написанное на них уже не представлялось возможным, но очевидно, что они имели навигационное значение. Кресты и гурии издавна служили ориентирами при плавании и устанавливались поморскими мореходами, чтобы опознавать местность и уточнять курс.

Двигаясь вдоль береговой линии, мы добрались до южной оконечности. Там находится посёлок Макритка, где обитают сезонные работники Архангельского водорослевого комбината. На окраине поселения нас встретили остатки былого великолепия советской индустрии. Внутри остова ангара сушильной фабрики, напоминающей скелет громадного кита, пряталась диковинная и даже несколько футуристичная машина болгарского производства, объединяющая в себе центрифугу, тельферы и специальную печь.



Бывшая сушильная фабрика ламинарии


Мимо проехал старый трактор, гружённый собранной морской травой. Его добродушный и немного смущённый неожиданными гостями водитель угостил нас сушёной камбалой. Остров Малый Жужмуй находится в четырёх километрах от южной оконечности Большого. Их разделяет узкий несудоходный пролив и протяжённая отмель с тремя безымянными кустистыми островками. Но пешком до второго острова не добраться, даже несмотря на то, что во время отлива обнажается довольно широкая песчаная отмель, – ноги тут же вязнут в мягком бездонном иле…

Мы провели на Жужмуе ровно неделю, но пришло время возвращаться домой. В последнюю ночь наш остров посетили киты. Стая из пяти или шести белух с шумом отфыркивая фонтаны воды медленно кружила вдоль восточного берега. Ранее я уже встречал беломорских исполинов в окрестностях Сонострова. Но тогда я лишь краем глаза уловил бледное пятно, на секунду промелькнувшее в волнах. В надежде запечатлеть диковинное морское создание я целый час просидел на носу лодки с камерой в руках. Но белуха больше не появились. В этот раз стая и не думала уплывать. Увы, даже несмотря на наличие телеобъектива, я только полюбовался ими издалека. Киты находились в постоянном движении, а из-за недостаточного освещения и долгой выдержки на снимках они превращались в размытые тёмные пятна.

На обратном пути мой кот сохранял завидное спокойствие. И даже ощутимая бортовая качка его уже не пугала. 



Большой Жужмуйский кот


На подходе к Кемским шхерам я попытался отыскать взглядом остров Большой Ромбак, на котором находился деревянный маяк. Он служил поморским мореплавателям верой и правдой больше ста лет, но в 2011 году был утрачен в результате пожара. Лишившись яркой жёлтой башенки, Ромбак стал безликим и неприветливым, и затерялся среди прочих островов архипелага.

Порой промышленные градообразующие предприятия закрываются, прекращается коммерческое судоходство. Навигационные сооружения, призванные обеспечивать безопасную транспортировку грузов, становятся не нужны. 

Жужмуйская башня является уникальным и неповторимым образцом маячной архитектуры начала XX века. Есть надежда, что она будет внесена в реестр выявленных объектов культурного наследия России. Старинный маяк может стать яркой достопримечательностью Русского севера, а сам остров – привлекательным местом для любителей водных путешествий.


***

Мика Петров, специально для GoArctic 

далее в рубрике