Северный жемчуг

15 Октября, 2018, 11:37
Северный жемчуг
Речной жемчуг. Фото отсюда.


Трудно сказать, когда люди впервые познакомились с жемчугом. В культуре и искусстве самых разных стран и народов этот природный материал играл заметную роль. Античные учёные задавались вопросом о происхождении жемчуга. Им было хорошо известно, что жемчужины «родятся» в теле раковин, живущих в водах тёплых морей, но как именно происходит этот процесс – долгое время служило предметом наивных гипотез. Очень интересовался жемчугом, его происхождением и сортами известный римский натуралист-эрудит Плиний Старший, живший в I веке нашей эры. В девятой книге его «Естественной истории» находим «гипотезу» о происхождении жемчуга: источник его - нечто вроде росы, которая попадает внутрь створок раковины моллюск и «оплодотворяет» его. Это зародыш, который даёт затем начало жемчужине. Совершенно чистая и прозрачная роса порождает наиболее чистый жемчуг, белый и блестящий. Замутнённая капля даёт начало непрозрачному жемчугу и т.п. Сейчас мы знаем, что причина, порождающая жемчужины, - это разные некрупные инородные тела, такие как песчинки, попадающие внутрь тела двустворчатого моллюска. Животное «одевает» их несколькими слоями перламутра (одного из веществ, из которых состоят раковины моллюсков), и так появляется на свет драгоценный «камень».

Нередко жемчуг ассоциируется у нас с тропическими морями и экзотическими странами. И это справедливо. На протяжении многих веков источником этой драгоценности был Индийский океан, откуда его доставляли в Европу купцы и мореплаватели. Цена такого товара была, само собой, очень высока. И всё-таки люди простого звания в разных странах Европы, включая весьма далекие от Индии, тоже могли себе позволить носить жемчужные украшения. В XVII-XIX вв. на Русском Севере вполне можно было увидеть женщину-поморку, щеголяющую ожерельем или серьгами, изготовленными из жемчуга. Откуда такая роскошь?

Дело в том, что в принципе почти все виды двустворчатых моллюсков, а не только тропические формы, могут производить на свет жемчужины. В большинстве случаев эти образования очень мелкие и никакой коммерческой ценности не имеют. Но представители некоторых групп моллюсков, живущих в реках и ручьях Европы, умеют производить на свет жемчужины достаточно высокого качества, чтобы заинтересовать не только специалистов-зоологов. Речь идёт, в первую очередь, о целом семействе двустворчатых, по-латыни именуемом Margaritiferidae, что так и переводится на русский – «жемчугоносные». Чаще всего их называют речными жемчужницами. Эти моллюски распространены довольно широко. Есть формы чисто тропического распространения, а есть несколько видов, которые продвинулись довольно далеко к северу. Из четырёх видов семейства, представленных в фауне России, один, европейская жемчужница (Margaritifera margaritifera), может жить даже за Полярным кругом, например, у нас на Кольском полуострове. Именно этот вид в былые времена и был источником жемчуга для русских крестьян. Да и не только для русских. В письме некоего Роберта Реддинга, члена английского Королевского общества, опубликованном в 1693 году в журнале «Философские сообщения», содержится рассказ о промысле жемчужниц жителями севера Ирландии: 

«…бедняки [этой страны] в летние месяцы, когда урожай ещё не поспел, а вода в реках чистая и стоит низко, заходят в воду, доставая их (раковины – М.В.) кто просто босыми ногами, кто с помощью деревянных клещей, а кто используя особые заострённые палки. И хотя, по общему мнению, только в одной ракушке из ста имеется жемчужина, и из ста собранных жемчужин только одна достаточно чиста для продажи, каждое лето эти люди поставляют на рынок немалое число вполне годных жемчужин…». 

Далее почтенный автор сообщает, что был свидетелем того, как одна крупная жемчужина, весом 36 карат, была продана какому-то местному джентльмену за 50 шиллингов.

Ареал европейской жемчужницы

Слева – старинное изображение раковины европейской жемчужницы (опубликовано в 1862 г.), справа – распространение вида в современной Европе (из работы Bolotov et al., 2018)

 

С позиций сегодняшнего дня такой способ промысла может показаться чудовищным варварством – ведь для получения одной коммерчески-ценной жемчужины приходилось уничтожать около тысячи моллюсков!

На другом конце континента Евразии спустя полвека русский натуралист Степан Крашенинников наблюдает добычу речного жемчуга аборигенами Камчатки – камчадалами. Там живёт другой вид жемчужницы – жемчужница Миддендорфа, родственник европейской. Среди прочего, Крашенинников пишет про некое «очень великое озеро», в котором «жемчужные раковины с изрядным жемчугом в великом множестве находятся, которой коряки прежде сего збирали и называли белым бисером. Но как у некоторых собирателей появилась вдруг ногтоеда или змеевик, то причину болезни приписали они бисеру, будто за оной морские духи мстят им объявленною скорбью, чего ради и промысел оной оставили». Впоследствии жемчуг на Камчатке добывался и русскими промышленниками.

А вот как описывают современные авторы технологию промысла речного жемчуга на русском Севере, известного, по документам, с XV века: 

«Лов жемчуга преимущественно начинался 15 июня, когда вода в реках убывает, и продолжался до 15 августа, пока вода в реке не становилась холодной… Раковины изымались обычно руками и выбрасывались на землю. Иногда использовали сачок из сетки с крупной ячеей или драгу. В отдельных случаях употребляли раму – приспособление из четырёх кольев, которыми собирали раковины со дна. В глубоких местах применялся деревянный шест с расщепленным концом – щипец. Для ловли на глубоких местах сооружали плот, в котором делали отверстие для берестяной трубы, в неё ловцы высматривали скопления жемчужниц»[1].

Что происходило дальше, рассказывает русский учёный И. Бартенев, путешествовавший по Архангельской и Олонецкой губерниям в самом конце девятнадцатого века:

«увидев раковину, обыкновенно раскрытую при ясной и солнечной погоде, ловец опускает через трубу нитку с привязанным к ней грузиком и касается им слизняка, который … закрывает створки раковины вместе с попавшим туда грузиком. Остаётся только вытянуть его за нитку наверх… ловец, лукаво торжествуя, сейчас же разбивает раковину и прячет жемчужину в рот за щёку. От этого, говорят, жемчужина приобретает лучший цвет».

Впервые на Руси добывать жемчуг стали жители новгородской земли, которые, постепенно расселяясь на север, в сторону берегов Белого моря, проникли и в места, богатые этим природным ресурсом. Ещё в 1488 году московский царь Иван III отправил в дар венгерскому королю Матиушу Корвину чёрного соболя с золотыми когтями, украшенными новгородским жемчугом. Об этом сообщает Николай Карамзин в «Истории государства Российского».

Впрочем, во многих местах Русского Севера жемчужный промысел был скорее второстепенным, дополнительным источником дохода, по сравнению с хлебопашеством. «Ловят жемчуг от нечего делать, в свободное от занятий время, по преимуществу мальчишки и бабы; ловят иногда и от скуки и сплавщики леса, остановившиеся из-за мелководья в каком-нибудь глухом месте» (Бартенев). Зато на берегах Белого моря, где земледелие затруднено, существовали целые династии потомственных добытчиков жемчужниц, которые из поколения в поколение передавали секреты своего дела – например, такие, как узнать по внешним признакам, в какой из раковин может быть жемчужина, и как раскрывать их «бережно, чтобы животному, которое сидит в раковине, вреда не учинить».

О роли, которую играла добыча речного жемчуга на севере России, красноречиво говорит тот факт, что в 1788 г. на новоутверждённом гербе города Кеми появилось особое изображение – «в голубом поле сделанный из жемчуга венок, в знак того, что из протекающих рек от Лапландских гор вынимается много раковин и из них довольно количество жемчугу». Жемчужное ожерелье красуется и на современном гербе Кемского района Республики Карелия:

Герб Кеми

В первой половине XVIII в. аналогичные промыслы существовали и на западных границах империи, в Лифляндии, но уже к концу столетия заглохли.

В 1721 году Петр I задумался о том, как упорядочить промысел речного жемчуга и сделать его источником дохода для государственной казны. В частности, был запрещён неурегулированный лов раковин, надзор за добычей жемчужниц поручался особым чиновникам из дворянского сословия.

Но даже и в этом случае избежать массового уничтожения раковин, большая часть которых не содержит в себе коммерчески ценных жемчужин, было невозможно. Тот же Бартенев с сожалением пишет о том, как крестьяне уничтожали популяции моллюсков в отдельных реках, без разбору вытаскивая из воды все раковины, «на счастье», как они выражались, в надежде, что в некоторых из них окажутся драгоценные жемчужины. К концу позапрошлого века берега многих рек и речушек Русского Севера были покрыты «грудами разбитых без толку раковин, а на дне не остаётся и признаков перловиц» (Бартенев).

Так промыслы постепенно приходили в упадок. Сокращалась численность ценных моллюсков, вымирали целые их популяции в отдельных реках. К 1870 году вывоз речного жемчуга из России оценивался в 1500 рублей, хотя ещё за десять лет до того аналогичная сумма была в 120 раз выше. Во второй половине позапрошлого века к перепромыслу добавились и новые угрозы, включая загрязнение речных вод сточными водами. В итоге уже сто лет назад традиционный промысел жемчужниц в Архангельской области и Карелии прекратился полностью, а в Мурманской области значительно сократился. Некоторые попытки возобновления добычи речного жемчуга предпринимались в советское время, но особого размаха они не получили. А в наши дни вопрос ставится совсем по-другому – не как добывать жемчужниц, а как спасти их от полного вымирания. На карте видно, что большую часть популяций маргаритиферы, существовавших в прошлом веке на территории Русского Севера, можно считать исчезнувшими:

Существующие и исчезнувшие популяции

Карта, показывающая современное и историческое распространение жемчужницы на Русском Севере. Существующие ныне популяции вида обозначены зелёными кружками. Жёлтые и красные кружки обозначают места обитания исчезнувших популяций (из работы Makhrov et al., 2014).

 

В современной биоте Земли жемчужницы – это реликтовая и очень уязвимая группа водных животных, практически все представители которой находятся под угрозой исчезновения. Причины сокращения их численности многообразны: загрязнение водоёмов, лесосплав,  упадок популяций пресноводных рыб, которые используются личинками моллюсков для расселения, глобальное потепление… Определённый вклад в нынешнее состояние дел внёс и хищнический промысел жемчуга в прошлом. Возникнув более 200 миллионов лет назад, в триасовом периоде мезозоя, эти моллюски могут пополнить печальный список животных, вымерших по вине человека. Но почтенным возрастом может похвастаться не только всё семейство, но и каждая отдельно взятая жемчужница сама по себе. Оказывается, эти моллюски находятся в числе рекордсменов по продолжительности жизни в животном царстве, недаром их с пристальным вниманием изучают специалисты-геронтологи. По некоторым расчётам, предельный возраст, которого может достигнуть отдельно взятая ракушка, составляет до 210 лет (хотя не все исследователи согласны с такими оценками). При этом вплоть до глубокой старости моллюск способен давать потомство. Конечно, как и в случае с людьми, далеко не каждой особи в популяции посчастливится дожить до такого возраста, но всё равно величина выглядит впечатляюще. Интересно, что предельный срок жизни чётко коррелирует с широтой обитания. Моллюски из рек южной Европы и Сахалина доживают всего до сорока лет, тогда как их сородичи из рек Арктики, как считается, могут прожить почти два века. Причиной такого долголетия является низкая температура воды в северных реках и, как следствие, крайне замедленный обмен веществ у живущих в них жемчужниц.

В наши дни речная жемчужница относится к числу наиболее редких и самых охраняемых водных беспозвоночных Европы. Сейчас ей угрожает не хищнический вылов, а глобальные изменения, происходящие в экосистеме Земли. Как показало опубликованное в начале этого года исследование, выполненное большим коллективом российских и зарубежных авторов под руководством д.б.н. И.Н. Болотова (Федеральный исследовательский центр комплексного изучения Арктики, г. Архангельск), происходящее сейчас потепление климата планеты прямо угрожает существованию разных холодолюбивых видов, включая европейскую жемчужницу. При самом неблагоприятном сценарии потепления к концу текущего столетия этот замечательный вид моллюсков может сохраниться только на севере Британских островов и в Скандинавии и исчезнуть не только в Испании и Германии, но и из водоёмов Архангельской области. 

Прогноз сокращения ареала

Один из прогнозов сокращения ареала жемчужницы в условиях потепления климата. Красным цветом показаны районы, которые могут стать непригодными для существования вида в конце текущего века (из работы Bolotov et al., 2018)

Автор: Максим Викторович Винарский, доктор биологических наук, заведующий лабораторией макроэкологии и биогеографии беспозвоночных Санкт-петербургского государственного университета. 


[1] Беспалая Ю.В., Болотов И.Н., Махров А.А., Вихрев И.В. 2012. Историческая география промысла жемчуга в реках южного Беломорья (Архангельская область). Известия РАН. Серия географическая, 1: 96–105.


Источники:

Бартенев И. 1902. О русском жемчуге. Дневник Отдела ихтиологии Императорского русского общества акклиматизации животных и растений. Москва, 10: 323–335. 

Беспалая Ю.В., Болотов И.Н., Махров А.А., Вихрев И.В. 2012. Историческая география промысла жемчуга в реках южного Беломорья (Архангельская область). Известия РАН. Серия географическая, 1: 96–105.

Болотов И.Н., Махров А.А., Вихрев И.В., Беспалая Ю.В., Зотин А.А., Клишко О.К., Кабаков М.Б. 2018. Научное наследие В.И. Жадина и современная малакология: Определитель пресноводных жемчужниц (Bivalvia: Unionoida: Margaritiferidae) фауны России. Труды Карельского научного центра РАН, 8: 3–14.

Попов И.Ю., Островский А.Н. 2010. Различия в продолжительности жизни пресноводных жемчужниц (Margaritifera margaritifera) как свидетельство невозможности "пренебрежимого старения" (по материалам исследований на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области). Успехи геронтологии, 23(3): 375–381. https://elibrary.ru/item.asp?id=15167211

Bolotov I.N., Makhrov A.A., Gofarov M.Yu., Aksenova O.V., Aspholm P.E., Bespalaya Yu.V., Kabakov M.B., Kolosova Yu.S., Kondakov A.V., Ofenböck T., Ostrovsky A.N., Popov I.Yu., Proschwitz T. von, Rudzīte M., Rudzītis M., Sokolova S.E., Valovirta I., Vikhrev I.V., Vinarski M.V., Zotin A.A. 2018. Climate warming as a possible trigger of keystone mussel population decline in oligotrophic rivers at the continental scale. Scientific Reports, 8, № 35. https://www.nature.com/articles/s41598-017-18873-y

Makhrov A. Bespalaya J., Bolotov I., Vikhrev I., Gofarov M., Alekseeva Y., Zotin A. 2014. Historical geography of pearl harvesting and current status of populations of freshwater pearl mussel Margaritifera margaritifera (L.) in the western part of Northern European Russia. Hydrobiologia, 735: 149–159.

Redding R., 1693. A Letter from Sir Robert Redding, Late Fellow of the R.S. concerning Pearl-Fishing in the North of Ireland; Communicated to the Publisher by Dr. Lister. R.S.S. Philosophical Transactions, 17: 659–664.

https://www.biodiversitylibrary.org/item/184199#page/233/mode/1up

Ziuganov V.San Miguel E.Neves R. J. et al. 2000. Life span variation of the freshwater pearl shell: a model species for testing longevity mechanisms in animals. Ambio, 29(2): 102105.


далее в рубрике