Жаркий день 23 июня 1988-го или «эффект разорвавшейся бомбы»

Экология
Луиза Бродт
23 Июня, 2020 | 07:25
Жаркий день 23 июня 1988-го или «эффект разорвавшейся бомбы»
Фото document.wikireading.ru Джеймс Хансен (справа), и пионер моделирования климата Сюкуро Манабе (слева)

Если сегодня, 23 июня 2020 года, мы увидим в заголовке самой крупной газеты страны слова – изменение климата и глобальное потепление, то мы вряд ли сильно удивимся. Но не потому, что эта проблема не важна для нашей страны или уже успешно решена, а потому что сегодня информация, сформулированная выражениями «Происходит таяние льдов Арктики» или «Необходимо сокращать выбросы углекислого газа», весьма привычна на слух.

Но 32 года назад словосочетание «Глобальное потепление» не выходило за пределы кабинетов ученых климатологов и океанологов во всём мире.

Всё изменилось 23 июня 1988 года после знаменитого выступления специалиста по физике атмосферы из NASA Джеймса Хансена на слушаниях по вопросам Парникового эффекта и глобального изменения климата в Сенате США.



На фото: выступление ученого-климатолога Джеймса Хансена на сенатских слушаниях по вопросам Парникового эффекта, 23 июня 1988г. AP Photo/ Dennis Cook

 

«Тот день, 23 июня 1988г, был типичным вашингтонским летним днем, потому как было не просто жарко, а очень жарко (выше 37C в тени) и душно, невыносимо душно... 23 июня был идеальным днем для сенатских слушаний по вопросу глобального потепления», - пишет Дэниел Ергин в своей книге «В поисках энергии: ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики» в главе, посвященной климату и углекислому газу.

«Изменение климата уже не является чисто ‘научным’ вопросом», – говорил на выступлении ученый Джеймс Хансен – «Мы с высокой степенью уверенности можем утверждать, что между парниковым эффектом и наблюдаемым потеплением существует причинно-следственная связь».

После слушаний Хансен сформулировал основное послание своего выступления для The New York Times более четко и лаконично: «Пора покончить с болтовней. Потепление началось.» [1]




В этих слушаниях 1988 года в тот день участвовали авторитетные ученые климатологи, среди которых был и видный специалист по вычислительному моделированию климата Сюкуро Манабе, который потом вспоминал: «..их не слишком впечатлил японский парень, говорящий с акцентом, а вот выступление Джима Хансена произвело эффект разорвавшейся бомбы».

Действительно, сегодня принято считать, что именно с того дня был «запущен» процесс взаимодействия ученых и политиков в вопросах изменения климата.

Интересен и другой факт. В 1988 году в свой предвыборной кампании Джордж Буш-старший обещал быть президентом, заботящимся об окружающей среде, заявляя, что «те, кто сомневается в нашей споособности сделать что-то в отношении парникового эффекта, забывают об «эффекте Белого Дома’». Это был первый раз, когда потенциальный президент делает проблему изменения климата своим предвыборным вопросом и обещает наладить международное сотрудничество в этой сфере. Но, позже выяснилось, что «эффект Белого Дома» оказался не совсем таким, как многие подумали, так как в администрации президента было много противников политики ограничения выбросов. Так, например, члены администрации говорили Бушу-страшему, что ему незачем ехать на встречу в Рио-де-Жанейро в 1992г. Противники поездки Буша говорили о том, что это может поставить под вопрос будущее экономики страны, что фактов о существовании глобального потепления недостаточно.

«Наконец, в апреле 1992 года было достигнуто соглашение по конвенции о парниковых газах. Оно призывало к стабилизации выбросов парниковых газов, но не предусматривало конкретных целей. Для США это соглашение было приемлемым. Буш собрался в Рио-де-Жанейро.» - пишет Дэниел Ергин.



На фото: Джордж Буш-старший во время саммита «Планета Земля» в Рио-де-Жанейро, 1992 год.

 

Тем не менее итогом встречи стало подписание Рамочной Конвенции ООН об изменении климата. Президент США Джордж Буш-старший подписал её первым, а вслед за ним и 153 главы государств, включая Россию.

Но главным итогом РКИК (Рамочной Конвенции ООН об Изменении Климата) стало не то, сколько стран подписало её, а тот факт, что она в принципе появилась. Еще 4 годами ранее о глобальном изменении климата нигде не упоминалось, тем более не упоминалось в политических повестках государств.

32 года назад Джеймс Хансен в доказательство реальности существования парникового эффекта мог лишь показать расчеты его моделей. Он не мог со стопроцентной уверенностью говорить какие именно катастрофы на Земле могут быть через 30 через 50 лет.

Но сегодня мы можем заглянуть в это будущее. Посмотреть что может стать с планетой в 2050 году.

Так, в 2014 году Всемирной метеорологической организацией (ВМО) и Организацией Объедененных Наций (ООН) была запущена акция WMO Weather Reports 2050 – прогнозы погоды одного летнего дня 2050 года в различных странах мира. Телеведущие метеоновостей Японии, Германии, Исландии в свойственной им манере рассказывают о чудовищных ураганах, тайфунах и лесных пожарах, как об обычных новостях.

В репортаже прогноза погоды в России 7 июля 2050 года говорится о свободной ото льда акватории Ледовитого Океана и об открытии пляжного сезона в Баренцевом море.


После прогноза в видео появляется Мишель Жарро (гениральный секретарь Всемирной метеорологической организации до 2015г) и призывает, что «нет необходимости ждать 2050 год, чтобы наблюдать подобное. Уже сегодня во многих точках планеты отмечаются более интенсивные осадки, паводки и шторма, и самый эффективный способ состоит в втом, чтобы быстро и сушественно сократить выбросы углекислого газа».

Далее говорит Кристиана Фигерес (исполнительный секретарь Комиссии ООН по изменению климата, РКИК ООН), что «сегодня мы должны обеспечить лучшее будущее для нас самих и для будущих поколений. Необходимы действия на глобальном и региональном уровнях».

Видео заканчивается словами Пан Ги Муна и его призывом «Пожалуйста, давайте вместе со мной принимать меры для решения проблемы изменения климата».

Продолжение следует.


***  

Луиза Бродт, Новосибирский Государственный Университет, специально для GoArctic




[1] Ергин Д., В поисках энергии: ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики»/ Дэниел Ергин; пер.с англ. – М.: Альпина Паблишер, 2017. – 720с.


далее в рубрике