Сейчас в Архангельске

02:50 13 ˚С Погода
6+

Жизнь как на картинах Рокуэлла Кента. Работа учителем на Шпицбергене

Удалённые поселения
15 Июля, 2022, 12:50

Жизнь как на картинах Рокуэлла Кента. Работа учителем на Шпицбергене


Путешествие на Шпицберген в разгар ковида

Кто и зачем едет на работу на Шпицберген? Думаю, что ответы могут быть разными. Одни (авантюристы по натуре) едут за новыми впечатлениями Таких на Шпицбергене я встречала достаточно. У некоторых в послужном списке уже были Антарктида, Земля Франца-Иосифа и т.п. Другие едут потому, что прежнее место работы просто приказало долго жить (это я о шахтёрах и связанных с ними специальностях).Таких в Баренцбурге (русском посёлке на Шпицбергене) большинство. Есть ещё одна категория. Это, в основном, молодые ребята, которые очень любят путешествовать, но прекрасно понимают, что их доходов на поездку сюда явно не хватит ещё ближайшие N лет. Кстати, я действительно была удивлена, посмотрев прайс одной норвежской туристической фирмы, которая предлагала девятидневный круиз вокруг Шпицбергена стоимостью от 5 до 10 тысяч евро(!).Такие ребята берутся на Шпицбергене за совсем «непрестижные» на материке профессии, например – мойщика посуды или дворника, имея, кстати, зачастую диплом о высшем образовании, только потому, что хотят побывать здесь, что называется, «за государственный счёт». К какой же категории я отнесу себя? Наверное, ни к одной, но и ко всем сразу). По профессии я учитель, по возрасту, прямо скажем, человек отнюдь не юный. Но путешествовать люблю, в моём архиве более тридцати стран и опыт работы за границей, плюс – меня жутко «задолбал» дистантный режим работы в пандемию. Именно поэтому, когда мне предложили работу в школе русского посёлка Баренцбург, я недолго размышляла (о чём, кстати, нисколько не жалею). 

Правда, утверждение, что на архипелаге нет ковида, осталось в прошлом. Омикрон-таки в марте пришёл на остров, но как-то вполне терпимо, без серьёзных последствий. В Баренцбурге есть больница, берут анализы, есть врач, который работает по контракту, и ставят уколы. Раз в год приезжает из Москвы бригада врачей для полного обследования, некоторые специалисты делают консультации онлайн во время такого профосмотра. Но, конечно, надо понимать, что с тяжёлыми заболеваниями здесь делать нечего. Лекарства должны быть привезены с собой. В случае травмы или какого-нибудь серьёзного инцидента людей эвакуируют, но при мне такого не было ни разу. Слава Богу! Прививки от ковида здесь ставили, вакцина была норвежская. Но ковидом болели – правда, в нетяжёлой форме.

Уже очень давно существует правило, что на Шпицбергене нельзя рожать и умирать). В серьёзных случаях здесь нет условий для оказания экстренной помощи. Ну, а хоронить просто невозможно: вечная мерзлота всё равно когда-нибудь вытеснит из своих недр инородное тело. Кстати, на острове всё-таки есть ряд старинных захоронений со времён китобойного промысла, но все они фактически уже на земле, а не под ней. 


Первая полярная ночь переносится легко

Итак, каковы же итоги моих размышлений о жизни на Шпицбергене спустя десять месяцев после приезда?

Климат вполне мягкий, зимой температура не опускалась ниже 20 градусов ни разу. Ветры, правда, бывали сильные, но не так часто, как я думала. Вообще, чувствуешь себя физически очень неплохо – наверное, это всё благодаря чистому воздуху; по возвращении в свой город я эту разницу ощутила очень сильно. Конечно, северное сияние, всех видов и сортов… И «шторой», и всполохами, и дугой…

Да, с октября по март – полная темнота, наступает полярная ночь, и к этому надо привыкнуть, но витамины нам в помощь! Бывалые полярники говорили, что первая полярная ночь переносится легко (эффект новизны и прочее).Так и произошло. Наверное, более глубоко можно судить об этом, прожив на архипелаге 3-4 года. Поначалу, конечно, накрывала непонятная сонливость в середине дня. Была вялость и медлительность, но прогулки на свежем воздухе и витамины очень хорошо помогают. Причём я поняла, что витамины надо пить в комплексе: не только всем известный Д, но обязательно группу В тоже. Вообще, взрослые преодолевают этот период вполне себе нормально. Дети, конечно, чувствуют себя хуже: сбивается режим дня, им трудно просыпаться утром в школу. Занятия начинаются в 8 утра, и всю полярную ночь их подвозят до школы на автобусе (в целях безопасности). Многие первый урок ещё зевают, но потом как-то адаптируются. Для детей в школе организовано прекрасное питание три раза в день. В тёмное время года они фактически до 17.00 в школе, потом их увозят домой на автобусе – как раз к тому времени, когда родители заканчивают работу. Мне почему-то показалось, что самый негативный эффект «полярки» – это набор веса, хотя, наверное, это сугубо индивидуально.

…Отличаются ли дети на Шпицбергене? Я не встречала здесь агрессии или травли, но и огромной мотивации к урокам тоже не встречала. Как и на материке, дети много проводят времени в гаджетах, это общая проблема сейчас. 


Медведей больше, чем людей

Зато в полярную ночь потрясающее небо, и звезды и, конечно, северное сияние… Впечатления – прямо 10 из 10! Я, конечно, о пейзажах (как с картин Рокуэлла Кента). Нигде больше (а мне есть с чем сравнить) я не видела таких закатов, как на берегу залива Грэн-фьорд.

Ну и, наконец, где вы ещё сможете вблизи увидеть моржей, китов, тюленей, белух и даже, если повезёт (хотя тут как сказать) белого медведя. В Баренцбурге олени бродят не только в окрестностях посёлка, но и непосредственно по нему – сначала удивляешься, но потом перестаёшь обращать внимание. Все олени на архипелаге дикие, это особый вид северного оленя. Кормятся они сами (меня это всегда удивляло), выкапывают из-под снега ягель и какие-то лишайники. Подкармливать их запрещено, чтобы не нарушать природный баланс. Может быть, именно поэтому, когда снег тает, в окрестностях посёлка вытаивают скелеты погибших животных. Но это не природная катастрофа, а вполне себе нормальный эволюционный процесс. Оленей много везде, они бродят и в Баренцбурге, и в Лонгийре, и на всём архипелаге. 

Медведя довелось увидеть только один раз во время поездки на Пирамиду. Пирамида – это особое место, входящее в топ-10 туристических объектов Земли. Когда-то процветающий во времена Советского Союза шахтёрский посёлок с внушительной инфраструктурой (домами, школой, бассейном, домом культуры, теплицами, животноводческим комплексом и прочее) был законсервирован после аварии в шахте, а все работники вывезены на «большую землю». Сейчас это такой город-призрак, в котором дома стоят и в общем-то мало разрушаются, но ощущения странные – как в декорациях какого-то советского фильма. На сегодня это фактически туристический объект с отелем, рестораном и гидами, причём пользующийся большой популярностью у западных туристов. Именно здесь шанс встретиться с белым медведем очень велик. Я этот шанс получила, но, наверное, встретиться ещё раз я бы не хотела. Лучше наблюдать издалека. Вообще, когда приезжаешь на остров, то проходишь инструктаж по технике безопасности, где основным пунктом становится правило не выходить за пределы посёлка без оружия. Конечно, на него должно быть разрешение, поэтому, если организуется какая-то дальняя прогулка или вылазка, то к группе прикрепляется человек с ружьём, а когда мы ехали на Пирамиду на снегоходах, то даже два гида были с оружием. Один ехал в голове нашей группы, а второй – замыкал. Это вполне логично, так как на архипелаге численность медведей гораздо больше, чем людей. Песцы, гуси-казарки, гаги, бургомистры – всего этого на архипелаге вдоволь. Так что если вы заядлый фотограф – милости просим! Многие любят фотографировать. Есть несколько групп здешних фотографов – в частности, мне нравится Svalbard in pictures (напомню, что норвежцы все называют архипелаг Свальбардом, а не Шпицбергеном), -- где выбирают лучшие фото, голосуют за них, а по итогам года выпускают календарь с лучшими снимками. Между Баренцбургом и Лонгийром давние связи – спорт-обмен и культурный обмен, так что на вертолёте или на катере (летом) можно приехать в Лонг. Конечно, это нерегулярное сообщение, но оно возможно.


Душ и интернет прилагаются  

Конечно, если вы – человек, который ценит комфорт и возможность иметь разнообразие развлечений, то вам явно не сюда. На острове, фактически, два населённых пункта: Лонгийр (где живут не только норвежцы, но и люди из разных стран мира) и Баренцбург, где почти исключительно россияне и выходцы из Донецкой и Луганской областей. Лонг «заточен» на туризм, Баренцбург – на работу шахты; конечно, хотелось бы, чтобы и здесь туризм процветал, но в нынешних условиях… сами понимаете. Баренцбург очень напоминает такой заводской посёлок эпохи развитого социализма, со всеми вытекающими. Условия для жизни аскетичные, но вполне приемлемые: квартиры-студии для одиночек и «двушки» для семейных. Душ, интернет, телевидение прилагаются. Интернет проведён в каждую квартиру, скорость терпимая, мне хватало для общения в скайпе и зуме, скачивания фильмов (но я просто не сумасшедший фанат интернета) – на Пирамиде всё гораздо сложнее. ТВ показывает основные российские каналы (по-моему, 7 или 8), мобильная связь, в основном, Мегафон (при отъезде на остров нас предупредили, чтобы мы купили симку именно Мегафона)

Есть культурно-спортивный комплекс, иногда показывают кино, работают спортивные секции (тут просто снимаю шляпу перед энтузиастами-тренерами), но вот бассейн на ремонте, и в нынешней ситуации неизвестно, когда этот ремонт закончится. Секции волейбола, футбола, шахмат и флорбола (что-то напоминающее хоккей , но в зале без ледового покрытия). Очень популярный вид спорта у норвежцев. Плюс благодаря усилиям местных энтузиастов-девчонок (Саша, привет!) есть занятия фитнесом на батутах и просто функциональные тренировки. Тренажёрка, конечно, уже «уставшая», требующая обновления, но любители ходят и в такие залы.

Есть два магазинчика: продовольственный и товаров первой необходимости, школа и поликлиника. Есть даже ресторан и бар при отеле, но после блокировки карт российских банков воспользоваться ими у нас не было возможности. Зато есть столовая, где в последнее время даже стали продавать пиво местного производства… Пиво здесь варят уже давно. Приглашают специально пивоваров с материка. Я, конечно, абсолютный профан, но знатоки хвалят. Есть несколько сортов, и даже какая-то особая упаковка. Продают обычно в баре «Красный медведь» и в ресторане туристам, но вот, как я уже сказала, теперь и в столовой можно купить за рубли. Есть ещё и небольшое производство сувениров – в частности, шьют очень симпатичные толстовки с местной атрибутикой и делают деревянную продукцию, продаётся потом это всё в сувенирном магазинчике – конечно, в первую очередь, туристам, а местные тоже могут это купить в счёт зарплаты. 

Большинство шахтёров здесь – уроженцы Луганской и Донецкой областей. Так что вы понимаете, что все политические разговоры чреваты. И надо отдать всем должное: конфликтов на этой почве я не видела. А вот в ЦАТе (Центре арктического туризма) – ребята, в основном, из России, причём часто из мегаполисов. Есть ещё «научники» -- это, наверное, самые интересные резиденты Шпицбергена, приезжают они обычно на полгода и занимаются всяческими изысканиями (геологическими, гляциологическими и прочее). Изучают изменение климата, таяние ледников, состав воды, полезные ископаемые, ведут метеонаблюдения, спускаются на дно залива (или хотя бы под воду, как я видела). У них за многие годы накопилось множество материалов, поэтому для местных проводят (нечасто, конечно) лекции и про северное сияние, и про историю освоения Шпицбергена. Кстати, в Баренцбурге есть просто замечательный музей истории архипелага, с очень интересными экспонатами (даже отпечатками следов динозавра), документами и трогательной картинной галереей, которую сделали в 80-х годах прошлого века, запечатлев на портретах работников «Арктикугля».

Сказать, что вы здесь жутко обогатитесь материально, было бы неправдой. А вот впечатлениями и переосмыслением многих вещей – это да, это прямо сюда… На сегодня туристам из России попасть сюда практически невозможно, а вот на работу – вполне. Можно найти в интернете «Вакансии треста «Арктикуголь» и ЦАТ «Грумант» (Центр арктического туризма).

Автор: Лариса Анатольевна Красносёлова.

далее в рубрике