Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Арктическая книжная полка

Арктическая книжная полка
21 Декабря, 2018, 11:58
Комментарии
Поделиться в соцсетях

 

Джеймс Кёрвуд «Бродяги Севера»

В наступающем 2019 году исполнится ровно 100 лет со дня выхода в свет этой книги. Произведение вековое, но и сегодня его можно читать без поправок на время. Возможно, потому, что его главными героями являются… животные: в мире дикой природы мало что изменилось не только за век, но и за тысячелетия. Тем не менее, рассказывая о приключении-путешествии двух бессловесных персонажей, которые волею судьбы вынуждены сосуществовать вместе, чтобы выжить, Кёрвуд мастерски знакомит читателя с первозданной природой Севера, её суровыми законами и нетронутой красотой. Главные герои – щенок Микки и медвежонок Неева – на глазах у читателя взрослеют и превращаются в молодых зверей, у которых силён инстинкт и зов предков. И повинуясь им, на пути к человеческому жилищу (у пса место жизни может быть только рядом с людьми), приятели (если такое понятие возможно в зверином мире) преодолевают невероятные препятствия. Но медведю и человеку никогда не жить вместе…

Проводя героев книги дебрями Севера, читатель как будто сам познаёт жестокие законы – вовсе не джунглей, но тоже достаточно суровые законы Севера.

Кажущаяся сказочность замысла – щенки, медвежата, дружба зверей – не должны смущать читателя. Книга необыкновенно правдива и является замечательным проводником в мир Севера – через неё можно познать реалии климата, повадки животных, устройство системы жизнеобеспечения в Арктике – и у людей, и у представителей дикой природы.

«Бродяги севера», да и другие книги американского писателя (одна из них так и называется - «В дебрях Севера»), написаны им по личным впечатлениям: Джеймс Оливер Кёрвуд сам бывал не раз и на Аляске, и на севере Канады, жил там определённое время в суровых условиях и, как говорится, на собственной шкуре познал все превратности арктических территорий. Художественный вымысел вовсе не мешает восприятию реалий Арктики – напротив, делает читателя не просто сторонним наблюдателем, а сопереживающим участником. Впрочем, кто знает, может, художественного вымысла в очеловечивании не говорящих, но думающих существ не так уж и много…

Важным фактором для приятного чтения этой книги на русском языке является мастерский перевод, сделанный ещё в советское время И. Гуровой. Читается на одном дыхании и за один вечер (объём не большой).

Книга переиздавалась несколько раз центральными издательствами сначала Советского Союза, затем – России.

Бродяги Севера.jpg

 

Валериан Альбанов «На Юг, к Земле Франца-Иосифа»

Это не художественная книга, а мемуары одного из двух выживших в экспедиции Георгия Брусилова, чьё судно «Святая Анна» затёрло льдами в Северном Ледовитом океане. Брусиловская экспедиция – одна из трёх, стартовавших в 1912 году и пропавших.

Но обращаясь в обзоре к этой книге, хочу подчеркнуть, что жизнь иногда преподносит такие сюжеты, что их не выдумать и самому талантливому писателю. Более того, если бы такой сюжет в своё время был придуман, скорее всего, въедливый читатель, вроде меня, ревностно относящийся к правде об Арктике, хмыкнул бы: «Ерунда, такого не может быть!». Именно поэтому я рекомендую читать Альбанова всем – обязательно. Потому что – такое было!

«На юг, к Земле Франца-Иосифа» – книга, в которой рассказывается о том, как тринадцать человек решили всё же не ждать милостей от Севера и уйти со «Святой Анны», пешком (и на самодельных каяках) добираясь до Большой земли. Полный трагизма переход, в результате которого выжили всего два человека – один из них сам штурман Альбанов – автор описывает в мельчайших деталях и по-обыденному просто. Только представьте – сложнейшее пешее путешествие через Арктику длиною в три месяца!

Трагичность происходящего заключается ещё и в том, что подвиг двух спасшихся людей остался… незамеченным. Напомню: все события разворачивались уже в 1914 году. Когда Альбанов и его спутник ступили на твердь российской земли – в мире полыхал огонь Первой мировой.

И потом не до подвига – следом революция, гражданская война… Впрочем, первый раз произведение увидело свет в 1917 году (опять вековой юбилей, только уже прошедший) в журнале «Записки по гидрографии».

В книге, несмотря на то, что это мемуары (точнее, дневник невероятного путешествия), замечательно всё: язык, простой и одновременно образный, сюжет – полный трагизма и непредсказуемости, и фабула... как будто неправдоподобная, потому что не может человек вынести такое!..

Книга «На юг…» издавалась тоже несколько раз, дважды – в Красноярске, последний раз совсем недавно – в 2016 году при поддержке грантового конкурса правительства Красноярского края – «Книжное Красноярье».

 К Земле Франца-Иосифа.jpg


Вениамин Каверин «Два капитана»

Мальчик Саня с детства знает наизусть обрывок странного письма, где отправившийся на север капитан рассказывает о причинах неудачи экспедиции. Повзрослевший главный герой неожиданно становится участником событий, доказывающих, что та старая история не закрыта, причины гибели экспедиции не ясны, виновники -- не определены. А время идёт неумолимо – в мире грохочет ужасная Великая Отечественная война (закончен роман в 1944 году)…

«Насвистывая, я переставлял флажки на Втором Прибалтийском фронте. Прошло семнадцать лет с тех пор, как я сказал ему: «Я найду экспедицию, и тогда посмотрим, кто из нас прав». Знает ли он, что я нашёл экспедицию? Без сомнения. Но он не знает — в печати об этом не появилось ни слова — о том, что среди бумаг капитана Татаринова обнаружены бесспорные, неопровержимые доказательства моей правоты…» 

Приключенческий роман повествует не только о приключениях и странствиях – можно даже сказать, что это роман о любви и ненависти, о подлости и трусости, о верности и чести. Занимательность сюжета вкупе с описанием сложнейшего периода становления личности вызывает в читающем желание стать лучше и чище самому. А мастерская рука Каверина делает чтение захватывающем.

В конце романа в Географическом обществе с большим успехом проходит доклад капитана Григорьева об открытиях капитана Татаринова и о том, какая судьба постигла экспедицию, сгинувшую тридцать с лишним лет назад.

Книга неоднократно экранизирована.

 Два капитана.jpg


Павел Мирошниченко «Ветеран Арктики ледокол «Ермак»

Книга посвящена самому первому в мире ледоколу. Написана прекрасным, образным языком, несмотря на то, что её автор вовсе не писатель и не журналист, а полярный капитан. И этот факт придаёт дополнительную ценность написанному.

О «Ермаке» издано много, но эта книга – особенная. Как в хорошем художественном произведении, в ней, параллельно друг другу, идут две сюжетные линии, казалось бы, независимые друг от друга. Одна – о судьбе столбового дворянина, лейтенанта Российского императорского военно-морского флота Вячеслава Смирнова, а другая... о жизни (с рождения до смерти) самого первого в мире ледокола «Ермак». И Смирнов, и ледокол практически одновременно начали служить Северному Ледовитому океану, именно тогда впервые соприкоснулись их судьбы. А после Октябрьской революции бывший лейтенант навсегда всходит на палубу ледокола – в качестве кочегара. Больше у него не будет никакого другого судна.

«Над корпусом бывшего ледокола «Ермак» взвилось багровое пламя и огненный смерч поднялся выше сопки, у подножия которой он содрогался, распятый на цепях и тросах…» – написано на последней странице книги. На эту корабельную Голгофу свой ледокол отправил его последний капитан – Вячеслав Владимирович Смирнов. Он стал им только на краткий миг – когда надо было списать легендарное судно в утиль. Как их судьбы переплелись друг с другом, каким удивительным образом они оказались неразрывными – об этом книга полярного капитана Павла Григорьевича Мирошниченко, тоже одного из последних капитанов первого русского ледокола. Он знал эту историю не понаслышке.

Книга была издана при жизни автора в 2013 году региональным издательством – Норильским книжным издательством «АПЕКС».

Ветеран Арктики ледокол Ермак.jpg 


Ирина Аплеснева «Рябиновое счастье»

Сборник рассказов дудинской (Дудинка на полуострове Таймыр – центр Долгано-Ненецкого округа) писательницы. Отсутствие эпических полотен об Арктике в современной «большой» художественной литературе восполняется замечательными драгоценными жемчужинами, которые можно найти в небольших издательствах. В подкрепление своих слов добавлю, что названная книга в 2014 году (издана в 2012-м) стала одним из победителей межрегионального конкурса литераторов Севера на премию имени Юрия Рытхэу, который проводится на Чукотке с 1998 года (как правило, в этом конкурсе участвуют до ста авторов со всей страны).

«Рябиновое счастье», как рябиновые бусы (позволю себе такую метафору), состоит из коротких рассказов, нанизанных на одну красную нить – жизнь людей современного Таймыра. Но не больших городов и промышленных центров, а отдалённых стойбищ и посёлков, где причудливо в одном котле варятся судьбы представителей разных национальностей, осколков большой советской империи. Как правило, ещё во время существования Союза они приехали сюда, да так и остались, не найдя на обновлённой родине себе иного применения.

Понятным языком пишет автор о непростой жизни простых людей: о горестях и радостях, о мечтах и действительности. Восприятие бытописания в книге становится ещё более пронзительным, когда понимаешь, что всё происходит в нынешнее время – в начале XXI века, века современных технологий и инновационных решений…

Рябиновое счастье.jpg 


Юрий Рытхэу «Куда уходят киты»

Наверное, необходимо напомнить современному читателю потрясающего советского писателя. Чтобы не сбылось пророчество, данное ему при рождении: мальчика назвали именем, которое в переводе на русский означало «Забытый» (позже, при получении паспорта, оно трансформировалось в фамилию Рытхэу). Юрий Сергеевич стал писателем не потому, что по разнарядке нужен был молодой писатель с Чукотки, а потому, что он был удивительно талантлив. Его дедом был шаман, а шаманы всегда – одни из самых развитых, знающих, талантливых людей в роду.

Если кто-то не успел до сего времени познакомиться с творчеством писателя, я бы посоветовала начать его именно с этой книги – «Куда уходят киты». В ней – весь Рытхэу, вся мудрость и метафоричность сказаний чукотского народа. Жизнь охотников на морского зверя – ещё одна грань Арктики, практически непонятная и неизвестная современному жителю Земли. В системе жизнеобеспечения китобоя всё заточено под условия выживания в суровом климате, и не просто выживания – а полноценной жизни, по-своему комфортной. А ещё это книга о Любви. С большой буквы. О любви женщины и кита, впрочем, это не важно. О любви – большой, настоящей, жертвенной… И о том, какие запреты, данные нам предками, ни в коем случае нельзя нарушать, чтобы не произошло непоправимое… «Старая Нау глянула на него горящими глазами и хрипло произнесла: — Если ты сегодня убил своего брата только за то, что он не был похож на тебя, то завтра… - и тут голова старой Нау упала, и не стало вечной женщины…». Эти слова звучат актуально и сегодня – не правда ли?

Куда уходят киты.jpeg 


Фарли Моуэт «Люди оленьего края»

Книга о трагической судьбе голодающего племени эскимосов, проживающего в тундрах побережья Гудзонова залива. Книга была издана в 1952 году и сразу вызвала нападки канадского правительства, обвинявшего автора в фальсификации фактов. Но, конечно, никакой фальсификации не было – Моуэт просто рассказал о переменах в жизни обитателей тундры, вызванных появлением белых пришельцев, и о старом быте, тесно связанном с окружающим миром. Первые из пришлых – скупщики пушнины – разрушили старый уклад и заставили эскимосов заняться вовсе не основным для них делом – добывать как можно больше мехов, которые так ценились белыми, а те, в свою очередь, приучили туземцев к потреблению привозных товаров. В результате денег на «заморские» радости у эскимосов практически никогда не было, потому что пушнину покупали за бесценок, и приходилось всё больше и больше отдаляться от исконного своего образа жизни, тесно связанного, прежде всего, с оленеводством. Когда же мода на меха спала, аборигены Гудзонова залива остались у разбитого корыта… Стада не вернуть, пушнина не нужна, голод и смерть – вот единственные реалии, оставшиеся в наследство. Страницы, в которой описывается трагическая судьба героев книги, проникнуты необыкновенной грустью. 

«Настало утро. Никто не обмолвился и словом об исчезновении старухи, даже Куни словно не заметила случившегося. Но позже, когда забрезжил свет короткого дня, Анектонува, туго затянув талию ремнём с подвешенными к нему амулетами, вышел наружу и встал неподалёку от иглу лицом к ветру. Он начал произносить слова, которые он заучил ещё ребёнком, когда жил в больших стойбищах, – нечто вроде молитвы над телом только что умершего человека…»

Люди оленьего края.jpg

 

Виктор Конецкий «Солёный лёд»

Умная и тонкая проза этого писателя уже вошла в золотой фонд русской литературы. Его книги – о морской Арктике, о жизни в приполярном океане. «Солёный лёд» – произведение, написанное и изданное в своё время как самостоятельное, позже вошло составной частью в роман-странствие «За Доброй Надеждой». И в этой повести, и в других произведениях писателя очень много специальных морских терминов: Виктор  Викторович не один десяток лет простоял на капитанском мостике, ведя суда Северным морским путём. «Закрепили усы, положив 37 шлагов сизальского конца (трёхдюймового) в бензель…» Но это кажется настолько естественным в прозе Конецкого, что во время чтения вовсе не требует перевода.

Строго определить жанр рассказов и повестей Конецкого тоже не удаётся: с одной стороны чистая беллетристика, с другой стороны -- не покидает ощущение того, что всё описанное было на самом деле, то есть вполне документально. Отчасти так  и есть. Сам Виктор Викторович, когда его пытались определить в какие-то рамки, говорил: «Факто-фрагментарно автобиографически-саморекламный жанр…» То есть факт плюс вымысел. Основа – документальная, а там… Капитана зовут Василий Ваильевич, его помощника Митрофан Митрофанович, потом ещё… Фома Фомич Фомичёв. И вы начинаете подозревать, что вам морочат голову. Но потом вы соображаете, что рассказчика (т.е. автора, т.е. Конецкого) зовут Виктор Викторович – и это не розыгрыш… Так кто кого морочит?.. Один из рассказов, входящих в «Солёный лёд», называется «О чём думается в спокойные предутренние вахты» – и этим всё сказано! Самое притягательное в прозе «морского» писателя – в фактической основе увидеть потрясающее сплетение вероятного и невероятного, зафиксировать сюжеты, которые придумывает сама жизнь, а ведь многие этого просто не замечают. Но главное в произведениях Конецкого – тонкий, интеллектуальный, искромётный юмор, который вызывает желание читать его снова и снова.

Это в полной мере относится и к «Солёному льду» – тот самый случай, когда жалко, что книга закончилась.

Солёный лёд.jpg 

Автор: Лариса Стрючкова, член Союза журналистов России, член правления Клуба исследователей Таймыра, член РГО.

Комментарии