Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

АРКТИКА-2007. Путешествие в подводное царство как "высадка на Луну"

АРКТИКА-2007. Путешествие в подводное царство как "высадка на Луну"
9 Января, 2018, 17:36
Комментарии
Поделиться в соцсетях


Чем мы дышали 10 лет назад, чем запомнился 2007 год? Кто-то вспомнит рост цен на нефть – или фильмы, политические скандалы, разговоры об экономической стабильности…  А между тем, в конце 2007 года успешно завершилась уникальная арктическая экспедиция, ставшая новым прорывом в исследовании Северного Ледовитого океана. Участники экспедиции Арктика-2007 искали доказательства того, что подводный хребет Ломоносова — продолжение континентального шельфа России.

История освоения Арктики – череда трудных триумфов России. Тут и новаторские, уникальные технологии, и мужество первооткрывателей… И лёд, политый потом и кровью. Это началось в незапамятные времена. Недаром одним из любимых героев русских сказителей стал новгородский купец и гусляр Садко, гостивший в подводном царстве.

Арктика – необыкновенная территория. Даже во времена жёсткого противостояния систем полярники приходили друг к другу на выручку, не считаясь с международным положением. Советский полярный лётчик Сигизмунд Леваневский спас американца Джимми Маттерна, а потом, когда сам Леваневский пропал во льдах, его искали не только советские, но и американские пилоты. И многие до сих пор ищут останки мотора пропавшего самолёта АНТ. Таких примеров в истории Севера немало. Но в ХХI веке рыцарские нравы стали уступать место логике большого бизнеса. За арктические недра приходится сражаться. Главной задачей экспедиции Арктика-2007 стало исследование хребта Ломоносова. Нужно было добыть дополнительные доказательства того, что он является продолжением Сибирской континентальной платформы.

Мы - первые!

Экспедиция работала на научно-исследовательском судне «Академик Фёдоров». Выдающийся геофизик Евгений Константинович Фёдоров (1910 – 1981)  был участником первой дрейфующей станции «Северный полюс». Он – один из легендарной четвёрки папанинцев. Через семьдесят лет после того исторического дрейфа «Академик Фёдоров» прошёл в экспедиции свыше 47 000 морских миль, из них 21 500 – в водах Антарктического континента. В этой истории всё переплелось. Прежде всего – традиции и открытия.  В своё время именно Папанин стал крёстным отцом советского научно-исследовательского флота, и вот «Фёдоров» следует к Северному полюсу. Путь ему прокладывал атомный ледокол «Россия» и его капитан Александр Спирин. Уникальная техника, созданная отечественными инженерами, в который раз «сказку сделала былью». Экспедиция обогатила науку разнообразными наблюдениями и исследованиями, но самым громким достижением, несомненно, стало подводное путешествие в «точке земной оси». Человек впервые проник в этот уголок подводного царства.

«Академик Фёдоров» нёс аппараты «Мир», на которых 29 июля было совершено пробное погружение, а 2 августа — погружение на дно в точке Северного полюса.

Карта места погружения.png

…История глубоководных аппаратов «Мир» восходит к 1970-му году, когда конструктор Игорь Евгеньевич Михальцев сформулировал концепцию обитаемых аппаратов. Учёный доказывал: океан — особая стихия. В нём всегда вся окружающая обстановка новая! Поэтому аппараты для исследования океана нужны обитаемые. И ему удалось заинтересовать высокое начальство проектом обитаемого глубоководного аппарата. К сожалению, изобретение Михальцева часто называют «батискафом». Это ошибка. Батискаф – достаточно простое устройство. Он перемещается вниз, сбрасывает балласт и поднимается. Всё. А «Миры» Михальцева — это настоящие подводные лодки, предназначенные для сверхглубоких путешествий. За такими аппаратами будущее. Ведь каждому школьнику известно, что океан занимает львиную долю нашей планеты, а знаем мы его глубины не лучше, чем обратную сторону Луны.

Игорь Евгеньевич Михальцев

Строили их по проекту советских учёных в судостроительной компании самой дружественной капиталистической страны. Советская наука плюс финская культура производства – этот сплав оказался успешным. Создавались аппараты в пиковые годы холодной войны – и американцы пытались ограничить техническое сотрудничество Финляндии с Советским Союзом. Но тщетно. После успешных испытаний в Ботническом заливе наша страна получила лучший в мире глубоководный аппарат. Да не один, а сразу два, для надёжной подстраховки: «Мир-1» и «Мир-2». Таким богатством до сих пор обладает только Россия. На опасной территории Ледовитого океана такая подстраховка особенно необходима.

Аппараты Михальцева на глубине 4300 метров в условиях Северного полюса показали себя безукоризненно. Действовали не только надёжно, но и маневренно. Поблуждали по Ледовитому океану на славу. Экипаж «Мир-1» в экспедиции 2007 года – это Артур Чилингаров, Анатолий Сагалевич, Владимир Груздев.  «Мир-2» -  Евгений Черняев, Фредерик Паулсен, Майк МакДауэлл. Работать в экстремальных условиях им не впервой.

Полярник Артур Чилингаров – Герой Советского Союза и Герой России – установил титановый флаг России на глубине 4302 метра, под покровом Северного Ледовитого океана. Подо льдами! Кто только не уговаривал почтенного депутата отказаться от этой опасной идеи. Куда там!


Погружение шло со скоростью 30 метров в минуту. Изучение глубин океана сродни исследованию космического пространства. Каждый шаг – это опасность и открытие. Ледяной покров искажает радиосигналы. Прошло немало времени после начала погружения, когда Чилингаров наконец-то вышел на связь с “Академиком Фёдоровым”: “Мир-1″ на грунте, глубина – 4 302 метра, сели на грунт жёлтого цвета. В иле подняли такую бучу, что она долго не могла осесть”. Когда подводники спустились на дно Ледовитого океана, то с удивлением обнаружили там жизнь – несколько рыбок и водоросли. Через иллюминаторы удалось разглядеть пейзаж, очень похожий на лунную поверхность. На рекордной глубине полярники взяли пробы грунта. Среди трофеев, добытых в тот день, – и стебельчатая лилия. Цветок со дна морского, да ещё и с северного полюса.

Глубоководный аппарат МИР.jpg

Впервые в истории люди достигли океанского дна в точке северного полюса. Но самое трудное – подняться на поверхность. Всплытие прошло в нештатном режиме.  В поисках полыньи пришлось блуждать подо льдом около часа в поисках «форточки». «Мир-1» даже повредил антенну и прожектор, столкнувшись с килем «Фёдорова».

Но это была победа. У героев, конечно, хватило сил на банкет во льдах, на объятия и весёлые тосты. Но значение экспедиции не исчерпывается подводными подвигами мировских экипажей.

В 2007-м впервые в Арктике проводились фототелевизионные наблюдения дна с помощью отечественного аппарата БПТА-3000. Знаменателен и последний этап экспедиции – работа дрейфующей станции "Северный полюс-35". Кропотливые метеорологические исследования, добавившие знаний об Арктике. Это не так эффектно, как рекордное погружение, но не менее важно для науки. Россия доказывает, что шельф Северного Ледовитого океана является продолжением Сибирской континентальной платформы.

Результаты экспедиции вызвали крайне резкую реакцию зарубежных коллег. Правда, громы и молнии метали, главным образом, не геофизики и уж, конечно, не морские волки, а политики и лоббисты, для которых, как известно, существует только одна правда – выгодная. Кисло прокомментировали новую северную эпопею и некоторые наши соотечественники.  В чём только не обвиняли экспедицию «арктические скептики»… В первую очередь – в политической показухе, в возрождении советских пропагандистских стереотипов, а ещё – в расточительности. Дело было, напомню, в так называемые «тучные» годы. Такие экспедиции во все времена невозможно оснастить «на медные деньги». Но вложения в Арктику даже в «нерыночные» 1930-е приносили государству не только моральную прибыль. А уж в наше время благосостояние людей во многом зависит от биржевых котировок, а последние – в том числе и от прогнозов на будущее состояние нашей экономики. И не в последнюю очередь – от оценки перспектив добывающей промышленности, которая, в северных условиях, должна быть технологически передовой. Прошло десять лет. Нам ещё предстоит создавать технику, которая необходима для более подробного знакомства с хребтом Ломоносова. И здесь понадобятся капиталовложения без надежды на скоропалительные спекулятивные барыши.

А беда в том, что в 2007-м одиссея арктической экспедиции не стала главным событием года ни в России, ни за рубежом. Широкая аудитория в России не слыхала о нашем глубоководном аппарате «МИР», о конструкторе Игоре Михальцеве…  У средств массовой информации пока ещё другие приоритеты.

Хребет Ломоносова

Михайло Васильевич Ломоносов меньше нашего знал об Арктике. В XVIII веке иначе и быть не могло. Зато он лучше всех понимал, что Сибирью и Севером будет преумножаться могущество России. И над величественной загадкой Севера размышлял не меньше, чем над секретами химии. Именно Ломоносов разработал маршрут от Белого моря через Шпицберген, центральную часть Северного Ледовитого океана и Берингов пролив в Тихий океан, стал первым разработчиком идеи Северо-Восточного морского прохода (так называли в те времена нынешний Северный морской путь). «Северный океан есть пространное поле, где усугубиться может российская слава, соединённая с беспримерною пользою, чрез изобретение восточно-северного мореплавания в Индию и Америку», - это его слова.

Любая приморская страна может претендовать на дополнительную территорию за пределами своей 200-мильной зоны экономического суверенитета. Главное условие – чтобы в глубь океана продвигалась земная кора континентального типа. Свои континентальные шельфы, а значит, и исключительные экономические зоны в Арктике имеют восемь государств: Россия, Канада, США, Норвегия, Дания, Финляндия, Швеция, Исландия.

Хребет, названный в честь великого русского просветителя, пересекает Ледовитый океан и проходит поблизости от Северного полюса. Открыли его в 1948-м году наши соотечественники – полярные лётчики и гидрологи. В конце 1940-х состоялись высокоширотные экспедиции «Север-2» и «Север-4», организованные Арктическим и Антарктическим научно-исследовательским институтом. Открытие подводного хребта Ломоносова было крупнейшим географическим открытием середины XX века. С тех пор его так называют во всём мире. Хребет тянется на 1800 км от материковой отмели Азии через Северный полюс к материковой отмели Америки. По экспертным оценкам, в районе этого ледовитого хребта содержится около 25 % мировых запасов углеводородов. Даже если эти данные завышены – речь идёт о «золотой» территории.

Дания и Канада всерьёз претендуют на хребет Ломоносова. В Копенгагене полагают, что хребет Ломоносова – продолжение Гренландии, датского острова. Но Россия доказывает свой приоритет.

Нервная реакция соседей по Арктике на российские исследования бросалась в глаза. Установку российского флага на дне океана они восприняли чуть ли не как объявление войны… Россию упрекали в завоевательных амбициях. «Сейчас не ХV век. Нельзя просто идти по миру, расставлять флаги и говорить «это – наша территория», - заявил тогдашний министр иностранных дел Канады Питер Маккей. Но отменить научно-технических достижений экспедиции они не могли.

Канадские журналисты отмечали: «Лёгкость, с которой россияне добрались до Северного полюса и осуществили погружение, ясно показывает, насколько серьёзно отстала от России Канада в своих возможностях предъявить собственные претензии на Арктику, ведь у Канады нет даже ледокола, способного в любое время года добраться до полюса».

Россия продемонстрировала способность исследовать подлёдное пространство и контролировать арктическую территорию, на которую наша страна претендует.

Спор о хребте Ломоносова продолжается. Никто и не надеялся, что этот вопрос можно разрешить с помощью результатов одной экспедиции. Действовать на Севере в режиме бескомпромиссной конфронтации – не в арктических традициях. Пройдёт десятилетие-другое – и арктические державы найдут способ поделить территорию. Скорее всего, будут подготовлены масштабные международные договоры. Переговоры Россия должна вести «с позиции силы». Наработки экспедиции 2007-го помогут.

Эстафета экспедиций не должна прекращаться. Российские исследователи работают в Арктике круглогодично. А в каждом большом деле есть исторические вехи, которые не выветриваются из памяти. И снова вспоминается ледовое крошево, ночь перед рекордным погружением. Шаги в неизведанное – с каждым десятилетием их делать всё труднее. Десять лет назад нашим полярникам это удалось.

Экспедиция Аркика-2007 уже принадлежит истории. Быть может, когда-нибудь с неё будут вести отсчёт возрождения общественного интереса к освоению северного пространства. А спор о хребте Ломоносова продолжается.

Арсений Замостьянов, зам. главного редактора журнала «Историк»

Комментарии