Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Айновы острова: через 110 лет после Пинегина

Айновы острова: через 110 лет после Пинегина
10 Августа, 2018, 09:34
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Кордон Кандалакшского заповедника на острове Большой Айнов, 2018 год. Фото автора. 

Летом 1909 года исследователь севера и художник Николай Пинегин[1] побывал на Айновых островах в Баренцевом море. О своей поездке он написал небольшую статью, которая была опубликована в «Известиях Архангельского общества изучения Русского севера». Случилось так, что именно эта эмоциональная заметка молодого человека, проведшего на островах всего несколько часов, стала самым популярным текстом об Айновых островах, который продолжают перепечатывать до сих пор.

Летом 2018 года, почти через 110 лет после Пинегина, мне тоже удалось побывать на Айновых островах в составе комплексной экспедиции, состоявшейся при поддержке Баренц-отделения WWF России и Кандалакшского государственного природного заповедника. Неделю мы прожили на острове Большой Айнов, исследуя состояние его орнитофауны, тундровой растительности и торфяных залежей. Текст Пинегина я распечатала и взяла с собой: интересно было сравнить описание вековой давности с современными реалиями. Результатом сравнения стала эта статья.

1.jpg
Экспедиция на Айновы острова, 3-11 июля 2018 г. Участники: Станислав Кутенков (Институт биологии КарНЦ РАН), Юрий Быков (нац.парк Мещера), Екатерина Головина (Ботанический институт им. В. Л. Комарова РАН), Александра Горяшко (Ассоциация «Морское наследие: исследуем и сохраним»).

«Из-за смеющегося моря выглядывают островки - два маленьких пятнышка, лазурно-роговые, плоские; ближе и ближе... раньше, казавшиеся вдавленными в лоно океана, они поднимаются предо мною невысокими ровными массами».
Пинегин, 1909

Айновы острова имеют странный, совершенно нетипичный для Мурмана рельеф. Всё вокруг, и материковый берег, и другие острова в этих краях – высокие, скалистые, изрезанные глубокими бухтами. А два Айновых острова, Большой и Малый, почти совсем плоские, их даже сфотографировать трудно, так они сливаются с морем и небом. Береговая линия Айновых островов почти ровная, здесь нет ни одной надёжной, укрытой от ветра бухты. Во время шторма к Айновым не пристать, а шторма случаются здесь часто. 

Большой Айнов 

Зелёная полоска, почти сливающаяся с горизонтом, – остров Большой Айнов. Фото Юрия Быкова.

«На острове стоит хижина, её построили приезжающие за сбором гагачьего пуха монахи… А выйдут птенчики, соберут пух монахи и уедут, и будет хижинка-избушечка стоять пустой, пока вновь не приедут за морошкой монахи, опять три-четыре дня беспокойных для птиц, и снова опустеет избушка; до следующей весны будет одиноко стоять на далёком острове и смотреть заколоченными окнами на волны седого океана»

Пинегин, 1909
Избушка стоит на Большом Айнове и сейчас, только уже не та, в которой жили монахи. А вот колодец неподалёку, по преданию, остался ещё с монашеских времён. Жаль, что он не может рассказать обо всём, что пережили Айновы острова за прошедшее столетие.

Долгое время острова эти были ничьими. «Сюда приходят финны, саамы, карелы и норвежцы в поисках гагачьего пуха и птичьих яиц. Острова были нейтральными владениями, и любой пришедший первым чувствовал себя здесь хозяином» (Rae, 1881). Больше всего славились Айновы острова морошкой и сенокосами, ради которых их стали брать в аренду у Палаты Государственного Имущества колонисты, жившие на берегах Кольского полуострова.

Но не только морошкой и сеном известны были Айновы острова. Уже в середине XIX века они привлекали внимание биологов. В первую очередь – колониями тупиков, которых в России совсем немного. О наличии здесь массовых гнездовий тупиков ещё в 1843 году сообщал А. Ф. Миддендорф[2], а в 1861 г. К. Соловцов[3] подробно описал эти колонии.

Во время своих экспедиций в Русскую Лапландию в 1899 и 1901 годах Айновы острова посетил британский орнитолог Генри Пирсон, его рассказ о встреченных там птицах можно найти в книге «Три лета среди птиц Русской Лапландии» (Pearson, 1904).

Известно было также, что здесь гнездится много гаг, что и послужило основанием для передачи Айновых островов Трифоно-Печенгскому монастырю.

«Печенгский монастырь, восстановленный в начале 80 годов, начал усиленно хлопотать об отводе в его собственность многих незаселённых мест у Мурманского берега, в том числе и Айновых островов, мотивируя последнюю просьбу главным образом тем, что гаги, предоставленные сами себе, уничтожаются без охраны и скоро совершенно исчезнут. Монастырь обещал охранять их от истребления. Конечно, монастырь прельщался не гагой, а главным образом морошкой, которой кормились печенгские колонисты, и сеном. По Высочайшему указу монастырю были отданы острова» 
Пинегин, 1909
Острова находились во владении монастыря с 1903 по 1918 год. Летом сюда приезжали несколько монахов, заготавливали сено, морошку, собирали гагачий пух. И гаг действительно охраняли: «Не обижаем, и обитчиков не пускаем, - она это понимает» (Пинегин, 1909).

 Дом на Большом Айнове

Дом на Большом Айнове, фото из книги Мерикалио, 1939. Вероятно, тот самый дом, который был построен монахами Трифоно-Печенгского монастыря ок. 1899-1900 г.

По доброте ли душевной, или в силу прогрессивных взглядов настоятеля монастыря отца Ионафана, монахи вполне охотно принимали на Айновых островах гостей, приезжавших с научными целями.

В 1910 году здесь работал зоолог Петр Мавродиади[4], искавший место, где можно собрать сразу большое количество материала по эмбриологии птиц. «Таким местом являлись Айновские острова, принадлежащие Печенгскому монастырю, который в лице своего настоятеля архимандрита о. Ионафана любезно дал своё сoгласие на работы там биологов» (Мавродиади, 1911). Он нашёл, что острова «в высшей степени пригодны для занятий по эмбриологии птиц», поскольку здесь огромное количество разных видов птиц гнездится на небольшой территории и, в отличие от всего остального Мурмана, не на крутых скалах, а на отлогих, легкодоступных берегах.

В 1913 году на Айновых работал зоолог Г.Л. Граве[5], командированный Обществом Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии в Архангельскую губернию для сбора зоологических коллекций. В опубликованной им заметке он приводит список встреченных и собранных для коллекции видов птиц (Граве, 1913).

В 1914 году сюда был командирован сотрудник Мурманской биологической станции, о чём сохранилось сопроводительное письмо от директора станции Германа Клюге.

Сопроводительное письмо Клюге

Клюге Г.А. Открытка на Айновы острова о. Георгию. 1914 г. Текст на обратной стороне: «Уважаемый Отец Георгий! Сим удостоверяю, что податель сего письма В.А. /фамилия неразб./ поедет с Мурманской биологической станции для изучения жизни птиц в виду чего прошу оказать возможное содействие. Заведующий Биологич. Станцией Г. Клюге». Государственный архив Мурманской области.

После революции 1917 года и объявления всего церковного имущества народным достоянием Айновы острова снова оказались без хозяина, но оставались люди, помнящие об их ценности. В августе 1918 года Архангельское Общество Изучения Русского Севера постановило «объявить Айновские острова Северным памятником природы и заповедником, как национальную собственность и принять их под охрану Архангельскаго Общества Изучения Русскаго Севера». Однако в суматохе первых послереволюционных лет до реального заповедания Айновых дело так и не дошло, а в 1920 г. по Дерптскому (Тартусскому) договору Айновы острова отошли под юрисдикцию Финляндии. И снова, теперь уже финны, попытались сделать Айновы острова заповедными.

В конце 1920-х годов Финская государственная администрация по лесам предложила создать несколько национальных парков, в числе первых кандидатов были названы Айновы острова. После некоторого периода бюрократических сложностей в 1938 (по другим данным – в 1939) году Айновы острова наконец впервые официально стали охраняемой территорией – одним из первых финских национальных парков.

Фрагмент финской карты с островами

Фрагмент финской карты 1943 года с обозначением охраняемых природных территорий. В центре – Heinasaaret, Айновы острова. Отсюда.

Маяк на Большом Айнове

Маяк на острове Большой Айнов. Фото из финского музея Lapin maakuntamuseo (Областной музей Лапландии).

Однако время опять оказалось неудачным. В 1939 году во время советско-финской войны острова были заняты СССР вместе со всем Печенгским районом. И хоть в 1940 их снова вернули Финляндии, но уже в 1941 году всем стало не до заповедников.

Бухта Ключевская

Остров Большой Айнов, бухта Ключевая. Финская фотография 1938 г.

Несмотря на то, что финский период в жизни Айновых островов оказался столь трудным, здесь успел очень продуктивно поработать орнитолог Эйнари Мерикалио[6]. Он опубликовал три книги, посвящённые птицам Айновых островов – «самому интересному месту для наблюдения за птицами во всей Финляндии». В этих работах приводятся данные по численности и видовому составу айновских птиц, наблюдения за их поведением, книги снабжены большим количеством фотографий. К сожалению, ни на русский, ни на английский языки они не переведены.

Книги Мерикалио
Книги Эйнари Мерикалио о птицах Айновых островов.

В 1946 г. Айновы острова вновь вернулись в состав России и уже в 1947 году были включены в состав заповедника «Семь островов» (с 1951 года ставшего частью Кандалакшского заповедника). Сразу же, в 1947 году заповедник начал здесь орнитологические исследования. Рассказ о начале этой работы сохранился в дневниках Татьяны Дмитриевны Герасимовой, в первый раз приехавшей на Айновы ещё студенткой.

«Первое впечатление от о. Б.Айнова было потрясающим. Он мне показался оазисом в пустыне. Я привыкла к гранитным, высоким, крутым берегам восточного Мурмана, где «О скалы грозные дробятся с рёвом волны». Рельеф же Айновых островов был сглажен, плоское побережье полого спускалось к воде и волны спокойно накатывались на него. Остров был сложен из сланцев, песчанников, в некоторых местах берега представляли собой песчаные и галечные пляжи. Почва была торфянистая. Особенно меня поразила буйная травяная растительность Айновых островов. Казалось, что я попала на луга средней полосы. Луговая герань, жёлтая купальница, белоснежные заросли ромашки. Крупные зонтичные, почти в рост человека, непроходимые заросли ивняка, огромные, покрытые злаками кочки на которых сидели морские и серебристые чайки. Заросли папоротника. Типичная тундровая растительность с небольшими участками вороники и морошки была только в центре острова около маяка…

Чуть-чуть выше галечной отмели, на берегу, мы поставили шалаш из трёх жердей, которые В.И. нашёл на литорали, на жерди натянули плащ-палатку. Итак, первое жилище на о. Б.Айнов было построено, оно находилось рядом с тем местом, где потом построили избушку… Мы пробыли на о. Б.Айнов неделю. Проводили учёты птиц и наносили их на карту, нанесли на карту участки с разнообразной растительностью, я собрала гербарий из неизвестных мне видов растений»

 Герасимова, 1947.

Неизвестно, что сталось с избушкой, которая видна на финской фотографии 1938 года. Вероятно, она погибла во время войны, в этом районе шли сильные бои. Но именно в таких условиях – в шалаше, а потом в палатке – проходили первые сезоны работы заповедника на Айновых: «В 1951 г. на Айновых островах … была поставлена избушка, по стенам нары, перед окном стол. Была глиняная печка… Появление домика на Айновых островах был такой сервис, который в начале так поразил меня, что я чувствовала себя вполне благоустроенной и лучшего не желала» (Герасимова, 1951).

В этот маленький домик приезжали работать орнитологи заповедника: Н.Н. Скокова и В.Д. Коханов, проводили учёты птиц, отлавливали и кольцевали тупиков. По материалам этих работ они опубликовали сводку «Фауна птиц Айновых островов» (1967).

Большой Айнов, 1958    Большой Айнов, 1958

О. Большой Айнов, 1958 год. Стоят: лаборантка Галя Жидких, Н.Н. Скокова, В.Д. Коханов, мальчик-помощник. У домика – сидят: помощники, стоят: Галя Жидких, В.Коханов. Из архива Г.Ф. Белошицкой-Жидких.

Айновы острова были одним из районов, с которых в начале 1960-х годов начинал свою работу Михаил Владимирович Пропп, крупнейший отечественный специалист в области биологических подводных исследований.

«Подводный мир Айновых островов в основных чертах был сходен с населением других пунктов Мурмана, но отличался особенной пышностью и разнообразием. Ламинарии, образующие мощные леса, достигали здесь длины нескольких метров, ниже располагались поля литотамния с многочисленными морскими ежами и разнообразными звездами. Дальше следовали почти безжизненные песчаные откосы, но на глубине более 20 метров вновь появлялся литотамний, населённый большим количеством мелких животных, а среди известковых водорослей обитали многочисленные морские гребешки… Среди обитателей Айновых островов, как и можно было ожидать, были гораздо более распространены тепловодные по отношению к Мурману бореальные формы. В наших сборах была обнаружена крупная водоросль — так называемая гиперборейская ламинария, ранее не встречавшаяся в водах нашей страны, но широко распространённая у берегов Англии и Норвегии. Тепловодные ежи эхинусы и крабы литодесы встречались здесь повсеместно, попадались раки-отшельники, брюхоногие и двустворчатые моллюски, обычные для европейских вод и лишь случайно встречавшиеся к востоку от Кольского залива».
Пропп, 1991
В 1962 году на острове построили дом побольше, а первый, маленький домик переделали в баню. Так и стоят эти два дома на Большом Айнове до сих пор, но верхом комфорта они сегодня уже не кажутся. Избушка на заполярном, открытом всем ветрам острове, требует неустанных забот, на которые в последние годы у заповедника нет сил и средств. Дом, которому скоро исполнится 60 лет, постепенно ветшает, разрушаются печи, течёт крыша.

И тем не менее, не переводятся люди, страстно мечтающие попасть на Айновы острова и готовые жить там в любых условиях. Почему? В первую очередь, из-за птиц...

(Продолжение следует).

Автор: Александра Горяшко – биолог, историк науки. Более 35 лет сотрудничает с Кандалакшским заповедником, основной специализацией которого является охрана и изучение гаги. Член Ассоциации «Морское наследие: исследуем и сохраним», Союза литераторов России. Заканчивает работу над книгой «Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений».


[1] Николай Васильевич Пинегин (1883 - 1940) - географ-полярник, путешественник, художник, писатель. Родился в г. Елабуга Вятской губернии. Окончил Казанскую художественную школу, Академию художеств в Петрограде. В 1910 году участвовал в экспедиции на Новую Землю. В качестве художника, фотографа и кинооператора участвовал в экспедиции Г.Я. Седова на шхуне «Св. Фока» (1912-1914), снял первый документальный фильм об Арктике. Участвовал в арктических экспедициях и первых воздушных ледовых разведках. Автор книг о Севере. Создал картины и этюды о Русском Севере, где запечатлел побережья, острова, порты и др.

[2] Миддендорф Александр Федорович (1815–1894) - русский естествоиспытатель и путешественник, академик (1850), Почётный член С.‑Петербургской АН (1865), исследователь Кольского полуостроова. Один из активных организаторов Русского Географического общества (РГО), заведовал этнографическим отделом; почётный чл. РГО (1883). Именем М. названы мыс на Северном острове Новой Земли, залив на п‑ове Таймыр.

[3] Соловцов Константин Александрович (1827 – ?). В 1855–1858 – кольский лесничий; после отставки – в Соломбале (г. Архангельск). В качестве лесничего побывал во многих местах Кольского п-ова. Автор «Очерков Архангельской губернии»: «Кола», «Поной», «Топозерский скит», «Айновы о-ва», «Фильманы», «Имандра», «Торос-острова», «Святой Нос», «Гаврилово», «Каменный погост», «Печенга».

[4] Мавродиади Петр Аристархович (1878 – 1933). Зоолог, гистолог, магистр зоологии, профессор. В 1915 году защитил диссертацию на степень магистра зоологии и утвержден в звании «приват-доцент» Варшавского университета. В 1920 году утверждён профессором зоологии Донского университета для чтения курсов лекций по гистологии и эмбриологии, цитологии. В 1923 году приглашён для работы в должности профессора на кафедру зоологии медицинского факультета БГУ. Зав. кафедрой гистологии и общей биологии медицинского факультета БГУ, затем – Белорусского медицинского института. Директор Института биологии и Института белорусской культуры Белорусской Академии наук. Автор более 25 научных работ, среди которых «Изучение созревания яйца и его оплодотворения, связь наследственности с хромосомами» и «К вопросу о сущности хромосом и их отношении к явлениям наследственности».

[5] Григорий Леонидович Граве (1872-1957) - зоолог. В 1902 году участвовал в экспедиции, возглавлявшейся Б.М. Житковым. Позднее московским обществом любителей естествознания, антропологии и этнографии был направлен в Лапландию и на Айновские острова для изучения орнитофауны; из экспедиции привёз коллекцию из 52 тушек местных птиц. С 1921 г. до конца жизни работал в Смоленском университете, пройдя путь от лаборанта до профессора, зав. кафедрой. Также преподавал в Смоленском сельскохозяйственном институте, Политехническом институте и Смоленском лесном техникуме. Член Московского общества любителей естествознания, Московского общества акклиматизации растений и животных, Смоленского филиала Всероссийского общества испытателей природы. Первый директор Центрально-Лесного заповедника. Автор книги «Хищные птицы Смоленской области» (1954).

[6] Einari Fredrik Merikallio (1888-1961) – финский орнитолог, учитель. Окончил Университет Хельсинки. Автор многих работ по численности и распространению птиц Финляндии, а также по финским названиям птиц. Совмещал орнитологические работы с работой учителя, в течение 30 лет преподавал естественную историю и географию. 

Литература:

Белошицкая (Жидких) Г.Ф. 2014. Интервью 15 января 2014 г. http://www.littorina.info/kandalaksha/kandalaksha/ochevidci/beloshickaya_ainovy.htm

Герасимова Т.Д. 1947. «Заповедник «Семь островов». «Айновы острова», 1947 г.». Дневник. Научный архив КГПЗ.

Герасимова Т.Д. 1951. «Заповедник «Семь островов». «Айновы острова».1951 г.». Дневник. Научный архив КГПЗ.

Граве Г.Л. 1913. Экспедиции, путешествия, экскурсии, командировки и пр. // «Орнитологический вестник» №1, 1913 г. Стр. 383-385. http://www.littorina.info/kandalaksha/kandalaksha/pervoist/grave_expedicii.html

Иваненко, Н. Ю. 2005. Современное состояние орнитофауны о. Большой Айнов (Варангер-фьорд) в 2002 году // Материалы XXIII конференции молодых ученых, посвященной 70-летию МБС-ММБИ (май 2005 г.). Апатиты.

Иваненко Н.Ю. 2011. Особенности гнездования серого гуся ( Anser anser) на Айновых островах (Варангер-Фьорд, Баренцево море) // Гусеобразные Северной Евразии: география, динамика и управление популяциями. Элиста: 36.

https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-gnezdovaniya-serogo-gusya-anser-anser-na-aynovyh-ostrovah-varanger-ford-barentsevo-more

Иваненко Н.Ю. 2013. Изменение орнитофауны о. Большой Айнов (Баренцево море, Варангер-фьорд) https://cyberleninka.ru/article/v/izmenenie-ornitofauny-ostrova-bolshoy-aynov-barentsevo-more-varanger-ford

Карпович В.Н. 1984. Кандалакшский заповедник. Мурманское книжное издательство.

В.Н. Карпович. 1988. Кандалакшский заповедник // Заповедники европейской части РСФСР. Ч. I. М.: Мысль. Стр. 20-61. https://www.booksite.ru/fulltext/rusles/zapov_1/text.pdf

Коханов В.Д., Скокова Н.Н. 1967. Фауна птиц Айновых островов // Труды Кандалакшского государственного заповедника. М.: Лесная промышленность. Вып. 5. С. 185-267.

Краснов Ю.В., Николаева Н.Г., Зубакин В.А. Ключевые орнитологические территории Европейской России: Айновы острова. http://www.rbcu.ru/kotr/mu004.php

«Летопись природы» Кандалакшского государственного природного заповедника, 1963-2001 гг. // Научный архив Кандалакшского заповедника.

Мешкова Л., Рогов А. 1985. «Берег, я – остров» // Вокруг света, №6 (2537). http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/3296/

Озерецковский Н. 1773. О гагочьем пухе // Труды Вольного экономического общества. Т. 23. С. 105–114.

Парфентьева Н. С. Растительность Айновых островов // Тр. Кандалакшей гос. запов. 1969. Вып. 7.

Пропп М.В. 1991. В глубинах пяти океанов. Ленинград: Гидрометеоиздат.

Соколов В.Е., Сыроечковский Е.Е. (ред.) 1988. Заповедники СССР. Заповедники европейской части РСФСР. Ч. I. М.: Мысль.

Соловцов К.А. 1861. Очерки Архангельской губернии. Айновы острова // Архангельские губернские ведомости. № 38.

Татаринкова И.П. 2001. Многолетние изменения в статусе и численности водоплавающих птиц на Айновых островах (Западный Мурман) // Проблемы изучения и охраны гусеобразных птиц Восточной Европы и Северной Азии. М.: 123-124. https://cyberleninka.ru/article/n/mnogoletnie-izmeneniya-v-statuse-i-chislennosti-vodoplavayuschih-ptits-na-aynovyh-ostrovah-zapadnyy-murman

Татаринкова И.П. 2005. Интервью 24 августа 2005 г. http://www.littorina.info/kandalaksha/kandalaksha/ochevidci/tatrinkova_2005.htm

Татаринкова И.П., Чемякин Р.Г., Хлебосолов Е.И., Хлебосолова О.А. 2007. Формирование гнездовой колонии серых гусей Anser anser на Айновых островах Баренцева моря // Русский орнитологический журнал. Т. 16. Экспресс-выпуск 347. С. 263-269. https://cyberleninka.ru/article/v/formirovanie-gnezdovoy-kolonii-seryh-gusey-anser-anser-na-aynovyh-ostrovah-barentseva-morya

Чемякин Р. 2012. На семидесятой параллели. Лирический фотоальбом о природе Севера. Санкт-Петербург.

Шкляревич Ф.Н., Татаринкова И.П. 1986. Численность и некоторые стороны экологии хохлатого баклана на Мурмане // Редкие, исчезающие и малоизученные птицы СССР. М.: 4-8. https://cyberleninka.ru/article/n/chislennost-i-nekotorye-storony-ekologii-hohlatogo-baklana-phalacrocorax-aristotelis-na-murmane

Merikallio Einari, 1924. Jäämeren ääreltä: lintukuvia ja kuvauksia Petsamon Heinäsaarilta ja niiden lähiseuduilta. Otava.

Merikallio Einari. 1939. Heinäsaarten kansallispuisto ja Pummangin luonnonpuisto. Helsinki.

http://jukuri.luke.fi/handle/10024/523903

Merikallio Einari. 1939. Heinäsaarten lintukuvakirja. Otava

Pearson Henry. 1904. Three Summers among the Birds of Russian Lapland. London.

Rae E. 1881. The White Sea Peninsula. A Journey in Russian Lapland and Karelia. London: John Murray. P. 11-23.



Комментарии