Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Айновы острова: мир животный и растительный

Айновы острова: мир животный и растительный
11 Августа, 2018, 11:38
Комментарии
Поделиться в соцсетях
На фото: тупики на острове Большой Айнов. Автор снимка Юрий Быков. 

Продолжение очерка "Айновы острова: через 110 лет после Пинегина".

«Все птицы Ледовитого океана летели всегда сюда плодиться, размножаться и утучнять землю для сплошного ковра морошки... Правда, Айновы острова имеют исключительно удобное положение для птиц: 1) удалены от берега, 2) омываются тёплыми водами Гольфштрема, 3) оба имеют посредине озерки с пресной водой, где находит первый приют молодое пернатое потомство».
Пинегин, 1909


Перечисляя причины привлекательности Айновых островов для птиц, Пинегин не упомянул очень важный момент: за счёт удалённости островов от материка здесь нет четвероногих хищников. Для наземно гнездящихся птиц - а именно они составляют большинство птичьего населения островов – это исключительное преимущество, которое привлекает их сюда так же, как и столетие назад. 

«Боже, каких только, каких птиц здесь нет! Чайки, бакланы, гагары, гаги, гагарки, утки и кулики самых разных видов и величин, тупики, чистики... Эта музыка и бесчисленные тени на камнях от миллионов крыльев проникнуты каким-то невиданным своеобразным характером, и, после серьёзной спокойной тишины моря, всё вместе врезывается в память, как воспоминанье случаев детства или сказка бабушки о тридевятом царстве... Не здесь ли оно, сказочное государство, птичье царство…»
Пинегин, 1909
Восторженное описание Пинегина не то, чтобы не соответствовало действительности, но может создать ложное впечатление, будто таких птичьих мест, как Айновы острова, на свете и вовсе больше нет. Это, конечно, не так. Но птиц здесь действительно очень много, и на человека непривычного их обилие и сегодня производит ошеломляющее впечатление. На профессионалов же впечатление производит ещё и обилие видов. В ходе работы нашей экспедиции на Большом Айнове отмечено 44 вида птиц, для 30 из них доказано гнездование, ещё для 5 оно вероятно. На Малом Айнове отмечен 21 вид птиц, для 12 доказано гнездование и ещё для 7 видов оно вероятно. Однако и видовой состав, и общее число птиц, живущих на Айновых островах, за прошедшее столетие изменились довольно заметно.

«Кругом норы тупиков… Большие отверстия, в норы свободно проходит рука до плеча, но ничего не достает. По рассказам, там галереи и лабиринты... Сидят по норам. Ближайшие беспокоятся, высунет один из них свою курьёзную голову и спрячется, а другой выйдет степенно из земляного коридорчика и оглядит всего с головы до ног; но малейшее движение — нет его, провалился; не успеешь разглядеть. Странная птица: живёт на воде, гнезда роет в земле, ныряет, как гагара, летает быстрее утки-чирка, нос попугая и утиные ноги».
Пинегин, 1909
Варианты расположения нор тупиков.
Иллюстрация из статьи Герасимовой Т.Д. 1951. Материалы по экологии тупика – Fratercula arctica L. // Учён. зап. Моск. гор. под. ин-та им. В.П.Потёмкина 18: 115-124.

Странная птица тупик живет на Айновых островах и сегодня, и так же, как столетие назад, привлекает сюда исследователей (а в последние годы и фотографов). Айновская популяция тупиков долгие годы считалась самой многочисленной и стабильной в пределах России, но за столетие её численность очень существенно снизилась. В 1920-х годах регистрировалось около 30 тысяч пар, в конце 1950-х – 12-15 тыс. пар, в 1960-е - 7–8 тыс. пар, к концу 1970-х гг. - 3–4 тыс. взрослых особей, мы же застали на обоих островах только две колонии, по 250-300 пар каждая. Почему так сильно упала численность тупиков? Есть предположение, что это связано с уменьшением количества сельди и мойвы, их основной пищи.

«Гага — Somateria molissima — похожа на утку, большую кряковую дикую утку, но больше немного — серые перышки чередуются с тёмными и белыми таким же причудливым узором, только чувствуется по округлым очертаниям, что под низом на шкурке есть тёплое исподнее платье из мягкого гагачьего серого пушка; тот же глубокий прорез глаз, нос же хотя и похож на утиный, такая же лопаточка, но гораздо длиннее и характерного «дикого цвета». 
Пинегин, 1909
 Гага
Гага на гнезде под кочкой, остров Большой Айнов. Фото Рюрика Чемякина.

Первые сведения об айновских гагах относятся ещё к концу XVIII века. «На Айновых островах … каждое лето Гагочьих гнезд бывает довольно. Причиною сему то, что острова оные далеко лежат от берегу, и людям редко на них бывать случается» (Озерецковский, 1773). К сожалению, Озерецковский не приводит конкретных цифр, свидетельствующих о численности гаг. А вот из текста Пинегина мы узнаем, что к тому моменту, когда Печенгский монастырь начал опекать Айновы острова, гагачьих гнезд здесь было всего 50, но скоро, благодаря монастырской охране, их число существенно возросло. «В прошлом 1908 году было на двух островах до 1000 гнезд, а ныне на одном «Большом» коршик[1] насчитал 1200, кроме того, на «Малом» до 800» (Пинегин, 1909).

Чуть более поздние источники также свидетельствуют, что гаг на Айновых островах очень много: 2060 гнезд в 1913 году (по Граве), 2500-3000 в 1929 (по Мерикалио). Напрашивается вывод, что именно благодаря охране – сначала монастырской, а потом финской – число гаг столь существенно возросло. Охрана, безусловно, очень важна, но в данном случае причина не только в ней.

На протяжении почти четырёх десятилетий, с 1963 по 2001 гг., сотрудники Кандалакшского заповедника каждый год проводили учёты гагачьих гнезд на Айновых островах. В отличие от разрозненных данных предыдущих лет, результаты этих учётов дают гораздо более объективную картину, поскольку их проводили одни и те же люди, по одной методике, примерно в одинаковые сроки, и все эти годы на Айновых островах был одинаковый режим охраны. И тем не менее оказалось, что количество гнездящихся гаг в разные годы изменяется очень сильно: от 730 до 1900 на обоих островах (Летопись природы, 1963-2001).

От чего же зависят такие серьёзные колебания численности? Ответ на этот вопрос предложили учёные Кандалакшского заповедника:

«Численность гнездящейся на Айновых островах обыкновенной гаги подвержена резким колебаниям, не свойственным для однородных стабильных популяций. В последнее время выявлено гнездование здесь двух популяций гаг. Одна из них основная, другая – проходная, остающаяся на гнездование в разные годы в различном количестве, в большой мере определяемом температурой воздуха во время весенних миграций гаг – в основном в третьей декаде апреля и в первой декаде мая. Чем ниже температура, тем больше гаг остаётся гнездиться на Айновых островах».
Татаринкова, 1981
Мы попали на Айновы, когда гнездование у гаг уже закончилось, поэтому не имели возможности подсчитать количество гнезд. Но, судя по количеству выводков, которые держались около островов - 50 выводков у Большого, 35 выводков у Малого Айнова – в нынешнем году гнезд было немного, то есть гнездилась только основная популяция.

«Вьётся стрелой и вверх и вниз «исправник»… Не велика птичка, а порато обижает других: это яйца выпить, птенчика сесть — его дело; так нарочно, ведь, самец-то, вишь, их дразнит, а самка чернохвостая стерва пьёт в это время яички этих самых чаек-то».
Пинегин, 1909
Птенец поморника.     Взрослый поморник     

Птенец большого поморника. Фото Александры Горяшко.                        Взрослый большой поморник. Фото Юрия Быкова.

«Исправником» в народе называли поморника: по одним источникам – короткохвостого, по другим – длиннохвостого, а скорее, всех поморников, без разбора. На Айновых островах поморников два вида. Численность их, по сравнению с другими видами, мизерна. Мы зарегистрировали на Большом Айнове три пары больших и две пары короткохвостых, на Малом Айнове – одну пару короткохвостых; примерно такие же данные приводят и все предыдущие исследователи. Но, несмотря на малую численность, не заметить поморников невозможно, так агрессивно они нападают на человека, оказавшегося поблизости от их птенцов. Когда поморник стремительно несётся над землей, целясь прямо в твою голову, он кажется страшным не только чайкам.

Интересно, что ни чайки, ни бакланы не удостоились описания Пинегина, лишь односложного упоминания. Сегодня же именно чайки, морские и серебристые, и бакланы, большие и хохлатые, - самые многочисленные обитатели Айновых островов, но и их количество, и видовой состав претерпели существенные изменения.

Берега Айновых островов.

Типичная картина айновских берегов: колония больших бакланов, морские и серебристые чайки. Фото Юрия Быкова.

Хохлатые бакланы начали гнездиться на Малом Айнове совсем недавно, в 1979 году, тогда было зарегистрировано всего 5 пар. К 1985 году их число выросло до 30 пар (Шкляревич, Татаринкова, 1986). В ходе нашей экспедиции зарегистрировано гнёзд хохлатого баклана с птенцами или яйцами: 624 на Большом Айнове и 128 на Малом Айнове. За 30 лет колония хохлатых бакланов на Малом Айнове увеличилась в четыре раза, да ещё и появилась огромная колония на Большом Айнове!

Птенцы хохлатого баклана

Птенцы хохлатого баклана в гнезде. В отличие от большого баклана, гнездящегося открыто, хохлатый баклан устраивает гнёзда в расщелинах камней, под скальными навесами и даже в нежилых человеческих постройках. Фото Александры Горяшко.

А вот количество чаек за годы наблюдений очень существенно снизилось, что видно из таблицы:

Год

Серебристая чайка

Морская чайка

Источник

1973-1977

9-10 тыс. особей на о.Б.Айнов

8 тыс. особей на о.Б.Айнов

Иваненко Н.Ю., 2005

Начало 1990-х

4 тыс. особей на о.Б.Айнов

3 тыс. особей на о.Б.Айнов

Иваненко Н.Ю., 2005

2018

500 пар на Б.Айнове, 185 пар на М.Айнове

380 пар на Б.Айнове, 120 пар на М.Айнове

Быков Ю.А., 2018


Ничего не говорил Пинегин и о гусях, но это как раз не удивительно – вероятно, до 1980-х годов серые гуси (Anser anser) на Айновых если и бывали, то только залётные. Во всяком случае, за время ежегодных наблюдений на островах, которые вели сотрудники Кандалакшского заповедника с 1963 года, первый случай гнездования серого гуся был отмечен в 1984 году. В научных публикациях отмечается только, что это первое гнездо было брошено самкой. Но мы знаем продолжение истории первого гусиного гнезда на Айновых, трогательное и трагическое одновременно.

«К сожалению, мы очень рано нашли это гнездо, и гусыня его бросила. С яйцами что делать? Съесть? Я говорю: «Давай гусят выводить». Подложили под чаек яйца, 6 яиц, вылупилось 2 птенца. И вот тут я поняла, что такое гуси. Им обязательно родители нужны. Без родителей они не могут. Они плачут, не кормятся. В первый день я с ними сидела. Потом – сапоги поставишь, они кормятся спокойно пока сапоги стоят. С неделю собака с ними сидела. Потом пришлось дежурного по гусям назначать из студентов. Потом подросли гусята. Были Кузя и Люся. Кузя взял на себя должность родителя, Люся его слушалась. Хорошие были гуси. Плавать научились, летать научились. Слышу, дурным голосом кричат гуси. Вылетела на улицу – пограничная шлюпка идет. Это гуси Рим спасли. Они крутятся вокруг и орут. А потом – куда? Везти в город, где держать? В сарае, зимой? Измываться над гусями. Ну ладно думаю, может, они улетят. В конце концов, весной мы приехали, а около порога лежат остатки гуся. По-видимому, одного убили, а другой или раненный или просто от тоски прилетел домой, помер. Это они уже далеко улетали, присоединялись к гусиным стаям. Мы думали, одичают…. Плохо кончилось». 
Татаринкова, 2005
Кузя и Люся  
Кузя и Люся. Первые Айновские гуси, высиженные чайками и выращенные людьми. Фото Рюрика Чемякина.

Несмотря на печальную судьбу первого гнезда, постепенно численность гнездящихся гусей на Большом Айнове стала возрастать, достигнув к 2005 году 40-50 пар, а в 2006 взлетев до 150-170 пар. В 2010 годов было найдено 270 обитаемых гнёзд (Иваненко, 2011), но больше такой колоссальной численности не отмечалось ни разу. Во время работы нашей экспедиции отмечено около 20 гнездящихся пар на Большом Айнове и 6-8 пар на Малом Айнове. Чем можно объяснить столь резкие колебания численности - пока сказать невозможно.

Птенец серого гуся 

Птенец серого гуся. Остров Большой Айнов, 2018 г. Фото Юрия Быкова.

«Какое место веселое, а посмотреть, какое море, а птицы как живут, каждая по-своему; может, на всём свете не отыщешь такого уголка, где можно видеть столько диких птиц на воле..! Можно месяц наблюдать, как живут, что делают, нарисовать всех — где же иначе найдёшь птицу, которая показала бы всю себя и жизнь свою?»
Пинегин, 1909
Не знал Пинегин, что Айновы острова интересны не только птицами. Например, именно здесь находится одно из двух крупнейших на Мурмане мест размножения серых тюленей, занесённых в Красную книгу России. Период их размножения начинается в конце октября - начале ноября и продолжается до последней декады декабря. В это время и собираются тюлени на пологих берегах Айновых островов.

«Родив младенца, мать первые дни неотлучно находится рядом с ним и лишь позднее начинает ненадолго спускаться к воде… Уже на второй-третий день белёк начинает ориентироваться в окружении, способен достаточно бодро ползать, но, конечно, не удаляется далеко от места своего рождения. Может он и огрызнуться, если к нему приблизишься, и даже совершает короткие выпады. Выглядит он в эти моменты очень трогательно – милая напуганная, обслюнявленная и обсопливленная от напряжения мордашка. Проголодавшись, зовёт маму, и зов очень напоминает “ма-а-а-ма!”. Мать-тюлениха кормит детеныша очень часто, и впечатление такое, что ей это нравится. То и дело бывает так, что тюлененок уже явно насытился, а мама всё подталкивает его к соскам. Насытившись, щенок начинает развлекаться – как может. А возможности, честно говоря, очень невелики. Только перекатываться с бока на бок, махать ластами да совать их в рот. Уже дней через десять-двенадцать тюлененок становится толстым буквально “как бочка”, и с играми становится совсем туго. На третьей неделе жизни щенка самка становится легкомысленной, позволяет ухаживать за собой, а порой и сама проявляет инициативу. Вскоре после спаривания она оставляет и детеныша, и район размножения, куда возвратится лишь на следующий год. Оставшись один, щенок продолжает линьку, к возрасту 30-40 суток теряет детский пух и становится черным. Все это время он не кормится, заметно худеет и также вскоре оставляет остров». 
Чемякин, 2012
Ежегодно на Айновых островах появляется на свет до 300-400 тюленьих малышей (Летопись природы, 1963-2001).

Серый тюлень, мама с ребёнком
Серый тюлень, мама с ребёнком. Остров Большой Айнов. Фото Рюрика Чемякина.

Почти совсем не уделил внимания Пинегин растительности Айновых островов, упомянув разве что знаменитую айновскую морошку, да то, что «сена снимают ежегодно до 800 пудов». Возможно, причина такого невнимания в том, что он был на островах в июне, когда трава ещё не поднялась. В июле не заметить здешние луга уже невозможно: они занимают около четверти территории островов, а высота травостоя на них доходит до 1,5-2 метров. Во влажных низинах кустарниковая ива образует непроходимые заросли. Временами кажется, что ты попал в джунгли, такая плотная зелёная стена тебя окружает. Совершенно необычны и обширные густые папоротниковые заросли, занимающие очень большие площади. 

Заросли папоротника

Автор статьи в зарослях папоротника на острове Малый Айнов. Фото Юрия Быкова.

А чего стоят знаменитые айновские кочки высотой до 1,5-2 метров! То тут, то там торчат они среди травы, на них, как на сторожевых вышках, сидят морские чайки, под ними, как в домике, любят гнездиться гаги. 

Кочка

Кочка на острове Большой Айнов, высота – 2 метра. На заднем плане маяк. Фото Александры Горяшко.

Между кочками буйно растут крупные зонтичные растения: купырь лесной и дягиль норвежский. Размеры их поражают: при средней высоте травостоя 110-140 см отдельные экземпляры дягиля достигают 230 см при диаметре стебля у основания до 8 см. В таких местах человек скрывается в травах с головой. Среди купыря и дягиля могут расти лишь немногие растения, способные пробиться к дневному свету сквозь сплошной полог огромных тёмно-зеленых листьев дягиля. Таких гигантских размеров растения достигают в результате обильного удобрения почвы помётом птиц: на каждый гектар острова Большой Айнов ежегодно вносится в среднем около 1,5 т помёта.

Заросли купыря

Заросли купыря между берегом моря и кордоном на острове Большой Айнов. Фото Александры Горяшко.

Глядя на все это растительное буйство мы не могли не задаться вопросом, из чего же заготавливали здесь сено монахи? Восемьсот пудов (более 13 тысяч килограмм) – это очень много; о заготовках сена говорит и финское название Айновых: Хейнасаартен (финск. Heinäsaarten) – Сенные острова. Между тем, виды растений, которые мы видим здесь сегодня, совершенно не подходят для заготовки сена. Напрашивается предположение, что во времена регулярных сенокосов состав растительности на Айновых островах был иным. Каким именно? Ответ на этот вопрос могут дать исследования торфяных залежей, которые проводил здесь один из участников нашей экспедиции.

«Хорошо у вас, на островах, и пожил бы в этом месте недельку, да не выберешься, как падёт противная!» Он усмехается, «поживи, что же просим милости, - понравится ли, однако?»

(Пинегин, 1909).

Наша экспедиция прожила на Большом Айнове как раз неделю. Мы застали и жаркие дни с пронзительно синим небом, когда насыщенность красок становится такой, что больно глазу, а суровое Баренцево море плещется нежно, как на южном курорте. Застали и серые пасмурные дни, и туман, сшивающий море и небо в однотонную серую завесу, и дождь, когда после пятиминутной прогулки вымокаешь с головы до ног в зарослях трав. Но жалели мы только об одном – как мало у нас было времени, сколько бы ещё интересных исследований можно было провести на этом огромном уникальном материале, Айновых островах.

«…А падёт полунощник, нагонит дождя, туману, из стану не выйдешь; птица вся попрячется, сиди у окошка да смотри в него... А дальше шторм разыграется — стан дрожит весь, хлещет дождь, а море ревёт, ревёт; нигде не слыхивал, чтобы ревело так оно… И дума такая пойдёт, что и вспомнить грех потом! Пожил бы и ты, барин, не захотел бы больше; с первым поветером ушел бы; никто не выживал здесь; вишь, нет жилья здесь; никто не селится; место нежилое; значит от Господа поставлено, чтоб птица здесь жила... Её место!»

(Пинегин, 1909).

Вот тут ошибся монах, собеседник Пинегина. Не думал он, что существуют на свете люди, которых не отпугнут от Айновых ветра и шторма. Сорок лет, сорок полевых сезонов, с мая до сентября-октября провели на Айновых островах научные сотрудники Кандалакшского заповедника: Иветта Павловна Татаринкова[2] и Рюрик Григорьевич Чемякин[3]. В бытовом отношении это была тяжёлая жизнь, многим она может показаться и вовсе невыносимой. Долгое время не было своего транспорта, в первые годы даже средств связи никаких не было. Продукты нужно было завозить сразу на четыре месяца, а когда из-за штормов прерывалась связь с большой землёй, то иногда и голодать приходилось. Освещение – белые ночи и керосиновые лампы, отопление – дрова, плавник, который выбрасывает море и который надо собирать по берегам острова, деревьев-то на Айновых нет. В любой внештатной ситуации надеяться можно было только на себя. Многих ужасал даже просто сам факт полной оторванности от внешнего мира, от общения. «Нас часто спрашивали: Не соскучились вы там? – рассказывала И.П. Татаринкова. - Не-а. Так хорошо. Самый счастливый момент у нас был, когда уходит судно».

Им всегда хватало айновских птиц и трав, наблюдений и мыслей. И только в одном «подвели» Айновы – для работы здесь необходима была хорошая физическая форма, а она с возрастом неизбежно терялась. В 2002 году был их последний полевой сезон на Айновых, но все следующие годы не было, кажется, ни одного дня, когда бы они не вспоминали любимые острова.

И.П. Татаринкова и Р.Г. Чемякин 

Иветта Павловна и Рюрик Григорьевич на крыльце кордона на Большом Айнове, середина 1990-х гг. Фото из архива И.П. Татаринковой и Р.Г. Чемякина.


Иветта Павловна Татаринкова скончалась в 2016 году. Её светлой памяти я посвящаю эту статью.


Автор: Александра Горяшко – биолог, историк науки. Более 35 лет сотрудничает с Кандалакшским заповедником, основной специализацией которого является охрана и изучение гаги. Член Ассоциации «Морское наследие: исследуем и сохраним», Союза литераторов России. Заканчивает работу над книгой «Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений».



[1] «Коршик» - так Н.Пинегин называет одного из монахов, принимавших его на Айновых островах. По словарю Даля, «коршик» или «корщик» означает в речном судоходстве кормчего, рулевого, а в морском – «местного вожака, сведущего проводника». Очевидно, Пинегин использует это слово в его втором значении.

[2] Татаринкова Иветта Пантелеймоновна (1936-2016). Кандидат биологических наук (1974). С 1961 по 1963 гг. – лаборант науч.отдела, с 1963 по 1966 гг. – лесник на Айновых о-вах, с 1966 по 1992 гг. – с.н.с., с 1992 по 2002 – ведущий н.с., с 2002 г. – нач. отд. экологического просвещения Кандалакшского заповедника. Сфера науч. интересов – орнитология, экология морских птиц. Провела многолетний мониторинг (в течение 45 лет) численности ряда видов морских птиц Айновых островов. Автор около 100 работ о птицах Мурманской области.

[3] Чемякин Рюрик Григорьевич (1941 г.р.). Орнитолог, фотограф. Лесник, научный сотрудник на Айновых островах с 1966 по 2003 гг. Автор около 20 работ о птицах и тюленях Айновых островов и научно-популярной книги о природе Севера.

Литература:

Белошицкая (Жидких) Г.Ф. 2014. Интервью 15 января 2014 г. http://www.littorina.info/kandalaksha/kandalaksha/ochevidci/beloshickaya_ainovy.htm

Герасимова Т.Д. 1947. «Заповедник «Семь островов». «Айновы острова», 1947 г.». Дневник. Научный архив КГПЗ.

Герасимова Т.Д. 1951. «Заповедник «Семь островов». «Айновы острова».1951 г.». Дневник. Научный архив КГПЗ.

Граве Г.Л. 1913. Экспедиции, путешествия, экскурсии, командировки и пр. // «Орнитологический вестник» №1, 1913 г. Стр. 383-385. http://www.littorina.info/kandalaksha/kandalaksha/pervoist/grave_expedicii.html

Иваненко, Н. Ю. 2005. Современное состояние орнитофауны о. Большой Айнов (Варангер-фьорд) в 2002 году // Материалы XXIII конференции молодых ученых, посвященной 70-летию МБС-ММБИ (май 2005 г.). Апатиты.

Иваненко Н.Ю. 2011. Особенности гнездования серого гуся ( Anser anser) на Айновых островах (Варангер-Фьорд, Баренцево море) // Гусеобразные Северной Евразии: география, динамика и управление популяциями. Элиста: 36.

https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-gnezdovaniya-serogo-gusya-anser-anser-na-aynovyh-ostrovah-varanger-ford-barentsevo-more

Иваненко Н.Ю. 2013. Изменение орнитофауны о. Большой Айнов (Баренцево море, Варангер-фьорд) https://cyberleninka.ru/article/v/izmenenie-ornitofauny-ostrova-bolshoy-aynov-barentsevo-more-varanger-ford

Карпович В.Н. 1984. Кандалакшский заповедник. Мурманское книжное издательство.

В.Н. Карпович. 1988. Кандалакшский заповедник // Заповедники европейской части РСФСР. Ч. I. М.: Мысль. Стр. 20-61. https://www.booksite.ru/fulltext/rusles/zapov_1/text.pdf

Коханов В.Д., Скокова Н.Н. 1967. Фауна птиц Айновых островов // Труды Кандалакшского государственного заповедника. М.: Лесная промышленность. Вып. 5. С. 185-267.

Краснов Ю.В., Николаева Н.Г., Зубакин В.А. Ключевые орнитологические территории Европейской России: Айновы острова. http://www.rbcu.ru/kotr/mu004.php

«Летопись природы» Кандалакшского государственного природного заповедника, 1963-2001 гг. // Научный архив Кандалакшского заповедника.

Мешкова Л., Рогов А. 1985. «Берег, я – остров» // Вокруг света, №6 (2537). http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/3296/

Озерецковский Н. 1773. О гагочьем пухе // Труды Вольного экономического общества. Т. 23. С. 105–114.

Парфентьева Н. С. Растительность Айновых островов // Тр. Кандалакшей гос. запов. 1969. Вып. 7.

Пропп М.В. 1991. В глубинах пяти океанов. Ленинград: Гидрометеоиздат.

Соколов В.Е., Сыроечковский Е.Е. (ред.) 1988. Заповедники СССР. Заповедники европейской части РСФСР. Ч. I. М.: Мысль.

Соловцов К.А. 1861. Очерки Архангельской губернии. Айновы острова // Архангельские губернские ведомости. № 38.

Татаринкова И.П. 2001. Многолетние изменения в статусе и численности водоплавающих птиц на Айновых островах (Западный Мурман) // Проблемы изучения и охраны гусеобразных птиц Восточной Европы и Северной Азии. М.: 123-124. https://cyberleninka.ru/article/n/mnogoletnie-izmeneniya-v-statuse-i-chislennosti-vodoplavayuschih-ptits-na-aynovyh-ostrovah-zapadnyy-murman

Татаринкова И.П. 2005. Интервью 24 августа 2005 г. http://www.littorina.info/kandalaksha/kandalaksha/ochevidci/tatrinkova_2005.htm

Татаринкова И.П., Чемякин Р.Г., Хлебосолов Е.И., Хлебосолова О.А. 2007. Формирование гнездовой колонии серых гусей Anser anser на Айновых островах Баренцева моря // Русский орнитологический журнал. Т. 16. Экспресс-выпуск 347. С. 263-269. https://cyberleninka.ru/article/v/formirovanie-gnezdovoy-kolonii-seryh-gusey-anser-anser-na-aynovyh-ostrovah-barentseva-morya

Чемякин Р. 2012. На семидесятой параллели. Лирический фотоальбом о природе Севера. Санкт-Петербург.

Шкляревич Ф.Н., Татаринкова И.П. 1986. Численность и некоторые стороны экологии хохлатого баклана на Мурмане // Редкие, исчезающие и малоизученные птицы СССР. М.: 4-8. https://cyberleninka.ru/article/n/chislennost-i-nekotorye-storony-ekologii-hohlatogo-baklana-phalacrocorax-aristotelis-na-murmane

Merikallio Einari, 1924. Jäämeren ääreltä: lintukuvia ja kuvauksia Petsamon Heinäsaarilta ja niiden lähiseuduilta. Otava.

Merikallio Einari. 1939. Heinäsaarten kansallispuisto ja Pummangin luonnonpuisto. Helsinki.

http://jukuri.luke.fi/handle/10024/523903

Merikallio Einari. 1939. Heinäsaarten lintukuvakirja. Otava

Pearson Henry. 1904. Three Summers among the Birds of Russian Lapland. London.

Rae E. 1881. The White Sea Peninsula. A Journey in Russian Lapland and Karelia. London: John Murray. P. 11-23.



Комментарии