Сейчас в Арктике:
Ледоход

Что мы знаем о нашей большой стране?

Что мы знаем о нашей большой стране?
26 Апреля, 2019, 07:43
Комментарии
Поделиться в соцсетях
На фото: одна из пинежских пещер.

...У всех на слуху Москва, Санкт-Петербург, Казань, Сочи. В последнее время информационную блокаду удалось пробить Байкалу и Камчатке.

Архангельская область, расположенная на севере России, по размеру сопоставимая с такими государствами как Испания и Франция, однако незнакома большинству жителей нашей страны. «Холод», «запустение», «тундра», «тайга» - такие ассоциации возникают у людей в Центральной России, когда речь заходит о Русском Севере, частью которого является этот регион.

Историки, фольклористы, любители деревянного зодчества и бывалые путешественники называют другие слова, когда говорят об Архангельской области. «Поморье», «история», «мезенская роспись», «былины», «первый морской порт России», Кенозерье, пинежские пещеры, «солеварение», «рыбный промысел», «торговля», кухня Русского Севера.

Так кто же прав? И что в действительности представляет собой жизнь этой территории в XXI веке? Может ли она удивить? Чтобы не обобщать, поскольку каждый муниципалитет области – это своё удивительное сочетание культурного, природного и исторического ландшафта, речь пойдёт о территории, расположившейся на северо-востоке от Архангельска, соединяющей Приморский и Мезенский районы, являющиеся частью Арктичекой зоны России, -- о Пинежье.

Благодаря удалённости от столицы Поморья (200 км от Архангельска) и самодостаточности местного населения, здесь сохранилась жизнь старинных деревень и посёлков. Непривычная столичному уху речь, в которой порой проскальзывает «пинежская говоря», свои слова «сейгод», «сейдень», непривычные обывателю, приехавшему из Москвы. Деревянные тротуары, проложенные по улицам Екатерининской регулярной застройки в бывшем уездном городе Пинега, ласково называемые пинежанами «мосточки» - удивительные признаки прошлой жизни, почти исчезнувшие из Архангельска и других больших городов Севера. Местные жители их не любят: «ломаются часто, чистить неудобно», но для человека, который никогда не видел такие тротуары в городах – это как попадание в другую эпоху. Прибавьте ещё огромные поморские дома, которые раньше строили, чтобы поместилась не только семья, но и домашний скот – и ощущение нереальности происходящего вас накроет полностью. Такая атмосфера притягивает туристов и, в частности,  иностранцев, ищущих Россию без столичного лоска в её старинном образе.

"Мосточки"


Хлеб здесь продолжают печь в старинной пекарне, которой более ста лет, но это не считается какой-то важной деталью. Как построили её купцы Володины, работавшие в Пинеге в конце прошлого века, так и работает пекарня. Даже с появлением в посёлке сетевого магазина, хлеб и выпечку предпочитают покупать только местного производства. Что вполне понятно – свежее, вкусное, натуральное. Для своих же пекут, для соседей, для детей.

Правда, с некоторых пор государственные требования добрались и до малых посёлков, и местный колорит и уют начали исчезать: вокруг сельских школ, больниц, детских площадок появились заборы, как в Москве. В посёлках, где все друг друга знают, обязаны жить по правилам безопасности больших городов, где миллионные миграционные потоки. Интернет в посёлках работает слабо, но школы обязали перейти на электронные дневники и журналы!

По требованиям безопасности железные отбойники отделили тротуары от дороги, и помимо неудобства для расчистки дороги, эти отбойники разрывают визуальный образ старинной деревни, настолько инородными они выглядят на фоне деревянных домов и заснеженных улиц.

В посёлке есть множество бюджетных учреждений, более пятидесяти предпринимателей, но Сбербанк сократил специалиста по работе с юридическими лицами, и теперь платёжку здесь не оформить. Только онлайн. А с онлайном может произойти всякое: например может не сработать симкарта, и вы не сможете подтвердить платёж. Тогда надо будет срочно мчаться в город: симку вам в Пинеге не переоформят. 

Многие вопросы, которые кажутся такими простыми в большом городе, здесь представляют очень непростую и затратную логистику. Понадобилось, например, вам купить двадцать одинаковых крючков для одежды. Думаете, вы просто идёте и покупаете? Нет, редко бывает такое количество крючков в магазине. Надо заказывать в Архангельск. До Архангельска 200 км, бензин здесь стоит 52 рубля за литр. Просто так не поедешь, получается, что на весь день придётся уехать. Ищешь оказию, звонишь знакомым: вдруг кто сможет найти такие крючки в городе. И скорее всего не повезёт, потому что и в Архангельске будет 18 штук, а не 20. На решение такого простого вопроса тратится в сотни раз больше времени, чем в Москве!

Казалось бы, любой малый бизнес здесь должен цениться на вес золота за создание рабочих мест и снижение уровня безработицы в районе, где качество жизни такое непростое. Да и возможность самому населению выживать, чтобы не тратить на него государственные деньги, должна приветствоваться. Но нет. Увы. Лесной кодекс, Водный кодекс, Градостроительный кодекс и все остальные федеральные законы пишутся в нашей стране для мегаполисов, распространяя свои требования и штрафы на жизнь в маленьких посёлках. Деревни, где испокон веков выживали охотой и рыбной ловлей, обязали жить по таким же правилам, как Московская область. Сбор грибов и ягод приравнивают к предпринимательской деятельности и требуют с бабушек сертфикатов, подтверждающих… подтверждающих что? Непонятно.

Любая возможность выживать становится зачастую незаконной. Этим летом в посёлке сгорел дом. И вместе с домом сгорел весь запас дров на зиму (топят везде дровами, газа на севере нет, а пеллеты возить из города дорого). Так вот, дрова пришлось выискивать, чтобы выделить погорельцам на зиму. Спасибо, с этого года разрешили собирать валежник, чтобы топить печи в своих домах.

Казалось бы, как здорово: принимать иностранцев в качестве туристов! Но на каждого иностранца требуется заполнить в несколько раз больше бумаг, чем на граждан России и своевременно уведомить УФМС о приезде. И даже если вы всё это сделали, но в документы закралась ошибка или опечатка – штраф. А штрафы такие, что не каждый малый предприниматель выживет после оплаты. За одну ошибку – 40 000 рублей. За двоих иностранцев, но с одной и той же ошибкой – 80 000… А если ты ошибся в заполнении бумаг на десять человек? Вот так и заплатишь в сотни раз больше, чем заработало предприятие за месяцы. Как это работает в Москве? «Найдите других сотрудников, кто не ошибается!» «Выведите эту функцию на аутсорсинг».

Но, во-первых, каждый человек в посёлке – на вес золота. Людей просто очень мало, и ты ценишь каждого, хотя далеко не каждый ищет себе сложной бумажной работы, в которую сейчас превращают всё. Чтобы быть поваром – надо и заказ продуктов сделать и в специализированной программе акты и списания провести, заполнить все журналы общепита (всего их более двадцати пяти, но не все каждый день) и многое другое.
Чтобы быть администратором – надо заполнять очень много бумаг для различных контролирующих инстанций, и так далее, и так далее. Принимая во внимание, что молодёжи мало, ограничения по поиску специалистов, работающих на компьютерах, ещё жёстче.

Что касается выведения на аутсорсинг, то здесь надо обеспечить стабильный и качественный интернет, чтобы все бумаги отправлять и сохранять в облако для отчётов. А вот этого тоже нет. Поэтому городские теории очень часто болезненно разбиваются о практику реальности.

Постоянно происходят форсмажоры: дорога плохая, транспорт ломается регулярно и приходится втридорога покупать запчасти в Архангельске, где опять же далеко не всегда что-то есть в наличии. Простой пример с пробитой защитой картера у обычного "Фольксвагена" – в Архангельске даже есть официальный дилер этой марки. Попытка записаться на ремонт окончилась ответом: «Привозите на эвакуаторе до города через полторы недели». А у тебя это единственный вид транспорта, чтобы на работу ездить. По-другому порой никак. И вновь всё увеличивает затраты в разы. 

Регулярного транспорта межу посёлком и городом нет. Есть частные маршрутки, на которые надо записываться заранее. Хотя по утрам и вечерам между деревнями курсируют школьные автобусы, но ни одной бабушке доехать из деревни до Пинеги на таком автобусе нельзя по требованиям безопасности: список всех детей, которые едут в автобусе, согласован приказом директора с датами рождения, контактными данными  ответственных за детей, в автобусе должен быть сопровождающий, кто несёт ответственность за каждого ребенка. Все должны сидеть строго на тех местах, как указано в списках. Если такой автобус останавливает ГАИ (или что-то не дай бог случится), то первым делом проверяют правильность этих бумаг (их всего в пачке тоже около десяти листов). И никого лишнего быть не должно! 

До районного центра села Карпогоры транспорт не ходит, хотя там находится и администрация района, и мировой судья, принимающий решения обо всех административных делах. Если у вас есть своя машина, то вы можете провести в дороге от четырёх до восьми часов, в зависимости от состояния трассы. Летом оно бывает очень плохое, и около двухсот км вы преодолеваете очень медленно. Зимой же открываются зимники, и дорога до районного центра может быть преодолена за два часа. 

Иначе, если у вас нет машины, то путь до районного центра выглядит так: покупаете билет на маршрутку до Архангельска (около 750 рублей, 200 км). Выезжаете утром, часов в восемь, и обязательно проверьте, чтобы в этот день вечером был поезд из Архангельска в Карпогоры, он не каждый день ходит.

Так вот, едете три с половиной часа до Архангельска, потом несколько часов ждёте поезда, потом в 17.00 садитесь на электричку (очень старый поезд) и едете в райцентр. Приедете туда в 22 часа. Поесть негде, ни магазины, ни кафе не работают в это время, запаситесь перекусом. А утром можете сходить по своим делам. Вечером в 22 часа плацкартом можете уехать в город. Чтобы дневным рейсом отправиться в Пинегу. Стоить вся эта поездка вам будет около трёх тысяч, а то и больше, и минус три дня вашей жизни. К полной радости предпринимателей налоговая инспекция и пенсионный фонд находятся тоже в разных городах: в Архангельске и Новодвинске. Куда тоже добраться очень непросто.

В последнее время от фермеров требуют обязательные заборы для выпаса животных. Там, где никогда таких заборов не было, государство внезапно решило, что они очень нужны. Сколько будет стоить огородить выпас -- государство не интересует, а вот штрафы за отсутствие заборов уже прописали.

Сколько было слёз пролито, если по ошибке неправильно оформляли документы в кассе официанты, забегавшись между гостями! Ведь количество оправдательных документов утром подкосит бухгалтерию.

Сейчас жители с огромным опасением ждут: какие же тарифы введут на вывоз ТБО. Ведь есть деревушки, куда можно добраться только на лодке летом, или на снегоходе зимой. По определению вывоз мусора из таких деревень не может быть рентабелен, но что же делать местному населению? Много, много таких вопросов возникает ежечасно и ежедневно. Не говоря о том, что в домах нет водопроводов и воду берут в колонках, централизованной канализации в бывшем уездном городе тоже нет. Государство, не стесняясь, всё больше ограничений и требований накладывает на людей, но почему-то совсем не учитывает ни специфику, ни расстояния, ни климатические особенности местности.

Дорога


Да, строительство дорог выглядит очень дорого. Но, может быть, дешевле тогда субсидировать приобретение транспорта для местных перевозчиков? И поддерживать тех, кто готов обеспечивать регулярные рейсы вне зависимости от загрузки?

Да, многие деревни в области строились вдоль рек, сейчас эта зона считается водоохранной, но, может быть, принять это как данность и придумать решение для качественной очистки стоков, чтобы люди могли продолжать пользоваться банями, стоящими вдоль рек, и строить новые, как всегда было заведено?

Дорога летом сильно пылит, может быть, есть возможность обрабатывать всю трассу специальными средствами или искать варианты, как сделать летний проезд более комфортным и выделять на это деньги? Дорожные службы на этой трассе работают очень хорошо, обслуживание дороги действительно качественное, и каждое утро это можно увидеть своими глазами, но летняя пыль и весенняя распутица не в их власти.

А если логистика до районного центра такая нерациональная, может быть, правильнее сделать межрайонный МФЦ в Пинеге, который бы работал на несколько районов, не привязываясь к административному делению?

Может быть, Почта России может разработать услугу для малых предпринимателей по перевозке грузов из города до деревень? Чтобы можно было утром сдать на приёмном пункте, а вечером уже забрать в отделении связи? Да, это вряд ли даст почте заработать. Но это значительно улучшит качество жизни многих людей.

Вот такие простые и одновременно очень сложные вопросы приходится постоянно решать в маленьких посёлках приарктической зоны нашей страны. Вопросы, которые не видны в федеральных повестках и незаметны обывателю, который приезжает в деревню и хочет за гораздо меньшие деньги, чем в городах, получать там столичное качество.

Но с внедрением столичных требований без учёта специфики расстояний, потребностей и социально-экономических реалий, возможности качественного и дешёвого не только отдыха, но и жизни в деревнях становятся всё более и более призрачными.

Пинега


Автор: Анна Клепиковская, Пинега, лесной отель "Голубино".

Комментарии