Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Как снимался "Великий Северный путь". Часть II

Как снимался "Великий Северный путь". Часть II
12 Июля, 2019, 12:11
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Продолжение. Начало здесь.


Индигирка и Зашиверск


Мы заранее договорились с МЧС Якутии, которые в июле осуществляли масштабную учебно-тренировочную экспедицию на надувных лодках, соединяющую Охотское море и Восточно-Сибирское. Это первая такого рода водная экспедиция, о чём подробно рассказывается в фильме. Мы же решили пройти с ребятами самую сложную часть маршрута по реке Индигирке.
Экспедиция МЧС прибыла точно в назначенный срок. Нас взяли на борт, и началась самая мокрая, комариная и волнительная часть нашего путешествия. Одна дождевая туча сменяла другую, приходилось даже рисковать и летать на коптере под дождём, но оно стоило того. Суровость сибирской реки была бы существенно утрачена при лёгкой солнечной погоде.
Волноваться же мы начали спустя два дня после начала нашего сплава по Индигирке, когда приблизились к известной в мире водников-экстремалов Индигирской трубе. Это одно из опаснейших и самых интересных мест на реке. Протяжённость "Трубы" – около 70 километров. Здесь начинаются крупные пороги, которые можно пройти не на каждом судне. Экстремальная сложность этого участка заключается в том, что река в ущелье резко сужается, а по берегам нависают крутые или отвесные склоны. 

Индигирка

Надолго я запомнил то холодное туманное утро на берегу Индигирки, когда руководители экспедиции собрали нас всех в полукруг и начали рассказывать, что нас ждёт впереди.
Скажу вам, это незабываемые леденящие впечатления: высокие горы по берегам начинают сужаться, впереди больше не видно перспективы, а вздымается лишь откровенная стена из скал, скорость лодки растёт, а за спиной ты слышишь несколько странный голос руководителя: "Ну всё, ребята, назад пути нет".
Однако всё завершилось благополучно, и даже сняли неплохой сюжет, который считаю одним из самых волнительных в фильме.

По Индигирке.jpg


Впереди ждал перелёт назад в Якутск, а оттуда в посёлок Тикси на берегу Ледовитого океана, куда уже прибыл на корабле катамаран, на котором планировался переход по ледяным водам в устье Индигирки…
Прежде чем покинуть среднюю часть Индигирки, мы сделали отдельную вылазку на место некогда кипящего жизнью города Зашиверска. Его в XVII веке основали казаки, и он длительное время являлся крупным торговым и административным центром. Однако в конце XIX века на город обрушилась эпидемия чёрной оспы, людей не успевали хоронить, и за несколько лет город буквально исчез. Единственное напоминание о некогда существовавшем здесь поселении – свежевыстроенная часовенка, да несколько остовов деревянных домов. Часовню построил и следит за ней подвижник отец Евгений. 

Зашиверск

Здесь был Зашиверск.


Длительное время было запрещено проводить здесь раскопки, поскольку Зашиверск находился за полярным кругом на вечной мерзлоте, из-за чего споры чёрной оспы могли сохранить свою активность. Когда, уезжая, мы собирали палатку, то под умятой травой увидели, что в темноте случайно поставили её на чью-то могилу…


Коптер стремится к полюсу. Русское Устье


Начало самого экстремального морского мероприятия ждало нас в Тикси. 

Окна Тикси.jpg

Окна Тикси

Отсюда с профессиональными катамаранщиками Станиславом Берёзкиным и Германом Арбугаевым мы планировали пройти маршрут по краю Восточно-Сибирского моря до посёлка Русское Устье на Индигирке. Для этого был привезён катамаран морского типа, на сборку и экипировку которого ушло практически три дня. Ну, а дальше начались истории, типичные для севера – непогода. В Восточно-Сибирском море бушевал шторм, из-за чего вода даже в прибрежных водах была слишком неспокойной для перемещения на таком судёнышке...


Конечно, не обошлось без технических приключений. Для съёмки сюжета с затонувшими кораблями меня высадили на острове, расположенном недалеко. Когда я запустил коптер, я понял, что в какой-то момент он практически перестал слушаться и стал увеличивающимися кругами с очень большой скоростью улетать в открытый океан! В состоянии полного шока я успел сообразить и отключить ориентирование по GPS. Это позволило на какое-то время стабилизировать аппарат и медленно, против сильного ветра, используя картинку на экране, вернуть его назад. Руки ходили ходуном, и, успокоившись, я постепенно понял, в чём здесь загадка: причиной всему – сильное северное магнитное склонение, влиявшее на компас коптера! То есть, поскольку в алгоритме управления не заложены магнитные поправки, которые в Заполярье очень сильные, беспилотник начинает просто сходить с ума, и только в ручном режиме можно хоть как-то с ним справиться. В дальнейшем, пока мы снова не пересекли полярный круг, аналогичные неожиданности постоянно повторялись.

Остров погибших кораблей.jpg


В один день мы увидели быстро приближающийся большой корабль-рефрижератор, бороздящий тёмные воды. Поскольку иногда съёмочный график оказывается более плотным, чем возможности долго оставаться в одном месте, мы подали знак и устремились наперерез к судну. Капитан не возражал против того, чтобы взять нас на борт, и мы, быстро попрощавшись с командой нашего катамарана, по верёвочной лестнице поднялись на борт корабля.
Судно это выполняет достаточно интересную функцию: спускается по реке Лене, затем выходит в океан, и затем поднимается по Индигирке, заходя в небольшие посёлки, чтобы скупить рыбу у местных жителей. Таким образом обеспечивая их деньгами и хоть какой-то работой. В советское время это было поставлено на поток, сейчас же – единичные случаи, когда частная компания готова этим заниматься.

Мешки с рыбой.jpg

Мешки с рыбой загружаются из ледников, вырытых в вечной мерзлоте в посёлках


Попав-таки в небольшой шторм, мы за несколько дней смогли добраться до следующей незабываемой точки съёмки – в уникальный посёлок Русское Устье. Наверное, это место можно назвать самым "законсервированным" историческим местом в России. Ещё в XVI веке начавшееся в Великом Новгороде бегство от политики Ивана Грозного привело людей в эти земли. Уму непостижимо, как они смогли докочевать в такую даль и по какой-то причине остаться в столь безжизненной местности. Даже сейчас, в XXI веке, чтобы приехать сюда, нужно проделать целое путешествие через всю страну.

Русское Устье

Русское Устье


Пока наши предки пробирались в эти края, с одной стороны, они сохранили в неприкосновенности родной язык и устное народное творчество, а с другой стороны, разумеется, смешались с местными жителями. Таким образом, сейчас здесь можно встретить людей самых разных кровей, до сих пор носящих старорусский язык. В фильме можно услышать, как разговаривают на нём бабушки. 

В Русском Устье.jpg

Из-за мягкой и влажной почвы здесь передвигаются по тепловым коробам 


В этом, самом отдалённом месте Якутии, завершилась основная часть нашего путешествия. Оставалось добраться до самой восточной оконечности нашей страны, носящей имя героя нашего фильма – Семёна Дежнёва.



Чукотка


Чтобы попасть в любую другую точку Чукотки, как правило, требуется самолёт. По прочим посёлкам и деревням летают старенькие Ан-26, порой настолько старенькие, что в голове не укладывается, как такое ведро с заклёпками вообще летает.
Погода на Чукотке, как в любой околоокеанической местности, крайне переменчивая, из-за чего пассажиры сталкиваются с непрерывными отменами рейсов. Судьба не обошла и нас. Когда мы прибыли в Анадырь, наш самолёт на посёлок Лаврентия улетел несколькими часами ранее. Следующий борт летел тремя днями позднее.

Неплохо здесь живёт бизнес по сдаче квартир вот таким бедолагам типа нас. За уверенные 2000 рублей с носа вам любезно предоставят койку в общей квартире. Нетрудно посчитать, во сколько обойдётся ожидание на двоих человек длительностью в неделю.
Про чукотские цены в магазинах – это отдельный разговор – тут вообще с трудом можно представить, как выживают местные жители с их зарплатами: все цены примерно в 3-4 раза выше, чем в Москве.

Анадырь.jpg

В Лаврентия нас ждал глава чукотской общины морзверобоев Владимир Эйнеучейвун. С ним мы заранее оговорили, что пойдём вместе на двух лодках огибать мыс Дежнёва. Однако нам предстояло прождать ещё пять дней штормовой погоды в Беринговом проливе.

Шторм.jpg


Здесь, на Чукотке, стоя на берегу Берингова пролива, ты и вправду в полной мере ощущаешь себя на краю нашей огромной страны. С одной стороны холодные воды, уходящие вдаль, с другой – бескрайняя холмистая тундра, окутанная туманами. Пролетев девять часовых поясов к линии смены дат, ты не только первым на планете встречаешь рассвет, но и чувствуешь дыхание времени, прогуливаясь по китовым аллеям, построенным сотни лет назад бесстрашным чукотским народом.

Скелет кита.jpg


Главное отличие местного населения здесь от любого другого региона – промысловая охота на крупных морских млекопитающих. Малым береговым народам севера выделяются специальные квоты на поимку китов и моржей. Всё добытое мясо местные жители могут использовать только для пропитания. Поэтому попробовать кита можно только здесь и нигде больше у нас в стране.
По сей день чукчи охотятся на гигантских китов теми же методами, что и многие сотни лет, а именно – гарпунами! Разве что появились в помощь моторные лодки и огнестрельное оружие для безопасности.

С морскими зверобоями.jpg


Почти неделю, в ожидании погоды и готовя снаряжение и лодки, мы провели в ангаре главы общины, где было разложено большое количество бивней моржей, черепов и прочих частей морских животных. Этот сюрреализм дополнялся неожиданными ночными выстрелами, от которых с непривычки подскакиваешь на ноги. В Лаврентии расплодилось большое количество бездомных собак, на которых страстно охотятся ночные снайперы.
Зная, что в сентябре уже можно увидеть северное сияние, я подолгу задерживался в этом ангаре по вечерам. И вот, в один из вечеров, выйдя подышать морским прибоем, я был ошеломлён развернувшейся картиной над головой: всполохи северного сияния раскроили всё ночное небо вдоль и поперк! Я тут же побежал за камерой и стал снимать таймлапс.

Словно огромный калейдоскоп на всё небо, заволакивающий собой звезды, сияние переливалось невероятными формами, вынося сознание напрочь… Даже трудно представить, что об этом думали первые обитатели этих мест. Пронизывающий морской ветер выхолаживал до костей, и, чтобы доснять этот кадр, мне пришлось залезть в бочку, дабы укрыться от порывов. Просидев в бочке час, в результате получил пять секунд сияния в фильме!
Кстати, примечательно и приятно смотреть, как молодые (и не очень) чукотские парочки ходят по вечерам на берег Берингова пролива смотреть на это зрелище. Романтично и эпично…


Мыс Дежнёва. Увидеть конец земли и обомлеть


Следующим же ранним утром две аляскинские лодки стремительно покинули бухту св. Лаврентия. По прогнозу ожидалось небольшое погодное окно, всего в три дня, за которое мы должны были успеть обогнуть мыс Дежнёва и добраться до самого восточного населённого пункта страны – посёлка Уэлен. Владимир, как глава морзверобоев, планировал посетить точки сбора промысловиков.
Миллионы самых разных птиц рассекают во все стороны, на берегах лежат ленивые моржи, а совсем недалеко от лодки вздымается, томно выдыхая, серый кит. Летать нужно было крайне острожно, чтобы не спугнуть животных. Это могло привести к массовой давке. 

Моржи.jpg


Пользуясь возможностью, предоставленной нам погодой, мы вели съёмки практически 20 часов в сутки, кемаря по 3-4 часа в промежуточных балках (домиках), которые иногда можно встретить на берегу. Для более качественной съёмки мы предпринимали попытки высадки меня на берег. Здесь это особенно опасное мероприятие, поскольку в основном берега скалистые и обрывистые. Необходимо было на гребне волны, очень быстро работая мотором, подойти к скальному уступу, вместе с оборудованием выпрыгнуть на берег, а лодке энергично отойти на безопасное расстояние. Один раз, прыгнув на скользкие камни, я едва со всем своим электронным скарбом не ушёл под воду…

Конечно же я не удержался и решил сделать заплыв на мысе Дежнёва. При всём при том, что я занимаюсь моржеванием много лет, такого шок-эффекта я не ожидал! Вроде бы и месяц сентябрь, и воздух тёплый, и моржи так весело купаются, но вода ПРОСТО ЛЕДЕНЕЦ! С учётом того, что она сильно солёная, температура её близится резко к нулю.

Купание.jpg


Погода буквально на считанные дни подарила нам уникальные состояния Берингова пролива. Такого мощного внутреннего ощущения я не испытывал нигде по нашему маршруту. Разве что на Маньпупунере. Так же, наверное, это было и для Дежнёва. Чукотка для нас стала апогеем нашего путешествия. От всего увиденного с трудом можно было сдерживать эмоции!
Мыс представляет собой такие же обрывистые скалы, как и весь восточный берег, но с небольшим углублением в виде полки. Здесь длительное время располагалось поселение Наукан, расформированное в советское время, дабы уменьшить вероятность контакта с эскимосами с Аляски. До сих пор с воздуха можно увидеть остатки фундаментов из камней, которыми обкладывали чумы. 

Руины.jpg

Здесь же недалеко археологами было найдено огромное захоронение, датируемое 1000 г до н.э. Невзирая на лютые климатические условия, люди живут здесь тысячелетиями, благодаря изобилию Берингова пролива.


Сразу за мысом на длинной косе расположен посёлок береговых чукчей Уэлен – самое восточное поселение Евразии. До сих пор вспоминаю те ощущения, когда даже поверить не можешь, что ты всё ещё находишься в своей стране – настолько здесь чувствуется отрыв от остальной цивилизации.

Уэлен.jpg

Живут здесь в основном на промысловом хозяйстве. В посёлке есть очень сильная сувенирная мастерская, где вырезают необычные фигурки из моржовых бивней. Занятно, что издавна бивень использовался, по сути, как книга. На нём рисовались различные истории, сказки для детей.


В одном из посёлков нас едва не развернули со всеми нашими съёмками для Географического общества… Приезжая на Чукотку, необходимо оформлять разрешение на посещение любого места, поскольку округ является пограничной территорией с Америкой. Конечно же, мы подали заявку, где были перечислены почти все населённые пункты. В каждом из них есть пограничная застава, и пограничники, как только видели нашу съёмочную группу, сразу требовали соответствующую бумагу. И вот, неожиданно для нас, этого посёлка не оказалось в списке. “Ну что, пойдёмте составлять протокол. Ранее не привлекались?” – смотря железными глазами, спросил меня пограничник. Меня немного передернуло, но вопрос решили достаточно оперативно, позвонив вышестоящим органам…


Самая большая печаль Чукотки – это повальный алкоголизм населения. Различными неформальными способами сюда на регулярной основе попадают новые и новые партии алкоголя, что превращает большинство жителей, вплоть до молодого возраста, в хронических алкоголиков. К сожалению, факт налицо: дальними поселениями чукчей практически никто не занимается.
Приведу в пример посёлок Нешкан. Он был образован в советское время и пережил соответствующие времена в перестроечный период. Являясь одним из самых отдалённых населённых пунктов не только России, но и самой Чукотки, он, по сути, брошен на самовыживание. Невзирая на то, что здесь присутствуют и детский сад, и школа, и даже подобие больницы, посёлок представляет собой гниющий заживо организм. Мне рассказали, что алкоголизм здесь начинается с двенадцати лет! За два дня нахождения здесь я увидел только двух трезвых людей…

Нешкан.jpg

Жилой фонд Нешкана в принципе нельзя назвать таковым: дома настолько обветшавшие и разрушенные, что их впору давно сносить. Дороги отсутствуют как класс, а междомовое пространство представляет собой кучи грязного снега вперемешку с разнообразным мусором, останками животных и человеческих экскрементов. Понятное дело, что в этих домах канализация отсутствует, и здесь просто кульминация: все отходы жизнедеятельности выливаются прямо из окон наружу… Только государственное регулирование в этой ситуации может спасти людей. Я очень надеюсь, что информация эта дойдёт до нужных людей, кто может принять решения о регулировании этого вопроса в регионе...


***

…Финальный зимний эпизод, который нам нужно было снять – это передвижение на собаках по Чукотке и кочевых чукчей. В посёлке Инчоун мы нашли чукчей, занимающихся разведением ездовых собак, и договорились выдвинуться с ними несколькими упряжками в центр полуострова, где должны были жить оленные люди.

Чукотские собаки.jpg

Маленькие чукотские собачки – на удивление выносливые и бойкие. На них мы передвигались два дня, пока на горизонте не показались два чума-пирамиды. Здесь живёт одна из нескольких оставшихся семей, кто исторически кочует и занимается разведением оленей. Глава семейства – дедушка, слово которого – закон. Дедуле уже лет под 80, а энергии и юмора – хоть отбавляй! В чуме неподалёку живут семьи его детей. Весь уклад, по сути, не изменился за сотни лет, кроме появившихся снегоходов и некоторых элементов интерьера.

В яранге


Леонид расположился в чуме и принялся договариваться о том, чтобы на следующий день снять поимку оленей. Разговор тут же был обёрнут в шутки и веселье до полуночи, пока все в конец не устали. Памятуя свой неспокойный сон в чуме ямальских оленеводов, я решил установить палатку неподалёку. За бортом было -20 с сильным ветром, но это был хороший повод проверить своё снаряжение и автономность.

Яранга и палатка.jpg


Олени Чукотки, видимо, не такие покладистые, как на Ямале и в Якутии, поэтому длительное время пастухи не могли их собрать, и животные гоняли по тундре, теряясь в сильном снегопаде. Тогда на помощь пришел квадрокоптер, которым я ловко начал направлять их в нужном направлении. В результате – и овцы оказались целы, и волки сыты: олени были собраны, киношники довольны.
Финальный бросок через Чукотский полуостров дался непросто. Мы попытались добраться за один день до Лаврентия, выехав рано утром от оленеводов. Именно в этот день случилась непогода – поднялся ветер и началась сильная позёмка. Буквально через пару десятков метров другой снегоход терялся в белой пелене.

Снегоходы.jpg

Какой спутниковый навигатор должен быть встроен в чукотскую голову, чтобы ориентироваться в таких условиях, -- трудно представить. Невзирая на условия, наши проводники ехали без каких-либо масок на лице, с абсолютно красными от мороза лицами, долгие часы подряд.
Наступила ночь, а впереди ещё было несколько часов пути. Снежный покров снова местами сдуло, из-за чего снегоходам приходилось ехать прямо по траве и камням. Все мы уже были на пределе, а сильный ветер лишь усиливал изнеможение. И вот, когда до Лаврентия оставались считанные километры, в нашем снегоходе закончилось топливо. Остальные два снегохода ушли вперёд. Вот мы и оказались в той опрометчивой ситуации, о которой я думал, когда чукчи зачем-то разъединяются и не едут группой. Нам оставалось только ждать, когда наши сообразят, что мы застряли. И вот здесь я впервые стал реально замерзать. Укрыться было практически негде, ветер продувал любую самую тёплую одежду, а организм сдавал позиции гораздо быстрее из-за чудовищной усталости. Вот так финальный аккорд экспедиции! Спустя полтора часа в темноте мы увидели долгожданный свет от снегоходов…
Только здесь, на севере, очень хорошо понимаешь, как люди близко живут к границе жизни и смерти. Они с детства привыкли легко смотреть смерти в глаза и не бояться. Принимать ответственность за себя и за других, жить с юмором и решать проблемы по мере их поступления. Про этих настоящих людей нам удалось снять фильм. До его премьеры оставалось 9000 км пути обратно и долгие месяцы монтажа и согласований. Конечно же, я недоволен своей работой и хорошо понимаю, как нужно было бы снять тот или иной эпизод лучше. Но надеюсь, что история нашего фильма не оставит равнодушным даже искушённого зрителя.

Автор текста и фотографий: Владимир Филиппов

Студия Технологий воздушных съёмок


Фильм "Великий Северный путь" получил поддержку Экспертного центра "Проектный офис развития Арктики" (ЭЦ "ПОРА").



Комментарии