Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Книги издательства "Паулсен": Нансен, мамонты и Ледовитый океан

Книги издательства "Паулсен": Нансен, мамонты и Ледовитый океан
28 Июня, 2019, 12:08
Комментарии
Поделиться в соцсетях


Марит Фоссе. Фритьоф Нансен. Великий гуманист. – М.: Паулсен, 2019. – 160 с.: 14 илл.

Фритьоф Нансен – норвежский учёный, путешественник, океанограф, художник, дипломат; в 1922 году удостоился Нобелевской премии мира за заслуги в качестве Верховного комиссара Лиги Наций: репатриацию военнопленных после Первой мировой войны, оказание помощи России во время голода и создание международной программы помощи беженцам.

В арктическое плавание впервые отправился двадцатилетним: в марте 1882 года на промысловом судне «Викинг», отплывавшем в Гренландию – в то время почти неизведанную. «Викинг» шёл охотиться на тюленей, но Нансен собрал коллекцию и других зоологических образцов. Тогда же он загорелся мыслью первым покорить в пешем путешествии льды Гренландии. Тренировался на лыжах пересекать заснеженные горы Норвегии и в своих маршрутах тоже был первопроходцем.

В 1887-м году Нансен собрал команду (в неё, помимо самого Нансена, вошли ещё три норвежца, в том числе Отто Свердруп, на много лет ставший его соратником, и два саама), с которой осуществил лыжный переход с восточного на западное побережье Гренландии. Уже в этой экспедиции проявилась характерная черта всех экспедиций Нансена: тщательное планирование. Тогда же он отмечает, что арктическая тема в средствах массовой информации того времени преподносилась со страхом и «удивительным невежеством». Переход команды Нансена через ледниковый щит Гренландии стал образцом успешного арктического путешествия и, как считается, открыл новую эпоху полярных исследований. А уже следующая его идея – дрейф на судне, вмороженном в лёд, - предвосхитила появление дрейфующих полярных станций. Этим судном стал знаменитый «Фрам» - обогнувший мыс Челюскина и вмерзший в лёд в районе 78-й параллели в море Лаптевых

О путешествиях Фритьофа Нансена лучше всего рассказал в своих книгах сам Нансен, открывший в себе и писательский талант. Однако процитируем книгу Марит Фоссе:

«В октябре 1894 года, через год после начала дрейфа, Нансен обнаружил, что судно движется скорее на запад, чем на север, то есть «Фрам» не приближался к Северному полюсу. Путешественники оказались посреди огромного и неисследованного Ледовитого океана. Именно они обнаружили, что Арктика фактически представляет собой океан, окружённый сушей. Нансен решил попытаться достичь полюса на собачьей упряжке вместе с Йохансеном, одним из членов команды. Их переход состоялся летом, после двух неудачных стартов. На обратном пути Нансен надеялся встретить промысловое судно у Земли Франца-Иосифа или Шпицбергена».

Почти три года дрейфовал «Фрам» - а по возвращении репутация Нансена как полярного исследователя (даже несмотря на то, что он не достиг Северного полюса) стала легендарной: в его путешествиях планирование и удача гармонично сочетались, его экспедиции возвращались без людских потерь, его команда не болела цингой… «Норвегия обрела своего героя», - пишет Фоссе, и главным образом её книга посвящена как раз другой – «гражданской» деятельности Фритьофа Нансена как дипломата, организатора и переговорщика. Будучи учёным, изобретателем, фактически основателем новой науки – океанографии, Нансен стал ещё и политиком. Он стоял у истоков создания Лиги Наций, выступал за налаживание отношений с Советской Россией и впоследствии стал именно такой компромиссной фигурой, которая, в силу своего большого авторитета и гражданства нейтральной страны, устраивала и советскую сторону, и немцев, и бывших союзников России по Антанте.

«Когда возникала проблема с судами для транспортировки пленных – Нансен находил корабли. Когда советское правительство с крайним недоверием относилось к вмешательствам извне – ему удалось заручиться его поддержкой. Международный комитет по облегченным кредитам мог предоставить ограниченное количество средств, и Нансену удалось потратить менее одного фунта стерлингов за каждую спасённую жизнь; эти деньги предоставлялись в виде займов. Нансен вкладывал в работу так много сил, что простая нехватка денег не могла его остановить. Транспортировка военнопленных началась уже через месяц после его назначения Верховным комиссаром по репатриации. К сентябрю 1920 года ему удалось репатриировать 100 000 военнопленных, а к февралю 1921 года – 280 000…

…Основы международного законодательства по беженцам были заложены благодаря работе Нансена в качестве Верховного комиссара. Наиболее значительной из правовых разработок того времени стал нансеновский паспорт, который предоставлял определённые права беженцам без гражданства и без документов, удостоверяющих личность».


Велик вклад Нансена (и нансеновского паспорта) в упрочение положения русских беженцев в принимающих странах, а также в помощь армянам, бежавшим от турецкого геноцида. Впрочем, книга Марит Фоссе знакомит читателя и с критическим взглядом на деятельность Нансена в Советской России: в некотором смысле его имя стало заложником различных течений в политической пропаганде 1920-х годов.

«В своей книге «Россия и мир» (1923) Нансен оправдывал большевистский режим в России, что заставило многих считать его сторонником советского строя. Это большое заблуждение, потому что в Норвегии Нансен славился своим консерватизмом и яростно выступал против коммунизма».

Васильев Л. Ю., Думанская И. О. Природа и климат Арктики. – М.: Паулсен, 2019. – 232 с.

«Природа и климат Арктики» - вторая из серии «Об Арктике просто». Она действительно написана доступным языком, снабжена большим количеством иллюстраций, в том числе карт, в ней собраны данные многолетних наблюдений, результаты исследований последних лет. Кроме того, в книгу обильно включены цитаты из книг полярников и исследователей севера, этнографические зарисовки, биографические вставки и даже стихи. Выглядит это так:

Из книги.png

Из книги

Хотя книга посвящена, в первую очередь, природе и климату, в ней проговариваются общие наиболее важные понятия, экономические характеристики, история исследования Арктики, а также политические позиции и сложившийся к настоящему времени взгляд на международное сотрудничество. Её можно назвать мини-энциклопедией Арктики -- или современного взгляда на Арктику.

Что касается собственно климата, то тут и страницы об истории гидрометеорологии, о том, как создавалась сеть полярных станций, и о современной ситуации, когда Россия прилагает старания, чтобы вернуться к прежнему охвату исследований Арктики и её промышленного освоения.

Значительная часть информации в книге подана именно с точки зрения человеческого расселения и производства. Например:

«…Почему так важно знать о рельефе любой территории? Рельеф оказывает ключевое влияние на расселение людей и их экономическую деятельность. Равнины Российской Арктики заняты крупными населёнными пунктами (Архангельск, Мурманск, Нарьян-Мар, Салехард и др.) и обширными оленьими пастбищами. В осадочных толщах Западно-Сибирской низменности и Восточно-Европейской равнины, а также на российском шельфе залегают богатые месторождения углеводородов…».

С другой стороны, говоря о рельефе дна Северного Ледовитого океана, авторы сосредоточиваются на специальной терминологии: термической абразии, аккумулятивных процессах и характерных элементах арктического рельефа – таких как фьорды и шхеры.

Уделено внимание многолетнемёрзлым грунтам – «вечной мерзлоте». Эта информация дана достаточно глубоко и даже с прогнозами на будущее:

«Существуют два основных подхода к оценке реакции многолетней мерзлоты на глобальное потепление климата – математическое моделирование и метод палеоаналогов (изучение аналогичных процессов потепления и похолодания, протекавших в предыдущих геологических периодах). Согласно модельным расчётам, в Воркуте, Надыме и Мирном температура мёрзлых горных пород до конца нынешнего столетия сохранит отрицательные значения. В этих трёх пунктах расчётная мощность многолетнемёрзлой толщи сократится всего на 1 м. Для условий Якутска, где отмечено значительное потепление, к 2050 году прогнозируется повышение температуры верхних горизонтов пород на 1,5 °С, а к 2100 году – на 3 °С».

Данные по заповедникам приводятся не только «в статике» - территория заповедника, когда он создан и кто его населяет, - но и с непосредственно осуществляемыми в настоящее время проектами. Информация в статистических таблицах даётся, где это возможно, по самому свежему – 2018 году. В качестве дружественного к окружающей среде проекта рассматривается шельфовая платформа «Приразломная» и её конструктивные характеристики:

«При работе платформы используется принцип «нулевого сброса»: использованный буровой раствор, шлам и другие отходы закачиваются в специальную поглощающую скважину или вывозятся на берег для передачи специализированным организациям. В общей сложности проектом «Приразломное» предусмотрен ввод в эксплуатацию 32 скважин, в том числе 19 добывающих, 12 нагнетательных и одной поглощающей».

Отдельная большая глава посвящена Северному Ледовитому океану – его температурам и химическому составу, его течениям и влиянию на климат, его морям и заливам, животному миру и судоходству. А вот про льды Ледовитого океана, их образование и классификацию, особенности навигации по Севморпути повествует отдельная глава, проработанная достаточно подробно:

«Стамухи – севшие на мель торосы – могут быть одиночными или образовывать барьеры (цепочки). Стамухи представляют собой нагромождения обломков льда высотой до 10 м и более. В большинстве случаев стамухи образуются на глубинах до 20 м, в редких случаях до 30–35 м. Как и торос, стамуха имеет парус и киль (как правило, трапециевидный). При волнении моря, а также при сгоннонагонных изменениях уровня моря стамухи совершают колебательно-поступательные движения. При этом киль стамухи пропахивает дно моря. Это обстоятельство необходимо учитывать при расчете глубины закладки трубопроводов: в зоне образования стамух она должна составлять не менее 2 м. Средняя высота арктических стамух составляет 8–9 м (макс. 17–20 м), глубина киля – 10–15 м (макс. 28–38 м). Наиболее мощные стамухи наблюдаются в Чукотском море».

Курс – Полюс! Сборник фантастики. Составитель Григорий Панченко.– М.: Паулсен, 2019. – 384 с.

«Курс – Полюс» может означать не только крайний север, но и крайний юг; тем не менее, читателю понятно, что объединяет оба направления, а Арктики в книге всё-таки намного больше, чем Антарктики. Составитель Григорий Панченко пишет, что конкурс полярных рассказов, с которого начался этот сборник, оказался на удивление успешным: 

«Очень многих читателей интересует север… как точка приложения сил, возможность испытать силу духа, полигон для научных исследований и многое другое, всего не перечислишь».

Очевидно, что, несмотря на XXI век и экспедиции, которые на чём только к полюсу ни добирались, высокие широты в читательском – да и писательском – воображении остаются тесно связанными с фантастикой. Невозможно отбросить надежды, что когда-нибудь здесь будут разгуливать стада мамонтов (чудом сохранившиеся или специально выведенные), а таяние «вечной» мерзлоты откроет перед человечеством новые перспективы. Льды можно рассматривать и как укрытие для лавкрафтовских чудовищ, и как дом духов, к которым взывают шаманы. Что можно найти в этих недрах? Невиданные прежде полезные ископаемые? Кристаллизованный в совершенных формах неземной интеллект? Север оставляет простор для фантазии, но для воплощения её придётся немало потрудиться.

Интересно, что тема Севера оказалась в сознании современных авторов связана не только с коренными малочисленными народами (впрочем, в будущем они оказываются сравнительно немалочисленными) и их фольклором, но и со старообрядчеством – людьми, которые бежали в высокие широты от враждебного преследования или натиска цивилизации, да так и растворились в них.

Можно, пожалуй, сказать, что главная альтернатива сборника сформулирована в рассказе Олега Дивова «Переговоры на самом верху», где главный герой решает, быть ему энергетиком или шаманом. По диплому якут Валера Попов – инженер гидросооружений, но и дедовский бубен у него – припрятан. Предполагается, что шаман может принести человечеству большую пользу, если он -- настоящий:

«Врачи, они, пожалуй, единственные из якутов, кто относится к шаманам без особого уважения, – потому что общаться с духами, улучшать погоду или призывать на головы врагов падение биржевых индексов – это пожалуйста, это колдуйте, сколько вам угодно; а вот что касается целительства, тут на одного такого, как Валеркин дед, приходится десять горе-волшебников, из которых пятеро искренние неумехи, а ещё пятеро конкретные шарлатаны. А глаза у всех добрые-добрые и честные-честные, и пока не загремишь в реанимацию, фиг поймёшь, тебя лечат или калечат. Только опытным путём».

Что в итоге окажется важнее, что определит будущее – волшба или наука -- тут уж авторы дают самые разнообразные ответы. Но если учесть, что мамонты в книге оказываются гораздо популярнее белых медведей, можно предположить, что побеждают надежды на чудо.


Подготовила Татьяна Шабаева

 



Комментарии