Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Самый северный музей

Самый северный музей
5 Сентября, 2019, 11:56
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Бухта Тихая. Общий вид.


Историческая полярная станция Бухта Тихая на острове Гукера (Земля Франца-Иосифа) в нынешнем году отмечает своё 90-летие – первая метеосводка была отправлена отсюда 30 августа 1929 года. И это прекрасный повод совершить небольшое путешествие на историческую станцию, где совсем недавно завершился очередной экспедиционный сезон Арктического музейно-выставочного центра, который в сотрудничестве с национальным парком «Русская Арктика» создаёт на станции самый северный в мире музей. Он разместится в восстановленном авиационном ангаре и будет посвящён истории освоения Арктики и покорения Северного полюса в 1937 году.

Старейший арктический форпост нашей страны, крупнейшая полярная обсерватория своего времени, центр арктического туризма – всё это Бухта Тихая. Отправимся же в путь немедленно!


Имя на карте    

Землю Франца-Иосифа открывали долго. Суровые природные условия Арктики были тяжелы для экспедиций на парусных судах XIX столетия. Первооткрыватели архипелага – австрийские полярные путешественники экспедиции Карла Вайпрехта и Юлиуса Пайера – подошли к его берегам отнюдь не в свободном плавании, судно «Тегетгоф» много месяцев дрейфовало во льдах, прежде чем 30 августа 1873 г. достигло неизвестной ранее земли.

Каждая новая экспедиция – голландская, английская, американская, русская – открывая новые острова и проливы, горы и мысы, давала им названия в честь учёных или государственных деятелей своей страны, а нередко и в честь спонсоров экспедиции. Поэтому на каждом острове архипелага имеются, как правило, несколько поколений наименований географических объектов. Так было и с островом Гукера, на котором находится историческая станция.

Первыми берега острова увидели, скорее всего, британцы – экспедиция Бенджамена Ли Смита на паровой яхте «Эйра» в 1880 г. побывала в проливе, который отделяет о. Гукера от лежащего южнее о. Нортбрука. Сам пролив был назван в честь голландского путешественника Антониуса де Брюйне, побывавшего на Земле Франца-Иосифа со своей экспедицией на судне «Виллем Баренц» годом раньше. Кстати, в исторической литературе именно де Брюйне зачастую указывается в качестве первооткрывателя острова Гукера, хотя прямых доказательств его подхода к острову нет, а район работ голландской экспедиции лежал южнее, у берегов о. Мак-Клинтока [4]. А остров получил своё имя в часть английского учёного и путешественника, ботаника Джозефа Далтона Гукера.

В 1895 году вдоль западных берегов острова прошёл на санях другой английский путешественник – Фредерик Джексон. На картах появились пролив Британский канал, мыс Данди (самая западная точка о. Гукера) и Рубини-Рок – такое название в честь итальянского певца Джованни Рубини получила базальтовая скала, хорошо заметная со стороны моря.

Скала РубиниСкала Рубини (вид со стороны пролива Британский канал). Слева от скалы – бухта Тихая



А вот само название «бухта Тихая» - русское. Небольшая бухта на западном берегу острова Гукера обрела имя в 1913 году – когда сюда прибыла экспедиция под командованием Георгия Яковлевича Седова на шхуне «Михаил Суворин» (первоначальное название судна «Святой мученик Фока» было заменено уже в ходе экспедиции).

Экспедиция Седова зазимовала в Тихой. Это была уже вторая зимовка русских полярных путешественников, первый раз «Святой Фока» зимовал в 1912–1913 гг. у Новой Земли. В бухте определили астрономический пункт, установленный в этой точке крест с памятной надписью сохранился до наших дней. В продолжение зимовки велись метеорологические и магнитные наблюдения. Но целью полярного похода Седова был Северный полюс. Отсюда, из Тихой, уже тяжело больной начальник экспедиции отправился 2 февраля 1914 года к полюсу на собачьей упряжке, в сопровождении двух матросов, и в пути умер…

2 (1).JPG  

Астрономический пункт, определённый экспедицией Г.Я. Седова в бухте Тихой


Имя Седова увековечено на острове Гукера сразу в нескольких названиях. Место зимовки экспедиции было названо «мыс Седова» - именно на нём позже расположилась полярная станция. Над станцией – плато Седова, а в глубине бухты Тихой – ледник Седова.

Ледник Седова

Ледник Седова


Бухта Тихая была не единственном местом на Земле Франца-Иосифа, где побывали русские экспедиции. Дважды – в 1901 и 1914 году русский флаг поднимался на мысе Флора, самой южной точке острова Нортрбрука и месте зимовки нескольких полярных экспедиций разных стран. В 1901 г. сюда подходил на ледоколе «Ермак» С.О. Макаров, а в 1914 г. мыс Флора посетила спасательная экспедиция И.И. Ислямова на судне «Герта», которая вела поиски Седова, Русанова и Брусилова (все три экспедиции считались пропавшими). С «Михаилом Сувориным», который в это же время направился в Архангельск, «Герта» разминулась в море…


«Самая северная в мире»

Слово «форпост» по отношению к Бухте Тихой употребляется очень широко и, кажется, уже несёт оттенок дешёвого газетного штампа. Между тем обойти его невозможно – это действительно советский форпост в Арктике, передовая крепость, причём не только в переносном смысле, а и в самом прямом – политическом.

На протяжении десятилетий экспедиции разных стран посещали Землю Франца-Иосифа, изучали её, зимовали на островах, устраивая временные базы. Ни у кого не хватало ресурсов, чтобы прочно закрепиться на архипелаге, к тому же разразилась Первая Мировая война, и великим державам стало не до Арктики. Но в 1920-е годы интерес к полярным островам – Земле Франца-Иосифа и Северной Земле – вновь пробудился. Чтобы не потерять Арктику, Советский Союз должен был действовать быстро и решительно.

В 1926 году СССР объявил своими владениями все полярные острова, лежащие к северу от арктического побережья страны, в том числе и Землю Франца-Иосифа. Но для закрепления в Арктике деклараций было мало. Нужна была организация на островах постоянной деятельности – то есть создание станций, работающих круглогодично.

И вот к берегам Земли Франца-Иосифа отправилась экспедиция, целью которой стало развёртывание первой советской станции на архипелаге – на историческом месте зимовки Седова. Символично, что и ледокольный пароход, доставивший экспедицию в бухту Тихую, назывался «Георгий Седов». В экспедиции приняли участие выдающиеся исследователи Арктики – профессора Рудольф Лазаревич Самойлович и Владимир Юльевич Визе, участник экспедиции Седова.

Для начальника экспедиции Отто Юльевича Шмидта экспедиция 1929 г. стала первым опытом работы в Арктике. Именно с этого времени Шмидт – учёный-математик, администратор, главный редактор Большой Советской энциклопедии – станет известен как лидер советского полярного проекта: уже в следующем году он возглавит Арктический институт, а ещё два года спустя, после сквозного плавания ледокольного парохода «Александр Сибиряков» по морям советской Арктики, станет первым начальником Главного управления Северного морского пути.

Но до этого было ещё далеко. Сейчас, в августе 1929 г., участники экспедиции собирали привезённые с собой в разобранном виде деревянные дома, устанавливали радиостанцию, настраивали приборы. Первыми постройками новой станции стали «Дом № 1» - большой жилой дом для зимовщиков, продовольственный склад и баня. На зимовку остались семь человек во главе с П.Я. Илляшевичем.

Первый дом

 «Дом № 1» - первая постройка станции Бухта Тихая. 1929 г.



Первая же смена полярников Тихой поставила мировой рекорд по дальности радиосвязи: радист зимовки Эрнст Кренкель, впоследствии один из четырёх участников дрейфа станции «Северный полюс», в январе 1930 г. связался с базой экспедиции Ричарда Бэрда в Антарктиде – за 20 тысяч километров!

Открытие станции на Земле Франца-Иосифа однозначно воспринималось современниками как важная победа страны и надёжное свидетельство закрепления Советского Союза в Арктике. В 1930 году Виталий Бианки писал в своей книге путевых очерков «Конец Земли»:

«…За Новой Землей снова океан, льды — и Земля Франца-Иосифа. И там уже высадился, укрепился человек: там новая советская радиостанция, самая северная в мире. Планомерно и неотступно человек всё дальше проникает на север.

Мне стало вдруг весело:

— Какой же тут Конец Земли?

И разве есть вообще Конец Земли? Или конец стремлений человека?..»


СкладПродовольственный склад (1929 г.) и в наши дни используется по назначению – для хранения запасов кордона национального парка «Русская Арктика» и экспедиций Арктического музейно-выставочного центра


Центр полярной науки

В это время советские полярные станции ещё не были единой системой и подчинялись разным учреждениям. До создания Управления полярных станций Главсевморпути оставалось ещё четыре года. Станцией Бухта Тихая распоряжался Институт по изучению Севера (ИИС), преобразованный в 1930 г. во Всесоюзный арктический институт (ВАИ).

В 1929-1930 гг. уже полным ходом шла подготовка ко Второму Международному полярному году (МПГ) – международному научному проекту, в рамках которого полярные станции разных стран должны были вести наблюдения по согласованной программе. Сам Международный полярный год должен был проводиться с 1 августа 1932 по 1 сентября 1933 г.

С каждой новой сменой полярников станция росла и ширилась. В 1930 г., появились отдельное здание для радиостанции и скотник для содержания живого провианта – коров и свиней. В ходе подготовки к МПГ станция получила комплекс нового оборудования, здесь имелись геофизические павильоны, метеорологическая площадка, мощная радиостанция, появился самолётный ангар. Был построен «дом № 2» - специальный корпус, в котором размещались научные лаборатории и жили учёные.

Баня и лаборатория

Баня и лабораторный корпус. На переднем плане – кунгас, тяжёлая несамоходная лодка для перевозки грузов и гидрологических работ в море


Коллектив зимовщиков Бухты Тихой, работавших по программе МПГ в 1932–1933 гг. включал двадцать человек. Возглавил его И.Д. Папанин, будущий начальник первой советской дрейфующей станции «Северный полюс», а в годы Великой Отечественной войны – начальник Главсевморпути. В составе коллектива папанинской зимовки в Тихой работал и ещё один будущий участник дрейфа станции «Северный полюс» - магнитолог Евгений Константинович Фёдоров.

Программа работ была очень широкой. Помимо плановых наблюдений по метеорологии, аэрологии, полярным сияниям сотрудники станции вели магнитную и топографическую съёмку островов архипелага, изучали возможности радиосвязи в Арктике.

9.JPGАктинометрический павильон (слева), построенный для работ Международного полярного года. Правее – «собачья улица», место содержания ездовых собак, которых здесь было очень много, ведь все научные поездки по островам выполнялись на собачьих упряжках

 

Бухта Тихая стала одним из двух научных стационаров МПГ в Советской Арктике, где работали иностранные исследователи: в коллектив станции вошёл немецкий учёный Иоахим Шольц, специалист в области атмосферного электричества (второй станцией была Русская Гавань на Новой Земле, где работал другой немецкий геофизик Курт Вёлькен).

В последующие годы научная работа в Бухте Тихой продолжалась. В 1937 г. станция стала одним из пунктов подготовки советской воздушной экспедиции на Северный полюс – высадки дрейфующей научной станции. Основной базой был остров Рудольфа, где был оборудован аэродром для тяжёлых самолётов.

Полярники в эти годы жили в Тихой целыми семьями. За время работы станции здесь родилось одиннадцать детей!

"Дом семейных" 

«Дом семейных» предназначался для станции на о. Рудольфа. Он был собран в Тихой в связи с перенаселением станции из-за вынужденной зимовки трёх судов-снабженцев в 1937–1938 гг.

 

Даже в тяжёлые военные годы станция не прекращала наблюдений, хотя снабжение и смена полярников стали очень трудным делом. Здесь по-прежнему велись научные работы, хоть и не в полном объёме.

 11.JPG

Сооружения предвоенного времени – ветродвигатель Д-12 и электростанция

 

Бухта Тихая избежала вражеских атак (хотя нападения немецких подводных лодок на советские станции бывали не раз), но в 1943–1944 гг. советским полярникам пришлось работать в близком соседстве с немцами: на острове Земля Александры действовал «Кладоискатель», секретная полярная метеостанция гитлеровцев. В сентябре 1943 г. над станцией пролетел тяжёлый немецкий самолёт (вероятно, из числа машин, обеспечивавших работу «Кладоискателя»), но никаких враждебных действий немцы не предприняли: рассекречивание своих работ на Земле Франца-Иосифа было не в их интересах.

Аэрологическая вышка Аэрологическая вышка. 1942 г.

 

После войны научная работа в Тихой продолжалась. Здесь трудились не только учёные Арктического института, но и сотрудники других учреждений, например, треста «Арктикразведка», для экспедиции которого был построен отдельный жилой дом.

 "Дом холостяков"

«Дом холостяков» (1952 г.), построенный для сотрудников «Арктикразведки» - одно из самых молодых зданий станции Бухта Тихая

 

С 1955 года обсерватория Бухта Тихая вновь стала частью Арктического института. Район её работ охватывал весь архипелаг Земля Франца-Иосифа и прилегающие акватории – на западе до государственной морской границы СССР, на юге – до параллели м. Желания, на севере – до 84º с.ш.

Здесь велись метеорологические, актинометрические и аэрологические наблюдения по программе станций 1-го разряда. Как и другие арктические обсерватории, Бухта Тихая занималась исследованиями особенностей прохождения радиоволн и океанографическими исследованиями – в прибрежной зоне и проливах. Океанографические работы включали прибрежные наблюдения над приливами, течениями, ледяным покровом, а также рейдовые наблюдения в проливах ЗФИ. На острове Гукера обсерватория вела гляциологические исследования – на ледниковом куполе Чюрлёниса был устроен научный стационар.

 Трактор

Трактор ДТ-55 использовался для доставки грузов на гляциологический стационар «Купол Чюрлёниса»

 

Бухта Тихая поучаствовала и в программе следующего большого международного проекта по исследованию Земли – Международного геофизического года (1957–1958 гг.). Но это уже было время заката обсерватории. К этому времени стало очевидно, что метеоданные, полученные в Тихой, не вполне точно отражают условия Земли Франца-Иосифа: защищённая от ветров бухта имела своеобразный микроклимат. Поэтому было принято решение о переносе всего комплекса наблюдений из Тихой на остров Хейса, где с 1958 года начала работу мощная арктическая обсерватория Дружная.

В 1959 году станция Бухта Тихая была законсервирована. Все наблюдения в ней прекратились. Оставшиеся без ухода постройки начали разрушаться. Но разрушались они медленно: дерево в Арктике почти не гниёт, только приобретает красивый серебристый цвет под действием ветра и снега. Гораздо хуже чувствует себя в сыром воздухе металл. И всё же, несмотря на действие арктической погоды, Бухта Тихая сейчас выглядит точно так же, как в конце 1950-х гг.

Отдельные экспедиции иногда посещали заброшенную станцию. Трижды – в 1992, 1997 и 2009 гг. – здесь работали специалисты Морской арктической комплексной экспедиции (МАКЭ), изучавшей памятники полярной истории. Стало очевидно, что исторической станции (и шире – всем памятникам Земли Франца-Иосифа) необходима охрана, реставрация и музеефикация.

Медведи в Бухте Тихой

Белые медведи – нередкие гости на станции. Июль 2019 г. 


Туристы и филателисты

В 2009 г. для охраны и пропаганды природного и культурного наследия арктических островов был создан национальный парк «Русская Арктика». Его территория охватила всю Землю Франца-Иосифа и часть Северного острова Новой Земли. В 2012 году кордон национального парка был открыт в Бухте Тихой. Начались работы по восстановлению отдельных построек станции.

Бухта Тихая, этот музей под открытым небом, стала центром полярного туризма. Теперь в неё каждое лето заходят атомный ледокол «50 лет Победы» (он доставляет туристов на Северный полюс), круизные суда, а иногда и парусные яхты. Всего на станции каждый год бывает около тысячи посетителей.

Ледокол

Ледокол «50 лет Победы» доставил туристов в Бухту Тихую. Июль 2019 г.


Тут надо сказать, что арктический туризм в Тихой вообще-то имеет давнюю историю. Ещё в 1931 г. бухту посетил норвежский пароход «Исбьёрн» с туристами на борту, а чуть позже в Тихую пришёл советский ледокольный пароход «Малыгин», который также имел на борту не только научную группу, но и туристов. Здесь состоялась встреча парохода с дирижаблем «Граф Цеппелин», на котором работала международная экспедиция, организованная германским обществом «Аэроарктик». Научной частью экспедиции заведовал профессор Самойлович, а радистом был уже известный нам Эрнст Теодорович Кренкель, который впоследствии много лет возглавлял Всесоюзное общество филателистов. Именно в честь рейса «Малыгина» были выпущены первые советские марки на полярные сюжеты.

Марки

Марки «малыгинских серий» - первый памятник советской полярной филателии. Автор рисунка – художник И. Дубасов


Многие филателисты всего мира с увлечением коллекционируют оттиски почтовых штемпелей полярных станций и ледоколов. В Бухте Тихой тоже работает почтовое отделение, на котором можно отправить письмо или открытку со штемпелем станции. Отделение связи в Тихой иногда называют самым северным в мире, что не совсем точно – почта на метеостанции острова Хейса (метеорологи работают там и в наши дни) расположена всё же чуть ближе к полюсу.


«Тысяча листов фанеры»

Авиационный ангар, построенный в 1932–1933 гг. в ходе расширения станции к Международному полярному году, стал самым большим зданием не только в Бухте Тихой, но и вообще на всех советских полярных станциях. Каркас ангара был изготовлен в Архангельске и перевезён на станцию в 1932 г. в разобранном виде.

Во время «папанинской» зимовки ангар ещё не был обшит. Вот как описывает его журналист и писатель Сергей Безбородов, который прибыл в Тихую в 1933 году в составе группы зимовщиков, сменивших коллектив Международного полярного года:

«За салотопкой – ангар. Сейчас это только скелет ангара. У него нет ни стен, ни пола, ни крыши. Для того-то мы и привезли сюда тысячу с лишним листов фанеры, чтобы сделать ангару и крышу, и стены» [2].

После обшивки стен и крыши фанерой ангар работал по прямому назначению – здесь в 1930-е гг. размещались самолёты станции. Это были лёгкие машины – У-2 (универсальный самолёт, создававшийся как военный учебный, но применявшийся очень широко, в том числе и в полярной авиации) и маленький самолёт-амфибия Ш-2, специально разработанный для труднодоступных местностей.

Обе модели самолётов Бухты Тихой зимой использовали лыжное шасси, а летом – поплавковое. В ангар самолёты поднимали по специальному наклонному слипу из досок. Для тяжёлых самолётов позднее был оборудован сухопутный аэродром на плато Седова.

Самолёты Бухты Тихой занимались ледовой разведкой и аэрофотосъёмкой островов архипелага. Последние машины У-2 (в годы войны они стали называться По-2, по фамилии конструктора Н.Н. Поликарпова) работали в Тихой в конце 1940-х гг. Их разрушенные каркасы и сейчас можно увидеть на окраине станции.

Начиная с предвоенного времени ангар стали использовать как склад – для разных необходимых на станции материалов и продовольствия. Здесь установили напольные весы и грузовую электрическую лебёдку для доставки грузов с берега. В ангаре хранилась известь, корма для скота, уголь, стекло, цемент и даже… детали разрушенных самолётов! После прекращения работ на станции немалая часть всего этого так и осталась в ангаре. Самые интересные и хорошо сохранившиеся вещи обязательно станут экспонатами будущего музея.


Вторая жизнь ангара

Музей будет рассказывать об истории покорения Северного полюса, советском полярном проекте, полярной авиации в целом, научной работе и повседневной жизни полярников Бухты Тихой. В будущем он должен стать своеобразной «визитной карточкой» Российской Арктики на международном уровне. Однако до того, как гости Бухты Тихой смогут увидеть экспозиции в ангаре, предстоит проделать огромную работу. Немалая часть её уже выполнена в ходе трёх экспедиций Арктического музейно-выставочного центра в 2017–2019 гг.

Ангар

Вид ангара перед началом работ экспедиции. Июнь 2019 г.

 

Прежде всего, необходимо было выяснить состояние конструкций ангара. Эти работы были выполнены в 2017 году. Оказалось, что каркас здания сохранился хорошо, а вот фанерные стены и кровля под ударами ветра разрушились почти полностью. Из-за того, что наметённый в ангар снег не успевал растаять за лето, внутри образовались ледники выше человеческого роста.

В 2018 году участники второй экспедиции Арктического музейно-выставочного центра удалили с каркаса ангара куски расслоившейся фанеры, вытащили из балок несколько тысяч ржавых гвоздей, вставили в отдельных местах каркаса новые брусья взамен утраченных. В том же году на станцию были завезены строительные материалы для реконструкции ангара в следующем сезоне.

На долю экспедиции 2019 года выпал основной объём строительных работ – обшивка стен и крыши ангара фанерой. Самым сложным участком оказалась нижняя обвязка ангара – могучие балки местами были на всю свою толщину утоплены в многолетней мерзлоте, состоявшей из обледенелой земли и грязи, копившейся под стенами ангара много лет. И всё же их удалось расчистить в достаточной мере, чтобы можно было обшить нижние части стен.

Другой важнейшей (и тоже очень трудной!) задачей стало удаление ледников, намёрзших внутри здания. Однако и это удалось сделать. Так что в следующем году историки Арктического музейно-выставочного центра уже смогут начать монтаж экспозиций будущего музея.

После окончания работ

Ангар после окончания экспедиционного сезона. Август 2019 г.


История Бухты Тихой продолжается!


Автор: М.А. Савинов, кандидат истор. наук, научный сотрудник Арктического музейно-выставочного центра (Санкт-Петербург).

Фотографии автора.


Литература:

1.Андреев А.О., Дукальская М.В., Фролов С.В. Международный полярный год. История и перспективы. СПб., 2007. С. 34–35.

2.Безбородов С.К. На краю света. М., 1937. С. 76.

3.Киселёв Д.В. Полярная станция «Бухта Тихая» в годы Великой Отечественной войны // Российские полярные исследования. 2018. № 2. С. 40–43; № 3. С. 41–45.

4.Киселёв Д.В. Плавание А. де Брюйне к Земле Франца-Иосифа в 1879 году: мнимые открытия и реальные достижения // Российские полярные исследования. 2016. № 1 (23). С. 34–38.

5.Острова и архипелаги Российской Арктики. Земля Франца-Иосифа. М., 2013. Т. 1.

6.Работы обсерватории в бухте Тихая (Земля Франца-Иосифа) в 1932 и 1933 годах // Бюллетень Арктического Института. 1933. № 11. С. 327–330.

7. Филин П.А. Самый северный в мире музей. Реставрация ангара для самолётов полярной станции «Бухта Тихая», Земля Франца-Иосифа // Журнал регионального отделения Российского военно-исторического общества. 2018. № 2. С. 72-83.

8. Филин П.А. Реставрация ангара для самолётов и создание музейного комплекса в «Бухте Тихой», Земля Франца-Иосифа // Полярные чтения на ледоколе «Красин». Технологии и техника в истории освоения Арктики. М., 2019. С. 367-379.

 



Комментарии