Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Светлый праздник во время полярной ночи

Светлый праздник во время полярной ночи
25 Декабря, 2018, 11:33
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Фото: Рождество на судне "Йоа", 1903 г.

Перед Новым годом воздух пропитан хвоей, мандаринами, шоколадом и, конечно, морозом. Не всегда Новый год радует нас долгожданным снегом, но сегодня мы расскажем о людях, у которых снега и льда было в избытке -- о людях, которые встречали рождественские праздники посреди льда и полярной ночи. Как известно, традиция праздновать Новый год с размахом пришла к нам относительно недавно, столетие назад было принято отдавать дань именно Рождеству. О нём и поговорим.

Начнём, пожалуй, с экспедиции Фритьофа Нансена на судне «Фрам»: её новогоднее пиршество стало притчей во языцех. Только представьте: полярная ночь, судно, затёртое льдами, едва начало свой трёхгодичный дрейф, однако никто не может сказать наверняка, оправдает «Фрам» ожидания или, подобно многим другим, будет раздавлен льдами.

Норвежский полярный исследователь Ф. Нансен решил вморозить своё судно в лёд севернее Новосибирских островов, а позже продрейфовать на запад. Две зимовки Нансен провёл на судне, третью – на Земле Франца-Иосифа, куда отправился с помощником Йогансеном после неудачной попытки достигнуть Северного полюса. Экспедиция, однако, считается одной из самых успешных: за три зимовки в Арктике ни один участник экспедиции не пострадал.

Вспомним печально известную экспедицию Джона Франклина, закончившуюся гибелью судов «Террор» и «Эребус», где был подтверждённый случай каннибализма – самого большого греха и позора, которому могла быть подвергнута гордость Королевского британского флота.

Здесь же экспедиция была продумана в высшей степени удачно, провизии было вдоволь, ни у кого не наблюдалось признаков цинги.

«Послушайте хотя бы, какой у нас сегодня обед:
1. Суп из бычачьих хвостов.
2. Рыбный пудинг с картофелем и соусом из масла, стёртого с желтками.
3. Оленье жаркое с горошком, фасолью, картофелем и брусничным вареньем.
4. Крем из морошки со сливками.
5. Крендель и марципан.
Последнее блюдо было приятным подарком кондитера экспедиции, которого мы не раз благодарили за его заботы.
И ко всему этому столь знаменитое мартовское пиво Рингнеса… Похоже ли это на обед людей, приучающих себя к ужасам полярной ночи?
К вечеру все были настолько сыты, что не могли даже дотронуться до обычного ужина, – пришлось его отменить. Попозже был подан кофе со слоёным ананасным пирогом, медовыми пряниками, ванильными печеньями, кокосовыми пирожными и прочими рождественскими лакомствами – произведениями нашего неподражаемого кулинара Юлла. А на закуску – винные ягоды, изюм и миндаль.
Если привести ещё меню праздничного завтрака, то получится полная картина. За завтраком подавались: кофе, свежеиспечённый хлеб, датское фермерское масло, рождественский торт, честерский и голландский сыры (один из них с тмином), бычачьи языки, солонина и апельсиновый мармелад. А если кто подумает, что этот завтрак был из ряда вон выходящим по случаю рождества, тот ошибается. За исключением торта, это обычный завтрак». 
Ф. Нансен, ««Фрам» в полярном море», по издательству "Эксмо", 2010 г.
Можем ли мы поставить Фритьофу Нансену в вину расточительство?  Разве не безумие за один день тратить столько провианта, да и к чему уподобляться кружку самодеятельности, распевая весёлые песни и устраивая пляски в столь серьёзном мероприятии?

На самом деле, самый страшный враг хорошо продуманной экспедиции – не голод и не цинга, а однообразие, монотонность ежедневных занятий во время полярной ночи, рутина, способная сделать из активных жизнерадостных людей апатичных меланхоликов. Хороший руководитель всегда позаботится о том, чтобы занять свободное от работы время подчинённых приятным и, скорее всего, совместным досугом, когда ни один из участников экспедиции не останется наедине со своими тревожными мыслями.

Капитаном экспедиции на «Фраме» был назначен Отто Свердруп – норвежский полярный исследователь, заслужившей доброе имя усердной и добросовестной работой, и пусть нам оно говорит мало, но на своей родине, в Норвегии, Свердруп почитается практически наравне с Фритьофом Нансеном и Руалом Амундсеном.

В 1914 году, когда пропали сразу несколько русских экспедиций (Г.Я. Седова, В.А. Русанова, Г.Л. Брусилова), с просьбой в помощи обращались и к Нансену, который, в свою очередь,  порекомендовал для спасательной операции капитана Отто Свердрупа. Изначально планировалось, что в экспедиции будут участвовать два судна – «Эклипс» и «Герта», с чисто норвежским экипажем. Позже было решено оставить норвежский состав только на судне «Эклипс», а экипаж на «Герте» сформировать из русских.
На борту "Эклипса" находился замечательный повар Адольф Хенрик Линдстрём, кухню которого смогли оценить и русские гости – участники Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Он принимал самое деятельное участие в рождественских приготовлениях. Только представьте:

«Вообще Линдстрём – мастер на все руки, он был не только искусным поваром, но владел всеми другими уменьями, так или иначе относящимися к этой важнейшей части судовой работы. В основе его искусства лежало убеждение, что жизнь на судне должна быть не только сносной, но и приятной для каждого. Чем глубже и темнее становилась полярная ночь, тем ловчее и проворнее он действовал, тем богаче становилась его фантазия. Горы сдобы разных видов вырастали в тихие ночные часы на камбузе, а вместе со сдобой – и живое напоминание о Рождестве и доме. Но волшебство нашего кока этим не ограничивалось. Посреди ледяной пустыни он создал настоящую рождественскую ёлку, удивительно похожую на подлинное колючее, лапчатое дерево. День за днём, ночь за ночью он неустанно собирал тончайшие щепки, стучал молотком, красил и украшал, и, как настоящий профессор высшей магии, представил нам в канун Рождества, к нашему безмерному удивлению и восторгу, красивую, богато украшенную, раззолоченную зелёную елку; на ветках её сидели сверкающие разноцветные птички с клювами, перьями, хвостами и крыльями.» 
Отто Свердруп «Под русским флагом», издательство "Паулсен".
А теперь давайте сравним праздничные приготовления Линдстрёма на судне «Эклипс» с Рождеством в экспедиции Руала Амундсена на судне «Фрам», где Линдстрём также выполнял обязанности кока.

"В кормовом салоне был изящно накрыт стол для кофе и на стол поставлены огромные запасы рождественского печенья работы Линдстрёма.  Посередине стола красовался величественный кранцекаке. 
Пока мы воздавали должную честь всем этим прелестям, Линдстрём был чем-то занят в носовом салоне "Фрама". Когда мы после кофе опять перешли туда, там стояла небольшая красивая, вся разукрашенная ёлка. Ветки на ней были искусственные, но удивительно хорошо сделаны. Она великолепно сошла бы за ёлку, только что срубленную в лесу. Это тоже был подарок из дома.
И вот началась раздача подарков. Была масса красивых, забавных вещей. Всем позаботившимся о нас мы должны принести горячую благодарность: они помогли нам сделать Рождество тем, чем оно осталось для нас, – светлым воспоминанием о далёком плавании.
В 10 часов вечера ёлочные свечи погасли, и праздник кончился. Он
прошёл удачно с начала и до конца. И когда началась опять будничная
жизнь, у всех нас было что вспомнить." 
Руал Амундсен, "Плавание "Фрама" в Антарктике", изд-во Главсевморпути, Ленинград, 1937 г.
(К слову, кранцекаке (kransekake), о котором упоминает Амундсен, - это традиционный для норвежцев миндальный торт, состоящий из всё уменьшающихся колец. Украшается маленькими норвежскими флагами.)

Как мы видим, ёлка  являлась не просто атрибутом праздника – она была его символом, её искусственность ничуть не преуменьшала значимости, а наоборот – подчёркивала стремление людей провести Рождество вблизи этого дерева, выструганного и украшенного собственноручно. Вообще в Норвегию традиция ставить ёлку пришла в начале XIX столетия, а настоящего расцвета достигла в 1850-60-х, хотя некоторые закрытые религиозные общины противились этому аж до 1930-х годов. Сейчас Норвегия является ежегодным поставщиком двадцатиметровой ели для Трафальгарской площади в Лондоне; в благодарность за помощь во время Второй мировой войны норвежцы делают это безвозмездно.

Но вернёмся к нашей истории.

В это самое время в Арктике работала экспедиция Северного Ледовитого океана (1910-15 гг), исследования велись с бортов двух ледоколов - «Таймыр» и «Вайгач». Начальником экспедиции с 1913 года был Борис Андреевич Вилькицкий. Её участники были частыми гостями на «Эклипсе», где среди прочего повар Линдстрём с радостью угощал их своим коронным блюдом – блинчиками. Об этих блинчиках Линдстрёма в своё время с восхищением отзывался и сам Руал Амундсен. Отто Свердруп же описывал угощение следующим образом:

«Эти удивительные произведения кулинарного искусства были не дёшевы, на них уходило много масла и сиропа. В Америке чаще всего используют кленовый сироп, но он предпочитал «золотой» сироп, такой вкусный, что наши русские гости твердили, что это не сироп, а мёд. Все дискуссии о сиропе постоянно заканчивались так: «Не может быть, что это сироп, а не мёд». «Русские полюбили блинчики так же, как и мы, хотя раньше они подобного никогда не едали.» 
Отто Свердруп «Под русским флагом», издательство "Паулсен".
Рождественские праздники пришлись как раз на пору тесного сотрудничества обеих экспедиций, и их команды могли наблюдать за приготовлениями друг друга.

Вот как описывает русский рождественский праздник доктор Леонид Михайлович Старокадомский:

«С середины декабря на обоих кораблях начались деятельные приготовления к празднику Рождества. Придумывались всякие развлечения, сооружалась ёлка. У иностранцев Рождество праздновалось по новому стилю, у русских – по старому, с разницей 13 суток. Поэтому Свердрупа и его спутников мы поздравляли на две недели раньше и получили с «Эклипса» ответное поздравление, адресованное всему личному составу нашей экспедиции.

В день праздника стол отличался некоторой изысканностью. Мы закололи молодых свиней, вытащили хранившееся на этот случай пиво, все получили сладости.

В кают-компании обычное меню было также скрашено добавлением некоторых лакомств. Стол вместо тёмной клеёнки, которой мы пользовались с начала зимовки, накрыли свежей белой скатертью.

На «Таймыре» ёлку соорудили из прутьев гаоляна. Эти прутья мы выдернули из веников, вставили в просверленную толстую палку и окрасили зелёной масляной краской. На ветвях «ёлки» висели орехи, самодельные картонные звезды, покрытые бронзовым и алюминиевым порошком, горели настоящие ёлочные свечи. Ёлка получилась на славу.

Не менее эффектной была ёлка и на «Вайгаче». Ветки вайгачцы сделали из выкрашенной в зелёный цвет проволоки. Дерево они разукрасили различными самодельными ёлочными украшениями, электрическими лампочками и фонариками».

Л.М. Старокадомский «Экспедиция Северного Ледовитого океана», 1946 г. Изд-во Главсевморпути, Москва - Ленинград
Рождественская ёлка на Таймыре.png
Рождественская ёлка на "Таймыре", иллюстрация из книги Старокадомского.

Сегодня мы не зря решили вспомнить именно Рождество с его особенной атмосферой: всё-таки этот праздник был именно религиозный, все участники экспедиции были воспитаны на вере в Бога, царя и Отечество. Каждое утро в семь часов они выстраивались на палубе и пели молитву. Норвежцы вспоминали, что у русских были такие красивые голоса, что они приходили послушать, не понимая ни слова, вначале по одному, по двое, а вскоре и всей командой.

Мы уже упоминали про экспедиции Руала Амундсена, его воспоминания стали неоценимым помощником в деле нашей реконструкции Рождества в полярных широтах:

«Кругом судна было величественно и тихо. Изумительное северное сияние заливало пламенем всё небо. Но вечно неспокойные лучи волнуют душу, как будто они посылают – особенно в рождественскую ночь – немых трепещущих посланцев из внешнего мира – от тех, кто дома теперь тоже празднует Рождество».
Р. Амундсен «Плавание Северо-западным проходом на судне «Йоа», Издательство Главсевморпути, Ленинград, 1935 г.

Помните ли вы, что волхвы, которые пришли поклониться новорождённому младенцу Христу, преподнесли ему в подарок золото, ладан и смирну?

Мы подошли к ещё одному атрибуту Рождества – к подаркам. Сложно представить, но в полярных экспедициях была заведена практика получать на Рождество подарки из дома. Сделать это было совсем не трудно: родные и близкие участников заранее готовили маленькие полезные или забавные презенты, способные либо пригодиться в быту, либо развлечь людей в полярную ночь – недаром полярные путешественники всегда славились отменным чувством юмора.

В пример можно привести первое рождество на судне «Йоа» Руала Амундсена, где поваром служил уже знакомый нам Линдстрём.

Так, в Рождество 1904 года на «Йоа» кто-то вложил в подарки бумажные колпаки. Жребий должен был решить, кому они достанутся. Когда Линдстрёму попался колпак с надписью «Жирной полярной свинье», это скабрезная шутка вызвала взрыв хохота и бурю восторга, ведь повар действительно отличался немалыми габаритами. Несмотря на дружеский смех, Линдстрём всегда удостаивался самых лестных отзывов Руала Амундсена. Среди прочего, Амундсен говорил, что Линдстрём всегда первый искренне смеялся над шутками, даже если шутили над ним.

Линдстрём

Линдстрём


У Амундсена всё заранее продумывалось до мелочей: на каждом из подарков было надписано «не вскрывать до Сочельника», и рядом проставлены даты – 1904, 1905, 1906. Нам сложно поверить, но Амундсен утверждал, что об этом позаботились сами дарители.

Мы вспомнили экспедиции, которые, пожалуй, можно считать успешными: чего стоит трёхгодичный дрейф на «Фраме» или открытие нового архипелага Северная земля (вначале названного землей Николая II) гидрографической экспедицией Северного Ледовитого океана!

Но не всегда задуманное и желанное сбывалось, Арктика знает много печальных страниц. До нас дошёл дневник Эдуарда Васильевича Толля, который был руководителем Русской полярной экспедиции самого начала прошлого века. Его целью было изучение Новосибирских островов и поиск новых. К северу от этого архипелага Толль мечтал найти ещё не изученную новую землю, слабые очертания которой видел промышленник Яков Санников, а после, якобы, и сам Толль.

Таким он запомнил последнее Рождество на яхте экспедиции «Заря»:

"Как прошли у нас на судне рождественские праздники? Наши «ребята» из команды провели их очень весело. Толстов устроил красивую ёлку, соорудив деревянный остов и ветви из проволоки, искусно обернув всё тёмно-зелёной бумагой. На кончиках ветвей бумага была мелко надрезана, так что сходство с ёлкой было вполне достигнуто. Она была украшена ёлочными свечами, золотыми звёздами и пёстрыми бумажными цепочками, изготовленными обоими отцами семейства — Евстифеевым и Расторгуевым. Стол, на котором была зажжена елка, покрыли флагом, стены украсили бумажными флажками и маленькими знамёнами. На столе для каждого было приготовлено по полной тарелке угощения: миндаль, изюм, винные ягоды (инжир – прим.), конфеты, пряники и по четыре плитки шоколаду, и на всех две бутылки рому для жжёнки".

"В кают-компании у нас было тоже деревцо, устроенное по тому же методу Толстовым и напоминавшее своими немногочисленными ветками скорее араукарию, чем ёлку. Зееберг вёл в этот вечер наблюдения, а Бируля находился в угнетённом настроении духа и не выходил к нам. Доктор поставил на стол разложенное на крышке ящика, как на подносе, рождественское угощение: орехи, миндаль, изюм, винные ягоды и т. д. Кроме того, открыли ящик конфет и пряников. Матисен принёс преподнесённые его свояченицей подарки в надписанных нашими именами пакетах. Я получил карманную записную книжку и маленькую куклу-лыжника, видимо, чтобы она напоминала мне о моих детях.“

 Э.В. Толль «Плавание на яхте «Заря», Географгиз, 1959 г.

Как это ни прискорбно, Толлю не суждено было увидеть детей, во время похода к загадочной земле он пропал без вести. В 30-е годы XX столетия легенда о Земле Санникова будет развеяна авиацией, а знаменитый геолог Обручев напишет замечательную книгу, которая навсегда прославит эту мифическую землю.

Мы надеемся, что смогли сегодня не только заинтересовать вас дневниками полярных исследователей, которые во многом не уступают художественной литературе, но также создать особое предпраздничное настроение.

Если люди, обречённые не на одну зимовку в далёкой Арктике, смогли создать такой волшебный праздник на борту своего судна, то разве можем мы пренебречь возможностью украсить наши дома, квартиры, привнести праздничное настроения в декабрьские будни?

Ставьте ёлку, вешайте гирлянды, и, самое главное, чему учили нас полярные исследователи, - не проводите праздник в одиночестве: позовите друзей, соберитесь семьёй или, в крайнем случае, идите гулять на шумную многолюдную улицу. Счастливых праздников!

В кают-компании "Фрама"

Обед в кают-компании "Фрама".


Автор: Аксёнова Юлия Владимировна, научный сотрудник Музея Арктики и Антарктики.


Комментарии