Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

У каждого своя Арктика

У каждого своя Арктика
29 Августа, 2019, 16:36
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Можно жить в крымском Бахчисарае и мечтать увидеть Арктику... Можно повстречаться с Арктикой прямо посреди оживлённых петербургских улиц... Можно приехать в командировку на берег Карского моря... Всякий раз это будет глубоко личный опыт, он останется с вами на долгие годы и уж точно не покажется неинтересным или незначительным.

Ольга Койро, Минск

Я хотела бы побывать в Арктике, потому что верю в неслучайные совпадения.

Год назад подруга поделилась своими планами уехать работать на Шпицберген. Я бы меньше удивилась, если бы она захотела полететь на Марс (о нём я хотя бы слышала). Но законсервировать себя в арктических льдах с четырёхмесячной полярной ночью?!?!...

...Как-то, листая свой любимый журнал «Планета», я увидела статью  «Шпицберген. Арктическая сказка». Буквально проглотила её (статью)! Оказывается, в этой сказке тоже живут, работают и даже отдыхают люди! Голодать там точно не придётся. А законсервировать себя и вовсе не получится: умирать на архипелаге не разрешают – уже хорошо!...

…Недавно, гуляя прекрасным мартовским деньком по Петербургу, я решила идти куда глаза глядят. Ведь это же Питер! Шёл чудесный мокрый снег, плавно переходящий в дождь. И глаза, вернее, ноги повели вдоль Кузнечного переулка. Вдруг – грандиозное здание! Музей Арктики и Антарктики??! Я, к своему стыду, даже не догадывалась о существовании такого. Был конец рабочего дня, поэтому мне пришлось ускориться с «экскурсией», хотя я могла бы остаться там на всю ночь: такое сильное впечатление произвела на меня эта коллекция «арктико-антарктических» чудес. Ус кита, бивень нарвала, жилище полярников, разнообразие приборов, уникальные диорамы, настоящий самолёт-амфибия, подвиг Л. Рогозова, много-много снега и его названий и т.д.! Не по своему желанию я вынуждена была покинуть новую планету, которая неожиданно открылась для меня. Буквально зачарованная, я стояла на светофоре, мысленно ещё находясь там, внутри грандиозного здания, которое смогло охватить необъятные просторы ледового мира. Мокрый снег казался удивительным обрамлением этого мартовского полярного путешествия. «Такая погода – обычное явление для “Беллинсгаузена”», – выхватил мой слух  из окружающего пространства. Рядом стоял невысокий мужчина преклонного возраста. «Вы полярник???» – неожиданно спросила я. «Много лет. Был даже начальником дрейфующих станций», – улыбнулся в ответ незнакомец. От музея до станции (но уже метро) Владимирская недалеко. Но за это «недалеко» я успела побывать на арктических полярных пунктах, увидеть трещины на льдинах, услышать об опасностях, которые подстерегают везде, и, главное, почувствовать: рядом – настоящий мужчина, смелый, умный, спокойный, ответственный. Мы, конечно, не успели познакомиться. Это позже я узнала, что мне посчастливилось встретиться с Ипполитовым Валерием Сергеевичем, Почётным полярником, который много лет посвятил науке, жил с белыми медведями, варил «негра» и изучал океан. Я даже пытаться не буду передать всю палитру своих  эмоций того мартовского вечера!!!! …

…И вот – «ПОРА в Арктику!» Случайность? Уже сомневаюсь. «Пути Господни неисповедимы». Может, не просто так музей размещён в здании бывшей Никольской церкви. Покровитель путешественников и мореплавателей всегда рядом с теми, кто не боится заразиться любовью к Арктике. ПОРА туда, где всё настоящее: воздух, снег, люди, их отношение к себе, к другим, к природе. ПОРА хотя бы прикоснуться к той жизни, которая, увы, осталась не везде, и  рассказать своим ученикам о тех, кто не боится ставить перед собой настоящие цели и по-настоящему идти к ним… в Арктику. ПОРА!!

 

Ульяна Киршина, Воркута

Я хотела бы побывать в Арктике, потому что именно здесь можно понять и проверить себя.

66 параллель. Первая встреча с севером. Военный городок, спрятанный среди сопок. Удивление, что снег не тает в мае. Первые свидания под первым северным сиянием. Грибы по колено и красные от клюквы сопки. Морошка на хрупкой ножке. И слёзы, когда приходится уезжать.

67 параллель. Муж увозит из Питера к новому месту службы. Осень, а ветра здесь такие, что выстоять можно, только крепко обнявшись. Встреча с оленеводами и оленями. Непонимание, как можно променять жизнь в цивилизации на кочевание по тундре. А потом столкновение с этим разноцветным ковром из стелющихся по земле растений. И собственное нежелание его покидать.

69 параллель. Берег Карского моря. Поездка по работе, за которую цепляюсь мгновенно, не думая. Муж упаковывает в несколько слоёв своей зимней формы - чтоб не замёрзла. Я смеюсь, планирую скинуть пару "шкурок", стоит скрыться ему из вида. Август же. И мысленно благодарю, оказавшись у Северного Ледовитого. "Белый медведь тут был", - говорит коллега. "И ты его видела?" - вскидываюсь я. "Упаси Боже, водитель из машины видел. Это не то животное, с кем стоит встречаться," - открещивается она. А я всё смотрю вдаль - вдруг появится на горизонте.

Сколько параллелей впереди, сколько шагов до Северного полюса. Очень хочется их пройти. Прошагать до кристального льда. До белых медведей, которым можно помахать лишь издали. Увидеть полуостров Рыбачий, о котором столько пелось. Узнать какая она - Новая Земля. Ступить на Шпицберген. Оставить свой след на Северном полюсе. Знать, что среди множества флагов тех, кто не испугался, есть и мой. Видеть как ледоколы пробивают свой путь. Знать, что нет ничего невозможного. Дышать звенящим от мороза воздухом и кричать среди этих огромных безлюдных пространств. Быть своим среди разноцветной, низкорослой тундры. Своим среди прозрачного льда и суровых ветров. Столь же стойким, как всё здесь. Проверить себя и сдать этот экзамен на 5 с плюсом.

 

Илья Миловидов, Башкирия, город Октябрьский

Я хотел бы побывать в Арктике, потому что это путешествие не только в пространстве, но и во времени. С каждым километром суши и каждой морской милей я буду  откpывать для себя страницы малоизвестной истории русских поморов, когда-то очень давно, возможно, первыми ступивших на эту суровую землю, живших и работавших на берегах Грен и Ис-фьордов. 

Я узнаю и последующую историю Шпицбернега (норвежского Свальбарда, русского Груманта)… 

Если повезёт, я смогу увидеть «короля Арктики» - белого медведя, оленей, песцов, а также нерп, моржей, белух и даже китов!

В суровых условиях, где бурная жизнь кажется невозможной, есть сотни видов растений .

В прибрежных водах можно встретить финвала и гренландского китов .Серые киты проплывают в здешних водах во время миграций. Среди чернеющих скал моржи обосновались на крупнейшем в Арктике лежбище. Тысячи птиц, включая исчезающего белого гуся, устроили гнездовья. Остров Врангеля, например, называют «роддомом белых медведей» — так много здесь его родовых берлог. На чукотском он так и называется — Умкилир — «остров белых медведей». А также на остров завезли редчайшего обитателя Арктики – овцебыка. Его численность в настоящее время превышает восемьсот особей.

Арктика притягивает и не оставляет шанса её забыть. Что-то волшебное, мне кажется, распространено в воздухе, заставляющее вернуться. 

Увидеть дикую природу Арктики — мечта многих. 

Русская Арктика прекрасна. Каждый, кто хоть однажды попал сознательно на Север, будет стремиться вернуться сюда снова, будь то Кольский полуостров или далёкий остров Врангеля. Я — не исключение!

 

Наталия Тохтомыш, Бахчисарай

Я хотела бы побывать в Арктике, потому что… потому что… Нет! Долой сослагательное наклонение! Я начну по-другому: я очень хочу побывать в Арктике, очень-очень! Всю жизнь я живу на юге, в Крыму (сейчас, я знаю, многие начнут завистливо морщить нос, дескать, ты и так живёшь в красивом месте), но мечтаю побывать в северных широтах. Зачем? Да, у нас в Крыму очень красиво, но наш полуостров напоминает мне планету Маленького принца: слишком он маленький, всего у нас много и всё расположено близко друг от друга. И условия оранжерейные – тепло и жарко, жарко и тепло. Для меня Север – это что-то далёкое, большое, суровое и, главное, настоящее. Говорят, Арктика – это колыбель русичей, древняя Гиперборея. Земля сильных людей и северного сияния. Слова «Арктика», «Полярный круг» притягивают своей недосягаемостью и таинственностью. Эх! Жаль, что я не геолог, не представитель другой «северной» профессии, и Арктика для меня так и останется только мечтой…

 

 

Комментарии