Сейчас в Арктике:
Арктическое лето

Фёдор Конюхов: "Я не прощаюсь с Арктикой"

Фёдор Конюхов: "Я не прощаюсь с Арктикой"
30 Марта, 2018, 14:44
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Говорят, что время всенародно известных героев прошло. Фанфары приумолкли. Интернет подарил нам иллюзию всезнания и всемогущества – кажется, мы уже не нуждаемся в «маяках». К тому же, современное информационное пространство – слишком перенаселённое. Глаза разбегаются, а скороспелые герои дня сменяются разочарованиями... Но один из наших современников десятилетиями подтверждает репутацию великого первооткрывателя. Его фамилия сразу приходит в голову при мысли о путешествиях. Поэт – Пушкин, полководец – Суворов, путешественник – Конюхов. Вся его жизнь – преодоление. Он спорит со стихией, с обывательским скептицизмом, с северными ветрами и с нашими представлениями о возможностях человека. Спорит молчаливо. Не словами, а свершениями. И не по чьей-то разнарядке, а по собственной логике.

Фёдор Конюхов

В историю путешествий Фёдор Филиппович Конюхов вписал своё имя многократно. Ему известны все материки и океаны, подвластны все стихии… Он, как никто, умеет удивлять. Фёдор Конюхов – и мореплаватель, и полярный исследователь, и писатель, и художник, и протоиерей Русской православной церкви. И всё это – серьёзно, для души, а не для рекламы. Всей своей жизнью он доказывает, что человек способен на большее, чем мы осторожно привыкли считать. Объять необъятное, совершить невозможное – для него это в порядке вещей.

О смысле жизни путешественник рассуждает так:

Когда у человека есть цель – он старается на совесть. Правда, цель должна быть высокой – не деньги, не удовольствия, а нечто труднодостижимое и важное для людей, для страны. Тогда всё остальное приложится. Без патриотов и романтиков на земле стало бы пусто. Моё счастье, что дед передал мне цель, потому я и учился усердно, чтобы мечта непременно сбылась. В школе меня так и называли: «Наш путешественник». В своё первое путешествие я отправился ещё школьником: пересёк Азовское море на рыбацкой вёсельной лодке. Семь дней плыл по компасу, без карты. Тогда я впервые серьезно испытал себя.

Соратник Седова

Он родился на юге, на берегу Азовского моря. Но воспитание первопроходца начиналось с рассказов об арктических экспедициях, которые для династии Конюховых были семейным делом. Это основа основ. История мирного, но такого опасного завоевания Арктики.

В начале ХХ века русские энтузиасты один за другим пробивали дорогу к Северному полюсу, открывали новые пути и новые земли в арктическом пространстве. Им удалось выправить географическую карту мира, обжить негостеприимный Северный Ледовитый океан. В бессмертной когорте героев, отдавших жизни за Арктику, не найти более легендарной фигуры, чем Георгий Яковлевич Седов (1877 – 1914). Настоящий герой без страха и упрёка, явившийся на свет божий как будто из романтической поэмы. Он погиб на тридцать седьмом году жизни, на пути к Северному полюсу, среди льдов, на острове Рудольфа. Его поход остановила цинга.

Крест, установленный экспедицией Седова во время зимовки в 1913 г. Бухта Тихая, остров Гукера

Гибель Седова не была напрасной. Пришло время, когда радиоволны, самолёты и ледоколы стали подстраховывать полярников. Младшие соратники героя смогли пройти по его следам и вернуться живыми. Трагическая фигура Георгия Седова стала символом самоотверженного стремления к подвигу.

Михаил Севастьянович Конюхов – потомственный помор, родной дед Фёдора Филипповича Конюхова, офицер царской армии – служил военным геодезистом. Он был на два года старше Седова. Они сдружились. В 1902 году оба участвовали в гидрографической экспедиции под руководством полярного капитана Александра Ивановича Варнека. Они направились в Северный Ледовитый океан, проводили исследования в районе острова Вайгач и Новой Земли.

Михаил Конюхов не принимал участия в последней, роковой экспедиции Седова. И всю жизнь скорбел о том, что не сумел спасти товарища. Не проходило дня, чтобы Михаил Севастьянович не рассказывал Фёдору о приключениях полярников.

Дед завещал внуку дойти до Северного полюса. Поклониться там памяти Георгия Седова… Это была его путеводная мечта. Фёдора смолоду интересовало слишком многое: он стремился и на Север, и к южным морям, и в небо, и под воду… Но о фамильном долге не забывал. И Георгий Седов всегда оставался для путешественника самым высоким образцом – наравне с лётчиком Валерием Чкаловым, который тоже немало сделал для освоения Арктики.

К Полюсу – в одиночку!

Фёдор Конюхов побывал на Северном полюсе несколько раз, причём однажды – и это уникальное достижение! – достиг крайней точки планеты в одиночку, с дедовским крестиком на шее.

Этому путешествию предшествовала долгая и кропотливая подготовка. На Чукотке путешественник освоил науку езды на собачьих упряжках, строительства хижин изо льда и выживания в экстремальных полярных условиях. Перед ним стояла трудная цель – достичь в одиночку Северного полюса. Подготовка к экспедиции заняла несколько лет. Предшествовали беспрецедентному путешествию лыжный поход к Полюсу относительной недоступности во время полярной ночи, участие в канадской экспедиции по Баффиновой земле, наконец, трансантарктическая советско-канадская лыжная экспедиция СССР – Полюс – Канада, первая автономная экспедиция к Северному полюсу «Арктика» в составе группы Владимира Семёновича Чукова. 

Владимир Семёнович Чуков

В 1981 году Фёдор Конюхов пересёк Чукотку на собачьей упряжке. Готовясь к решающему полярному марш-броску, Фёдор выбирал между двумя вариантами передвижения – лыжами и собачьей упряжкой. В итоге более перспективным он признал лыжное передвижение. В 1985 году Федор организовал пешеходную экспедицию по маршруту знаменитых исследователей тайги Владимира Арсеньева и Дерсу Узала.

И вот – одиночный переход к Полюсу. За 200 километров до заветной цели Фёдор Конюхов едва не повторил судьбу Георгия Седова – во время торошения льда путешественник чудом не погиб. Однако на 72-й день путешествия Фёдор всё-таки достиг Северного полюса, став первым в мире человеком, совершившим такое путешествие в одиночку. Он многого сумел достичь наедине с самим собой. Испытание одиночеством проходил с честью.

Через несколько десятилетий, после многих путешествий и тренировок Фёдор Конюхов стал первым русским человеком, завоевавшим символический «большой шлем». Это означает, что путешественник покорил три земные вершины – Северный полюс, Южный полюс и Эверест. Шесть раз Федор совершал кругосветные путешествия. Одно из этих путешествий на яхте прошло без остановок. Семь раз пересёк Атлантический океан в одиночку, причём один раз – на вёсельной лодке в автономном режиме за 46 суток.

А в 2016 году мир рукоплескал кругосветному путешествию протоиерея Фёдора Конюхова на воздушном шаре. И это лишь малая часть «подвигов Геракла» - невероятных приключений и открытий нашего современника, великого русского путешественника.

Снова в Арктике

Нам говорят: в XXI веке нетрудно совершать подвиги и «переписывать» рекорды. Современная техника помогает – даже когда, по условиям экспедиции, путешественники не пользуются её возможностями. Помогает психологически, даёт поддержку. Но Фёдор Конюхов продолжает свою миссию первопроходца с утроенной энергией.

Пять лет назад, в 2013-м году Конюхов вернулся в Арктику. Более двадцати лет он не бывал на северных широтах… Вместе с напарником, каюром из Карелии Виктором Симоновым, он задумал осуществить свою давнюю мечту – от географической точки Северного полюса по дрейфующим льдам дойти до Гренландии, подняться на знаменитый ледовый панцирь гигантского острова Айс Кэп и пересечь его с севера на юг. Никаких современных вездеходов – только собаки, испытанные чукотские ездовые собаки. Их далёкие предки верой и правдой служили Георгию Седову. Им пришлось сражаться с бурей, путь проходил с риском для жизни. Ни одна арктическая экспедиция до сих пор не проходила на собаках в этих краях весь путь от полюса до побережья. В пути Фёдор Конюхов не потерял ни одной собаки, все вернулись домой невредимыми!

С Виктором Симоновым

Так бывает только с людьми, преданными своей мечте. Всю жизнь он посвятил открытию неизведанного – прежде всего это касается возможностей человека. Фёдор Филиппович рассуждает:

- Мы не знаем земли, не знаем и десятой части тайн океана… И Арктику знаем далеко не до конца. И своих возможностей не знаем. Как это важно для человека – испытывать себя!

Уже в восемь лет я знал, что стану путешественником, как Георгий Седов. Мой дедушка участвовал в экспедиции с Седовым на Новую Землю, спал с ним в одной палатке. Конюховы родом из поморов, из Архангельской губернии. Дедушка много мне рассказывал про экспедицию на Северный полюс, и я понимал, что нельзя посрамить фамилию… В любом путешествии главное – духовный настрой. С него всё начинается. Сколько поколений русских полярников испытывали себя в этих краях! И мы решились пойти к Северному полюсу на собачьих упряжках, вспоминая о таких героях, как Седов. Дорога на собачьих упряжках необыкновенно трудна. Это борьба с трещинами и с водой, борьба со стихией, мы шли по открытой воде, по тонкому льду, сквозь мокрый снег. Кстати, белых медведей в Арктике за последние десятилетия стало больше: люди всё-таки стараются беречь природу, меньше их отстреливают. Собаки надёжно предупреждали нас о приближении медведей, и мы их отпугивали ракетницами. Мы были счастливы, когда коснулись земли мыса Колумбия и завершили свой путь. Это случилось 22 мая 2013 года, на день Николая Чудотворца. Я молился ему на протяжении всего похода. И лёд не провалился под нами, а Северный Ледовитый океан пропустил нас. Мы достигли острова Уорд Хан. Я бывал там больше двадцати лет назад, но там время как будто остановилось. Ничего не поменялось. Мы с Виктором Симоновым счастливы, что все двенадцать собак выдержали экспедицию. Никто не сломался, не поранился. В этом смысле наша совесть спокойна. Наверное, собачьи упряжки уходят в прошлое, в историю. Но мы помним слова великого датского полярного исследователя Кнуда Расмуссена: «Дайте мне зиму и собачью упряжку, а остальное оставьте себе». Возможно, наша экспедиция останется последним таких путешествием на собачьих упряжках. А герои прошлого нас вдохновляли. Каждое моё путешествие по Арктике было неповторимым. Арктика всегда новая. Она не может надоесть. И я не прощаюсь с Арктикой.

 

Автор: Арсений Александрович Замостьянов, зам. главного редактора журнала «Историк»

Комментарии