Сейчас в Арктике:
Цветение тундры

100 лет Комиссии по Северу (1919-1920)

100 лет Комиссии по Северу (1919-1920)
29 Марта, 2019, 11:01
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Иллюстрация: геологический разрез местности по реке Ухте.

Комиссия по использованию естественных производительных сил Русского Севера (далее – Комиссия по изучению и практическому использованию Русского Севера и сокращённо – Комиссия по Северу) была организована Наркоматом торговли и промышленности (НКТиП) 30 января 1919 г. и первоначально подчинялась Петроградскому отделению наркомата. Постановление Коллегии наркомата о создании Комиссии по Северу было подписано наркомом Л.Б. Красиным. Идея её учреждения принадлежала геологу, исследователю Севера Р.Л. Самойловичу – об этом свидетельствуют его письма к Л.Б. Красину (январь 1919 г.) и его автобиография (июнь 1919 г.)[1]. Ещё в 1920–1930-х гг. Комиссию по Северу называли предшественницей Северной научно-промысловой экспедиции[2], которая, в свою очередь, была реорганизована в Институт по изучению Севера (затем – Всесоюзный Арктический институт, Арктический научно-исследовательский институт).

Р.Л. Самойлович.png

Р.Л. Самойлович. Фотоснимок начала 1930-х гг. (из фондов Центрального государственного архива Санкт-Петербурга)


Идея создания Комиссии обсуждалась 28 января 1919 г. на заседании Полярной комиссии Академии наук. Её сравнивали с Особым междуведомственным совещанием по устроению и развитию Русского Севера под председательством А.Ф. Трепова (1916 – начало 1917 гг.), которое было создано в годы войны для изучения северных богатств и ресурсов, но не сумело достичь каких-либо результатов. Теперь уже советские органы власти обращали своё внимание на ресурсы Севера. Члены Полярной комиссии отметили, что они будут участвовать в новой коллегии и, возможно, её деятельность будет более успешной[3].

Основная задача деятельности Комиссии по Северу в тексте Постановления о её организации была сформулирована так: осуществление «практической работы в Северной области». Для её выполнения Комиссия: 1) обрабатывает материалы по Русскому Северу, уже собранные различными учреждениями для организации и практического использования естественных производительных сил Севера; 2) «занимается разработкой планов экспедиций и снаряжением их в различные районы Северного края для изучения и организации производств на местах»; 3) оказывает помощь местным организациям с той же целью[4]. В Инструкции, также подписанной Л.Б. Красиным, подчёркивалось, что Комиссия преследует «чисто практические задачи», «поручает научную обработку собираемых материалов научным учреждениям», представители которых входят в её состав. Ближайшие задачи также были очерчены в документе: 

«1) вывоз оленины и дичи из Печорского края; 2) рыбно-промысловая экспедиция для изучения и организации морских, речных и озёрных промыслов Северного края; 3) соль и её добыча на солеварнях Северного района; изыскание и добыча строительных материалов для намеченных к постройке гужевых дорог в Северном районе»[5].

3 февраля 1919 г. состоялось первое организационное заседание новой организации органа. На нём было решено включить в его состав по одному представителю от Наркомата торговли и промышленности (им стал Ю.В. Пятигорский), Высшего совета народного хозяйства, Наркомата земледелия, Полярной комиссии (ПК) (И.П. Толмачёв) и Комиссии по изучению естественных производительных сил страны (КЕПС) (А.Е. Ферсман) Академии наук (АН), Северного отдела Наркомата путей сообщения (Д.Д. Руднев). Несколько научных деятелей, известных своими работами по Русскому Северу, получили персональное предложение войти в коллегию (Р.Л. Самойлович – бывший начальник горно-разведочных экспедиций на Шпицбергене и Севере России, Н.А. Кулик – представитель Геологического комитета и геолог Музея Академии наук, горный инженер Н.А. Тихонов, инженер путей сообщения Б.П. Жерве – председатель Бюро по постройке гужевых дорог на Севере). Также было сказано о том, что состав в дальнейшем мог расширяться за счёт включения в него представителей иных ведомств, не предусмотренных ранее. Решено было просить Наркомат просвещения о делегировании своего представителя. Таким образом, в составе Комиссии были как представители различных наркоматов, чья сфера деятельности распространялась на северные районы государства, так и учёные-эксперты. Появилась возможность обеспечения координации различных ведомств «в стенах» Комиссии по Северу. И, действительно, состав её членов увеличивался – к работам привлекли «сведующих лиц, известных своими работами на Севере» – М.Е. Жданко, П.А. Новопашенного, В.Е. Ляхницкого и Б.В. Сабанина[6].

Протокол

Протокол № 1 1-го заседания Комиссии по изучению и практическому использованию производительных сил Севера, 3 февраля 1919 г. (Фонды ААНИИ. Д. р-2185).


3 февраля 1919 г. был избран Президиум Комиссии по Северу в составе: председатель – И.П. Толмачёв, товарищи председателя – А.Е. Ферсман, Ю.В. Пятигорский, секретарь – Р.Л. Самойлович. Первые заседания Президиума проходили в помещении Полярной комиссии Академии наук. То есть ПК АН приняла самое живое участие в деятельности нового органа, некоторые члены которого одновременно являлись и членами Полярной комиссии.

Задачи работы Комиссии по Северу были сформулированы на основе Постановления также на заседании 3 февраля. Ближайшей стала организация экспедиции в Печорский край для вывоза продуктов оленеводства, охоты и рыбных промыслов. Её возглавил Н.А. Кулик[7]. В те же дни сообщение о создании Комиссии по Северу попало на страницы газет. Так, в «Известиях ВЦИК» отмечалось, что учреждён новый орган «для объединения мероприятий по устроению нашего Севера»[8].

Заметка

Заметка в газете «Известия ЦИК» о создании Комиссии по Северу. 14 февраля 1919 г.


22 февраля Комиссия по Северу была передана в ведение Петроградского отделения Научно-технического отдела (НТО) Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) РСФСР (ПОНТО НТО ВСНХ)[9].

Необходимо было уже в самом начале пресечь рассогласованность действий различных ведомств, в том числе – учреждений, занимающихся научными изысканиями. Это возможно было осуществить через посредство НТО ВСНХ. Именно правительственный ресурс был необходим для того, чтобы обеспечить эффективность работы нового органа, чтобы не возникло параллелизма в работе с другими учреждениями по Северу, чтобы в Комиссию регулярно сообщались сведения о деятельности других организаций. 23 февраля 1919 г. состоялось совместное заседание, организованное Комиссией по Северу[10], с членами академических комиссий – ПК и Северного отдела Комиссии по изучению естественных производительных сил (КЕПС). Заседание носило информационный характер. И.П. Толмачёв рассказал о задачах ПК: до революции деятельность комиссии была направлена на осуществление комплексных научных исследований на Севере (прежде всего, на открытой в 1913 г. Земле Императора Николая II), а после революции – на объединение всей полярной деятельности Академии наук. Д.Д. Руднев представил доклад о работах Северного отдела КЕПС, образованного для того чтобы «приступить к реальному использованию богатств Севера»[11]. Затем о Комиссии по Северу рассказал Р.Л. Самойлович. Он впервые конкретизировал её основную задачу, которая затем была положена в основу деятельности Северной научно-промысловой экспедиции: «…вести самостоятельные исследования природных богатств и промыслов Русского Севера»[12]. Таким образом, Комиссия ставила себе целью «практическое использование Русского Севера», т.е. организацию научно-технических изысканий, которые дали бы возможность наладить практическую работу в целях развития производительных сил на Севере. Другие задачи: разработка и снаряжение экспедиций, консультация учреждений по вопросам работ на Севере, помощь местным организациям, разработка материалов изысканий. Комиссия планировала осуществлять работу по трём секциям: промысловая деятельность, соляное дело, редакционно-издательское направление.

Принципы деятельности, сформулированные 23 февраля, легли в основу Положения о Комиссии по изучению и практическому использованию Русского Севера. Оно было утверждено ВСНХ 30 мая 1919 г. В документе впервые было дано определение Русского Севера – «местности к северу от 60 градуса с.ш., а в Европейской России – к северу от линии Северной железной дороги». Структура Комиссии по Положению выглядела так: Президиум (4 человека: председатель, 2 помощника и учёный секретарь) – исполнительный орган, бюро для разработки отдельных вопросов (состав утверждается НТО). Члены Комиссии регулярно собираются на пленарные заседания, на которые можно приглашать необходимых специалистов, не состоящих в Комиссии (в том числе и привлекать к работе в бюро). Состав Комиссии по Северу определялся ПОНТО, утверждался НТО. Отчитывалась новый орган ежемесячно перед ПОНТО. Задача консультирования ведомств и учреждений, местных организаций по вопросам изучения Русского Севера имела «в виду согласование и объединение деятельности». Задача подготовки экспедиций и организации их снаряжения была дополнена пунктом о разработке данных, собранных ими, а также другими лицами. Появился пункт об издании трудов через ПОНТО. Также в Положении говорилось, что Комиссия «собирает и систематизирует все имеющиеся материалы по вопросам изучения и практического использования Русского Севера»[13].

Проекты, поступавшие в Комиссию, начала рассматривались Президиумом, потом поступали к специалистам, составлявшим отзыв. После этого проекты и отзывы обсуждались на пленуме Комиссии, составлялось заключение, которое направлялось в соответствующее учреждение. Так, на первых заседаниях рассматривался проект К.Д. Носилова о сооружении Ямальского канала, поступивший из ПОНТО. Отзыв был составлен И.П. Толмачёвым, члены Комиссии согласились с его выводом о необоснованности и несерьёзности проекта. Интересно, что отрицательно к идее сооружения транс-ямальского канала отнеслись и эксперты из Русского географического общества, и сотрудники Главного гидрографического управления. Но с 1916 г. существовало товарищество «Носилов и К°», а 16 мая 1921 г. состоялось заседание комиссии Комсеверопути для разработки «исчерпывающего заключения». Только со смертью в 1923 г. К.Д. Носилова все работы были остановлены[14].

Самым первым и крупным мероприятием Комиссии по Северу стала Печорская экспедиция. И, если сперва предполагалось только вывезти из Печорского края запасы сырья и продовольствия», то затем возникли «задачи строительства», чтобы был «создан заново аппарат по обслуживанию края» и «введены в дело заготовки и утилизации края более совершенные приёмы, имеющие целью повысить экономическую производительность и доходность края путём целесообразного переустройства и обслуживания различных типов хозяйств и промыслов». Намечено было проведение экономических исследований, реорганизация замшевого и точильного производства, соляных и нефтяных промыслов, изучение масло-молочного дела, охотничьих промыслов, рыболовства и оленеводства[15]. Снаряжение экспедиции велось в Москве и в Петрограде, а её отправка была запланирована на начало апреля.

Печорский край

Печора, район экспедиции. Фото из книги 1910 года.


Действительно, участники изысканий отправились в Печорский край в апреле. Работы осуществлялись в районе реки Вычегды. 17 мая В.М. Козловским, одним из участников партии, были найдены осколки кремневых орудий, позволившие «распространить несколько далее на северо-восток, имеющиеся пока, скудные сведения о местах обитания доисторического человека»[16]. Эти находки впоследствии поступили в фонды Кунсткамеры. И.П. Толмачёв для руководства геологическими изысканиями выехал из Петрограда только в начале июня. События Гражданской войны лета 1919 г. не позволили экспедиции обследовать весь намеченный район. Она остановилась в Усть-Цильме в середине августа 1919 г. Но сведения о месторождении нефти и каменного угля были собраны.

С работой Печорской экспедиции тесно смыкалась и работа Ухтинского бюро, организованного в составе Комиссии по Северу 30 апреля. Его образование связано с необходимостью обследования и практического использования Ухтинского нефтеносного района (Вологодская губ., Печорский край). В состав бюро вошли Р.Л. Самойлович, Б.К. Лихарев, Б.В. Сабанин. Здесь сосредоточились все работы по Ухта-Печорской проблеме. Бюро удалось скоординировать работы Печорской экспедиции и партии Главного нефтяного комитета[17]. В дальнейшем бюро стало центром, сосредотачивающим в себе все сведения о деятельности партий на Ухте, выработало программу промышленно-экономического обследования Ухтинского района. Именно по инициативе бюро вопрос о возможности использования ухтинской нефти рассматривался Совнаркомом[18].

Итоговый доклад о работе Печорской экспедиции был представлен на заседании Комиссии по Северу 8 сентября. Помимо экономического и геологического обследования края, сотрудниками экспедиции были исследованы местные рыбные и охотничьи промыслы, состояние оленеводства (для последующей заготовки мяса, рыбы, дичи для нужд Красной Армии). Финансирование экспедиции осуществлялось Чрезвычайной Комиссией по снабжению Красной Армии. Н.А. Кулик, руководитель экспедиции, подчеркнул, что она проявила значительную энергию. Он говорил о необходимости учреждения в Петрограде Печорского комитета – этот орган имел бы своей задачей осуществление практической деятельности в Печорском районе. Идею создания «специального комитета по организации рыбных и звериных промыслов: оленеводства, замши, пушнины, дичи» горячо поддержали Г.Ф. Чиркин, М.Е. Жданко и Р.Л. Самойлович. М.Е. Жданко отметил, что работы будут шириться и «впоследствии “Печорский” комитет обратится в “Северный”». Р.Л. Самойлович признал, что «деятельность Печорской экспедиции росла у нас на глазах» и «будет весьма полезно, чтобы работы её поддерживались Печорским комитетом»[19]. Действительно, именно работы Печорской экспедиции продолжились и стали тем самым «мостиком», который соединил два органа, занимавшиеся практическим и научным изучением Севера – Комиссию по Северу 1919 г. и Севэкспедицию 1920–1924 гг.

Расскажем о деятельности других бюро. 26 февраля было образовано Редакционно-издательское бюро. К 21 марту бюро представило программу издательской деятельности. Намечено было три серии изданий: популярные очерки под общим заглавием «Наш Север» (тиражом 40–50 тыс. экз.), научные труды и исследования – «Труды по Северу», периодический орган – «Известия Комиссии» (тиражом 5 тыс. экз.). Соглашение об издании «Трудов» научно-техническим издательством в Петрограде прорабатывалось Р.Л. Самойловичем[20]. Но подобной издательской активности не последовало, т.к. в условиях Гражданской войны невозможно было получить достаточные ассигнования.

Так же 26 февраля 1919 г. было создано Промысловое бюро. 5 марта было образовано Соляное бюро «для исследования существующих соляных источников Севера». Бюро организовало экспедицию в Вологодский край по изучению месторождений соли.

3 мая образовалось Бюро по сельским и кустарным промыслам. 16 мая было учреждено Бюро по обследованию Северного железнодорожного пути. Его возникновение было вызвано отношением НТО ВСНХ от 8 апреля, в котором указывалось на необходимость разработки плана систематического обследования местностей и районов, лежащих в сфере влияния предположенного Северного железнодорожного пути. Задачей нового бюро стало объединение работы изыскательских партий различных ведомств, согласование последующей деятельности учреждений, сбор всего материала и его систематизация. В частности, здесь серьёзно прорабатывался проект сооружения железнодорожной ветки до Ухты.

Последним в конце августа – начале сентября 1919 г. было образовано Торфяное бюро.

Комиссия по Северу также организовал работу Олонецкой экспедиции по обследованию месторождения точильного и жернового камня, Шенкурской (Архангельская губерния) – по обследованию местных производительных сил. Велось составление программы и сметы на исследования ископаемых Северо-Двинской губернии.

Исследователи оценивают деятельность Комиссии по Северу как достаточно эффективную в тяжёлых условиях Гражданской войны. Отмечается, что часть отраслевых бюро (таких как Соляное и Ухтинское) за короткий срок существования Комиссии выполнили полезную работу, а другие не успели развернуться, «хотя теоретически и они оставили после себя известный исследовательский багаж»[21].

Комиссия по Северу была ликвидирована Постановлением Президиума ВСНХ от 20 ноября 1919 г. № 1063. Это решение было принято в связи с обсуждавшимся на заседании Президиума вопросом о сокращении ряда научно-технических учреждений НТО. Собравшиеся постановили, что дела по заключению договоров на научные работы по Русскому Северу могут быть переданы Петроградской научной комиссии[22], которая, в свою очередь, также являлась структурной единицей ПОНТО. Тем не менее, Комиссия по Северу продолжила свою работу. Её президиум собрался ещё несколько раз, в январе 1920 г. состоялось два пленарных заседания.

В январе 1920 г. коллегия НТО ВСНХ пересмотрела своё решение об упразднении Комиссии по Северу и предложила Петроградской научной комиссии разработать план её реорганизации. 23 января коллегия ПОНТО постановила «присоединить Комиссию по Северу к Научной комиссии в виде особого органа». Задача её по-прежнему формулировалась как «всестороннее изучение Русского Севера с целью более правильного и полного промышленного его использования», а решение дел велось либо самостоятельно, либо с секциями Научной комиссии. Личный состав Комиссии по Северу устанавливался следующим: председатель, заместитель председателя, учёный секретарь, помощник учёного секретаря (он же делопроизводитель); при этом общий штат канцелярии Научной комиссии увеличивался на одну машинистку и одного рассыльного[23]. Получается, что если прежде комиссии находились на «одном уровне» в структуре ПОНТО, то теперь Комиссия по Северу оказалась в подчинённом положении.

19 февраля 1920 г. в Вологде состоялось междуведомственное совещание при Особой продовольственной комиссии Северного фронта. На нём сотрудники Печорской экспедиции выступили с различными докладами. Н.А. Кулик предложил организовать особый компетентный орган – поднял вопрос о расширении деятельности Комиссии по Северу и Печорской экспедиции – о включении в сферу интересов территории, тяготеющей к Северному Ледовитому океану. Предложение было поддержано. 25 февраля Реввоенсовет 6-й армии обратился к председателю СНК В.И. Ленину с просьбой поддержать решение совещания[24]. И 4 марта 1920 г. Президиум ВСНХ РСФСР утвердил создание Северной научно-промысловой экспедиции (приказ № 9792). Так на основе Комиссии по Северу и Печорской экспедиции (её отделения, становившегося всё более самостоятельным с сентября 1919 г.), возникло новое учреждение. Р.Л. Самойлович отмечал, что Комиссия была «особой научно-исследовательской организацией для всестороннего изучения Советского Севера, способной согласовывать деятельность других учреждений в северных районах», но её деятельность носила ограниченный характер, так как «Север всё ещё был занят иностранными войсками»[25].


Автор: М.А. Емелина, кандидат истор. наук, ведущий научный сотрудник ВИЦ СЗФО, старший научный сотрудник ААНИИ (Санкт-Петербург). 


[1] Белов М.И. Советское арктическое мореплавание 1917–1923 гг. // История открытия и освоения Северного морского пути. Л., 1959. Т. 3. С. 46; Справка «Жизнеописание Самойловича Рудольфа Лазаревича». Копия архивная №978: Историко-краеведческий музей с музеем-квартирой А.Я. Кремса – филиал МУ «Музейное объединение» муниципального образования городского округа «Ухта». ИКМ КП 154/2.

[2] Обзор научно-исследовательской работы Всесоюзного Арктического института в Советском секторе Арктики. Л., 1934. С. 20; Самойлович Р.Л. За пятнадцать лет // Бюллетень Арктического института. 1935 № 3/4. С. 56 и др.

[3] СПбФА РАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 24. Л. 9; Д. 42. Л. 18.

[4] Фонды ААНИИ. Д. Р-2185 (нумерации листов в деле нет).

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Там же.

[8] Комиссия по Северу // Известия ВЦИК. 1919. 14 февраля. С. 6.

[9] Фонды ААНИИ. Д. Р-2185.

[10] Там же. Протоколы № 2 и № 3 заседаний Коллегии от 11 и 15 февраля 1919 г. (подлинники).

[11] СПбФА РАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 13. Л. 24–29.

[12]Там же. Л. 30.

[13] Фонды ААНИИ. Д. Р-1728. Л. 6–7.

[14] См.: Филин П.А., Емелина М.А., Савинов М.А. Арктика за гранью фантастики. М., 2018. С. 58–62.

[15] Фонды ААНИИ. Ф. Р-2185.

[16] Руднев Д.Д. О стоянках доисторического человека на реке Вычегде (Из материалов Печорской экспедиции 1919 года) // Северный Край. 1922. Кн. 1.

[17] Там же.

[18] Белов М.И. Советское арктическое мореплавание 1917–1923 гг. // История открытия и освоения Северного морского пути. Л., 1959. Т. 3. С. 48–49.

[19] Фонды ААНИИ. Д. р-2185.

[20] Там же.

[21] Фонды ААНИИ. Д. Р-1451. Л. 52; Белов М.И. Советское арктическое мореплавание 1917–1923 гг. // История открытия и освоения Северного морского пути. Л., 1959. Т. 3. С. 46.

[22] Фонды ААНИИ. Д. Р-1451. Л. 57.

[23] Организация науки в первые годы Советской власти. Сборник документов. Л., 1968. С. 312, 313.

[24] Там же. С. 313–314; Фонды ААНИИ. Д. Р-1451. Л. 166.

[25] Самойлович Р.Л. Всесоюзный Арктический институт // Бюллетень Арктического института. 1931. № 1/2. С. 1.



Комментарии