Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Арктика: Какого шельфа нам надо?

Арктика: Какого шельфа нам надо?
13 Января, 2020, 17:14
Комментарии
Поделиться в соцсетях

В самом конце прошлого года (30 декабря) Министерство РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики подготовило и разместило на портале нормативных актов законопроект о создании профильной государственной корпорации «Росшельф».

Тем самым поставлена промежуточная точка в полугодичном споре о необходимости создания новой системы освоения шельфа Русской Арктики. Ее главная идея заключается в расширении числа участников разработки недр федерального значения за счет привлечения частных компаний, обладающих необходимым опытом и средствами. 

К истории вопроса.

Концепция разработки российского шельфа, которая создавалась в конце 2000-х годов, первоначально предполагала активное привлечение зарубежных (прежде всего британских) компаний, имеющих необходимый опыт и передовые технологии разведки и бурения. Однако, введение секторальных санкций остановили проекты с участием ExxonMobil, Statoil и Eni. Сейчас по действующему российскому законодательству претендовать на разработку недр нашего арктического шельфа могут только госкомпании с государственной долей не менее 50% и имеющие соответствующий шельфовый опыт работы от пяти лет и более. Подобным требованиям соответствуют только «Газпром» и «Роснефть», которые и являются единственными обладателями лицензий на шельфовые месторождения. При этом с 2016 года действует мораторий на выдачу новых лицензий.

Главным идеологом и «локомотивом» либерализации доступа к российскому шельфу выступил полгода назад вице-премьер - полномочный представитель президента России в ДФО Юрий Трутнев, курирующий арктическое направление. В конце июля 2019 года он направил письмо на имя президента Владимира Путина с предложением усилить конкуренцию при разработке арктического шельфа за счет привлечения иностранных и частных компаний. 

Свое предложение он аргументировал тем, что «Роснефть» и «Газпром» не заинтересованы форсировать разработку, поскольку обеспечены запасами нефти и газа на суше более чем на 20 и 100 лет соответственно. При этом, получив 69 лицензий на разведку и добычу нефти и газа (с обязательством пробурить на шельфе 86 скважин за 20 лет), они за прошедшее время освоили только пять, тем самым сорвав все принятые планы. По мнению Юрия Трутнева такое медленное развитие проектов приведет в 2035 году к упущенной выгоде в приросте ВВП в размере 18 трлн руб. (при том, что сами ресурсы шельфа Арктики оцениваются в 17 млрд тонн жидких углеводородов и 85 трлн кубометров газа). 

С целью создания здоровой конкуренции вице-премьер и предложил образовать уполномоченную структуру по образу передовой «норвежской модели» (то есть создать российскую госкомпанию, у которой будет оставаться 30%, а остальные доли могут получить иностранные и частные компании)

Вслед за письмом президенту последовал призыв Юрия Трутнева «приоткрыть калитку» для зарубежных партнеров (если не западных, так азиатских и ближневосточных) с внесением соответствующих изменений в ФЗ «О недрах». Затем состоялись два подряд совместных заседания с Дмитрием Козаком на ту же тему. Результатом встреч двух вице-премьеров стало поручение профильным ведомствам внести в российское правительство законопроект о расширении состава участников, имеющих право пользования российскими недрами. Причем в подготавливаемом документе были заложены некоторые пути решения потенциальных проблем. Например, с учетом санкционных запретов на применение иностранного шельфового оборудования и технологий, Минпромторгу, Минэнерго и нефтегазовым компаниям поручалось проработать вопрос о строительстве отечественных буровых платформ высшего ледового класса. В свою очередь Минфину, Минэнерго, Минэкономразвития совместно с Банком России и ВЭБ должны проработать проектное финансирование «с учетом валютного финансирования со ставкой 2-3 процента, имея в виду, что риски, связанные с изменением цены на нефть и макроэкономической ситуации на рынке, несут хозяйствующие субъекты».

После этого многочисленные эксперты, утверждавшие, что Трутневу не удастся преодолеть лоббистские возможности «Роснефти» и «Газпрома» вынуждены были убавить пыл. Другое дело, что целесообразность нововведений оспаривалась даже на правительственном уровне. И все основания для сомнений у скептиков были.

Кому это нужно?

Вопрос о допуске частных компаний на шельф поднимался в российском правительстве неоднократно. Например, в 2012 году об этом просили Путина руководители «Лукойла», «Сургутнефтегаза», «Башнефти» и ТНК-BP (две последние вошли в «Роснефть»). Затем в 2015 году «Лукойл» (безрезультатно для себя) вновь поднимал этот вопрос. 

Но с того момента многое изменилось. В середине октября 2019 года глава «Лукойла» Вагит Алекперов на прямой вопрос о готовности рассмотреть свое участие в арктических шельфовых проектах, напомнил, что делал попытку вхождения в эти проекты при мировой цене нефти 80-120 долларов за баррель. «Сегодня при той цене, которая складывается на международном рынке, конечно, очень низкая рентабельность», - резюмировал Алекперов и горячего желания взяться за русский шельф не проявил. При этом следует учитывать, что по оценкам специалистов в ближайшие годы подъема нефти до 80 долларов за баррель не ожидается. 

О сложной рыночной конъюнктуре применительно к шельфу говорил на Восточном экономическом форуме во Владивостоке и министр энергетики РФ Александр Новак: «Все будет зависеть в первую очередь от привлекательности условий разработки и источников финансирования. Потому что на сегодняшний день фактически проекты на арктическом шельфе либо с отрицательной… стоимостью, либо с небольшим IRR, которые не позволяют этим проектам конкурировать с другими проектами».

Об «отсутствии очереди» из числа зарубежных нефтяных компаний, желающих освоить наш арктический шельф, неоднократно заявлял и министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин. В свою очередь глава Федерального агентства по недропользованию РФ Евгений Киселев отмечал, что не считает перспективным расширение числа потенциальных игроков, поскольку «90% шельфа уже отлицензировано (для «Роснефти» и «Газпрома» - ВЮ). Оставшиеся 10% - это остатки, и они совсем не сладки». 

То есть получается, что на «несладкие остатки» претендентов из числа иностранных компаний не видно вообще, а из российских, способных теоретически заняться разведкой и добычей углеводородов в Арктике, можно назвать только уже упомянутый «Лукойл», а также «РуссНефть» (владелец которой - Михаил Гуцериев – публично говорил о «заинтересованности в работе на шельфе»)  и, возможно, госкомпанию «Зарубежнефть». 

Таким образом, перечисленные проблемы (низкие цены на нефть, западные санкции, отсутствие значимой мотивации у «Роснефти» и «Газпрома» и оставшиеся 10% сверхсложных участков для других претендентов), помноженные на трудности с инвестициями и технологиями вызывают вопросы в жизнеспособности и реализуемости всей предложенной стратегии.

Кроме того, некоторые специалисты уверяют, что сейчас объективной необходимости выходить на разработку арктического шельфа вообще нет. Во всяком случае, применительно к газовой отрасли, где, например, «замороженное» Штокмановское газоконденсатное месторождение понадобится «Газпрому» не раньше 2035 года. 

В нефтяной отрасли ситуация с ресурсной базой на суше сложнее, но при существующей отработанной системе преференций и нефтяники пока могут себе позволить не думать о шельфе.

Подобная ситуация позволяет главе Минприроды Дмитрию Кобылкину призывать не ставить «разработку арктических запасов во главу угла», а делать акцент на эффективность нефтегазовой добычи в традиционных, уже разведанных местах, для чего «подключать мозги – науку, делать НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы)».

Позиция Трутнева

По мнению ряда аналитиков Юрий Трутнев активно продвигает идею либерализации доступа на отечественный шельф, поскольку ему необходимо выполнить арктические KPI (в частности, обеспечить увеличение грузооборота по Северному морскому пути с 17 млн до 80 млн тонн к 2024 году согласно майскому указу Владимира Путина), а без кратного роста транспортировки нефтегазовых грузов это вряд ли удастся сделать. Нужны вице-прмьеру и другие видимые результаты в Арктике, а похвастаться пока он может только строительством ледоколов и успешными проектами «Новатэка». 

Имеющимся оппонентам Трутнев ответил в интервью телеканалу «Россия-24» и свою позицию обозначил так: «Противники этих предложений говорят: у нас санкции, никто туда не пойдет. Невозможно спорить о том, чего не попробовали. Нам кроме изменения в законе ничего для этого не надо. Если мы изменим закон, и, хотя бы, приоткроем калитку - с участием российской государственной компании, чтобы все это было под контролем, то только тогда мы получим ответ на вопрос «придут или не придут?» К санкциям, слава богу, присоединился совсем не весь мир. У нас из стран Азиатско-Тихоокеанского региона довольно много стран, которые, в общем-то, не очень прислушиваются к санкциям». При этом вице-премьер справедливо отметил, что благодаря освоению шельфа «целый пласт высоких технологий можно поднять на работе по обслуживанию геологоразведки и эксплуатации месторождений». 

А отвечая на вопрос - будет ли главным условием участие российской госкомпании в шельфовом проекте – он отметил: «В этом нет ничего ни странного, ни страшного. Это абсолютно нормально. Во-первых, это все-таки наша страна. Россия должна быть представлена в шельфовых проектах. Этим путем идет весь мир. Норвежская модель сегодня считается самой, скажем, продвинутой. Я ее изучал, будучи министром природных ресурсов. Она достаточно гибкая. Сможем улучшить ее - прекрасно. Но почему бы не взять то, что уже есть».


К чему пришли?

Таким образом, можно констатировать, что на начало 2020 года Юрий Трутнев одержал промежуточную победу (с учетом того, что в свое время глава Минэнерго Александр Новак предлагал на роль шельфового регулятора «Росгеологию»). Действительно трудно себе представить, что в течение месяца официальных публичных обсуждений законопроект о создании Государственной корпорации по освоению континентального шельфа Российской Федерации в районах Арктики и Дальнего Востока «Росшельф» изменится до неузнаваемости. Это значит, что вслед за внесением предлагаемых изменений в законы «О недрах», «О континентальном шельфе Российской Федерации» и «О газоснабжении в Российской Федерации» в деле освоения Арктики появится новый игрок («Росшельф»), а число разработчиков шельфовых месторождений пусть не сразу, но увеличится за счет частных инвесторов, которые смогут работать на условиях вхождения в консорциумы с участием «Росшельфа». 

В задачи новой госкорпорации войдут сбор и экспертиза заявок на лицензирование шельфовых участков, согласование технических проектов разработки месторождений полезных ископаемых, организация переговоров по заключению соглашения о совместной разработке участков шельфа и проведение электронных конкурсов на предоставление таких участков в пользование. 

Любопытно также, что законопроект наделяет «Росшельф» правом забирать неиспользуемые лицензии на шельфе. При этом, в интервью РБК Александр Новак заявил, что Минэнерго выступило против введения дополнительных условий для отзыва лицензий, которые уже выданы. Однако министерство считает, что можно обязать недропользователей согласовывать изменения лицензионных соглашений с правительством. 

Другими словами самое интересное только начинается и 2020 год для Арктики точно скучным не будет. Особенно с учетом того, что вслед за новым законом о разработке русского шельфа все с нетерпением ожидают принятия пакета основополагающих арктических документов (основ государственной политики, определяющих российские интересы в Арктике, новой Стратегии развития Арктической зоны РФ до 2035 года, закона об особом экономическом режиме АЗРФ и других). 

***

Валентин Юшкевич, специально для GoArctic



Комментарии