Гагачий пух – дело тонкое

В мире животных Природа Арктики
Александра Горяшко
5 Августа, 2021 | 12:03
Гагачий пух – дело тонкое
Работа по обследованию гагачьих гнездовий на островах
Онежского залива. Фото автора.



Тонкость свойственна не только структуре гагачьего пуха, но и особенностям изготовления вещей из него, сложностям его очистки, а также методам его сбора. В Онежском заливе Белого моря третий год продолжается работа по проекту Рабочей группы по гусеобразным Северной Евразии "Изучение влияния сбора пуха обыкновенной гаги на успешность гнездования".  
Самка гаги.jpg
     Самка гаги на гнезде. Фото автора.
     Полностью очищенный гагачий пух. Фото: «Арктическая пуховая компания».


Товары из гагачьего пуха и процесс их производства традиционно рекламируют как полностью экологичные и безвредные для птиц. И даже – уникальные: ведь для того, чтобы получить гагачий пух, птицу не убивают и не ощипывают (как домашних уток), а собирают тот пух, который самка гаги сама выщипала со своей груди, чтобы выстлать им гнездо. Только такой, гнездовой пух обладает всеми теми замечательными качествами, которые прославили его во всем мире. И хотя в прошлом люди совмещали сбор пуха со сбором яиц, а в некоторых случаях даже и с убийством самок, сегодня сборщики пуха так уже не поступают: гаги представляют для них ценность именно как источник пуха, а не как еда. 

Означает ли это, что сбор гагачьего пуха полностью безопасен для птиц, как утверждает реклама? Не совсем. Уверенно говорить о безопасности можно только в том случае, если пух собирают после вылупления птенцов, после того, как место гнездования покинула не только хозяйка гнезда вместе с птенцами, но и все её соседи. Вот тогда, на опустевшем гнездовье, можно собрать пух, никого не потревожив. Такой способ сбора был бы идеален для птиц, но он совсем не идеален для сборщиков: ведь после того, как птица почти месяц сидела на гнезде, после того, как гнездо лежало на земле, уже оставленное гагой, пух становится ужасно грязным, его мочит дождями, сдувает ветром. В общем, собирать пух после ухода птиц с гнезда людям не выгодно. А значит, они идут собирать пух в то время, когда гаги ещё сидят на гнёздах. То есть вмешиваются в святая святых птиц – в период гнездования. Время, когда птицы наиболее беззащитны и уязвимы. Причём уязвима не только каждая отдельная особь, но и популяция в целом: разрушение гнездовья может нанести даже больший ущерб, чем охота.

Кладка
     Самка гаги на гнезде, гнездо с полной кладкой, птенец гаги нескольких часов от роду. Фото автора.


В чём проблема?

В этом месте читатель, обладающий некоторыми знаниями о гагачьем пухе, может задать законный вопрос: но ведь пух собирают уже несколько столетий, неужели эта проблема ещё не решена? Ответ будет парадоксальный: и да, и нет. 

Действительно, сбор гнездового пуха обыкновенной гаги (Somateria mollissima) для использования его в качестве утеплителя практикуется в ряде скандинавских стран, в Северной Америке и России на протяжении нескольких сотен лет. Понятно, что за столь долгий срок система сбора успела претерпеть разнообразные изменения, а её применение позволило достичь определённых результатов. Однако в разных странах эти результаты оказались разными. Опустим бесчисленные тонкости этих различий – о них любознательный читатель может узнать из капитального труда А. Горяшко "Дикая птица и культурный человек" [1]. Кардинальное же различие состоит в том, что в странах, где сегодня собирают пух, – Исландии, Норвегии, Канаде – его собирают только на частных (либо, реже, на арендованных) территориях. А значит, у каждого места сбора пуха есть конкретный известный хозяин, который не только получает от пуха доход, но и несёт персональную ответственность за состояние гнездовья.

Механизмы реализации этой ответственности могут быть разными. Например, в Исландии, где практически весь пух собирают на территории частных ферм, хозяева этих ферм сами делают всё возможное, чтобы сохранить и приумножить число гнездящихся у них птиц – ведь это «их» птицы, в случае исчезновения которых ни в каком другом месте собрать пух они не смогут, так как любая земля имеет своего хозяина. Ещё строже обстоит дело в Канаде. Для сбора пуха даже на частной территории здесь необходимо получить разрешение не только от владельца земли, но и от Канадской службы дикой природы. Причём действительно это разрешение только в течение одного года, по истечении которого необходимо представить письменный отчёт обо всех посещённых участках, датах посещений, количестве найденных гнёзд, собранного пуха и т.д. 

Знаки.jpg

      Знаки, запрещающие вход на места гагачьих гнездовий на частных территориях в Исландии. Фото автора.


Так или иначе, но персонально закреплённые участки сбора гагачьего пуха и ответственность за них есть везде – кроме России. Весьма примечательно, что российские учёные, занимавшиеся гагачьими проблемами, очень давно понимали необходимость подобной меры. Так, академик Н.Я. Озерецковский ещё в 1773(!) г. писал, что «всего прежде надлежит им сделать между собою раздел всем тем местам, на которых Гагки водятся; так чтоб всяк с того только места Гагочий пух собирать мог, которое ему по разделу достанется» [3]. Однако это абсолютно правильное и не раз повторявшееся предложение так и не было воплощено в жизнь.

«Мы собираем пух в дикой природе» – примерно так обычно рекламируют свой товар российские сборщики. Что это означает на практике? 

 

Где находится «дикая природа»? 

Вся история сбора гагачьего пуха в России – это именно история сбора в «дикой природе», и история эта крайне печальна: именно такой способ к началу XX века привёл гагачьи гнездовья России на грань уничтожения. И корнем проблемы тут была, конечно, не «дикая природа» сама по себе, а отношение к ней. Отсутствие персональной ответственности за определённые участки позволяло сборщикам не задумываться о последствиях своей деятельности: разрушив одно гнездовье, можно было перейти к следующему. Ситуацию спасло создание заповедников: на их территорию всем желающим вход оказался запрещён, а сбор пуха, если и проводился, то строго под научным контролем. 

Однако Россия велика, и не все места гнездования гаг в ней находятся на территории заповедников. Когда после долгого перерыва, в 1990-х гг., в России возобновился коммерческий сбор гагачьего пуха, то одним из излюбленных мест работы сборщиков стал Онежский залив Белого моря.

Онежский залив — это огромная акватория: его протяжённость с северо-запада на юго-восток — около 175 км, наибольшая ширина — 110 км, площадь составляет около 12 300 кв.км. В акватории залива расположено около 1900 островов разного размера: от десятков квадратных метров до десятков квадратных километров. По последним данным, в Онежском заливе гнездится 4,7–5,5 тыс. гаг, из них около половины на Соловецком архипелаге [4].

Острова Онежского залива привлекают сборщиков сравнительно лёгкой доступностью, большим количеством гнездящихся гаг и тем, что большая часть Онежского залива не входит в состав какой-либо охраняемой природной территории (ООПТ). Вот она, та самая «дикая природа», где всё общее и одновременно ничьё! Более двадцати лет коммерческий сбор пуха здесь проводился без какого-либо контроля и оценки последствий, не регламентируемый никакими законами.

Онежский залив.jpg

     Онежский залив на карте (внизу) и в реальности. Фото автора. 

 

Описанная ситуация и определила место нашей работы. Необходимо было выявить районы, где происходит сбор пуха, оценить численность гнездящихся там гаг, динамику этой численности, влияющие на неё факторы и начать планомерную работу по оценке влияния сбора пуха на успешность гнездования и по разработке методики безопасного для птиц сбора пуха. 

По очевидным причинам, проведение таких исследований возможно только в тесном взаимодействии и хорошем взаимопонимании со сборщиками пуха. Поэтому начало нашей работы стало возможно только после появления в 2018 г. "Арктический пуховой компании РУ-ИС", зарегистрированной в г. Кемь. В отличие от других сборщиков, которые приезжали за пухом из Москвы и которых полностью устраивал сбор в «дикой природе» без какого бы то ни было контроля, «Арктическая пуховая компания» с самого начала стремилась к официальному оформлению своей деятельности и активно искала контактов с орнитологами, чтобы случайно, по незнанию, не причинить вреда птицам. 

 

Первые результаты 

В 2019 г., который стал первым годом нашей работы, мы провели общее рекогносцировочное обследование островов, на которых собирает пух «Арктическая пуховая компания», оценили общую численность гнездящихся там гаг и наличие естественных хищников, которые могут нанести гагам большой ущерб (орлан-белохвост, крупные чайки, серая ворона). Основное наше внимание в первый год было уделено тому, как работают с гнёздами сборщики «Арктической пуховой компании». Мы убедились, что работают они крайне деликатно. При обнаружении гнезда яйца аккуратно вынимают из него и кладут рядом, далее из гнезда вынимают пух, а вместо него выстилают лунку принесённым с собой, специально заготовленным и высушенным сеном. После чего яйца снова укладывают в гнездо и закрывают их сеном сверху. Если в гнезде оказывались птенцы, то пух из него не забирали, чтобы не беспокоить птенцов. Периодически встречались гнёзда, на которых самки сидели особенно плотно и не слетали даже при приближении человека на 0,5–1 м. Обычно такое поведение свидетельствует о том, что гнездо находится на самых последних сроках насиживания: в нём либо вот-вот начнётся вылупление, либо оно уже происходит, либо в гнезде птенцы. В таких случаях гнездо также не трогали и самку с него не спугивали.

Гнездо
       После изъятия пуха гнездо выстилают сухим сеном, укладывают в него яйца и закрывают сеном сверху. Фото автора.

 

Наблюдение за работой сборщиков показало, что к птицам они относятся крайне бережно и сознательно ни в коем случае вреда им не нанесут. Однако вред мог быть нанесён их действиями и бессознательно. Происходит ли это – нам предстояло выяснить. 

В 2020 г. мы провели полный учёт всех гнездящихся птиц на посещённых островах, собрали данные по средней величине кладки и по срокам начала насиживания у гаги в районе работ. На этот раз мы контролировали не только сам процесс сбора пуха, но и его последствия. Из тридцати обследованных островов двадцать один мы посетили дважды: первый раз во время сбора пуха и замены его сеном и второй раз через 7-10 дней. На вторую проверку отправлялись с некоторым трепетом, опасаясь застать гнёзда, в которых пух был заменён на сено, разорёнными. К счастью, дурные предчувствия не оправдались. Конечно, некоторая часть гнёзд была разорена пернатыми хищниками, это неизбежный природный процесс. Однако оказалось, что в гнёздах с сеном было уничтожено не больше кладок, чем в гнёздах с пухом: около 20% от общего числа гнезд в обеих категориях, что соответствует естественному уровню разоряемости у гаг в природе. Вместе с тем мы обнаружили много гнезд с сеном, в которых насиживание благополучно продолжалось, в которых вылуплялись или уже вылупились птенцы. Получалось, что на уровень разоряемости гнёзд замена пуха сеном влияния не оказала. Результаты этой работы опубликованы [2].

Вылупление.jpg
     Благополучное вылупление птенцов в гнёздах, где пух был заменён на сено. Фото автора.

 

Такие наблюдения радовали, но, безусловно, не могли считаться окончательными. Их необходимо было проверять на большем числе гнёзд, в различных погодных условиях и при разном прессе хищников, а главное – более точными методами.

Таковым является метод Мейфилда [5], позволяющий определять успех размножения на основе оценки суточной выживаемости гнёзд. При работе по методу Мейфилда при первом посещении острова каждое гнездо помечается индивидуально, при последующих посещениях фиксируется индивидуальная судьба каждого гнезда. Орнитологи часто используют метод Мейфилда, но детали работы по нему могут различаться в зависимости от вида и условий гнездования птиц. Используются разные способы индивидуального мечения гнёзд, разное число проверок – в зависимости от того, насколько доступно гнездо и насколько птица чувствительна к беспокойству. В нашем случае сразу было очевидно, что после мечения проверить судьбу помеченных гнёзд мы сможем только один раз. Посещать острова чаще невозможно как из-за временных ограничений (дорога до островов занимает много времени), так и из-за вреда, который можно нанести птицам частым беспокойством.

В 2021 г. мы начали индивидуальное мечение гнезд. Для мечения использовали деревянные колышки, которые устанавливали на некотором удалении от гнезда, на каждом колышке писали индивидуальный номер. Опыт этого сезона показал, что такие колышки хорошо искать при повторном посещении: из трёхсот восьмидесяти помеченных гнезд мы не смогли найти только четыре. При первом посещении для каждого гнезда описывали количество яиц в нём и степень их насиженности, при втором – состояние гнезда на момент посещения: разорено, вывелись птенцы, насиживание продолжается.

Индивидуальное мечение гнезд проводили на пятнадцати островах, разделённых на две равноценные группы. На островах первой группы при первом посещении сборщики действовали обычным способом, меняя пух в гнездах на сено. На островах второй группы пух не собирали. Таким образом, мы получили возможность сравнить индивидуальную выживаемость гнёзд при замене пуха сеном и без неё. Второе преимущество мечения – это возможность оценить, как зависит выживаемость гнезда от того, на какой стадии насиживания птицу побеспокоили люди.

Самка.jpg
     Насиживающая самка и вылупившиеся птенцы в индивидуально помеченных гнездах. Фото автора.

 

Полученные в этом году результаты будут опубликованы после обработки. Пока же можно лишь сказать, что по данным двух сезонов складывается предварительное впечатление, что факт замены пуха в гнезде на сено на выживаемость гнезда не влияет, но влияет сам факт посещения острова людьми (то есть беспокойства самки) и критичными при этом оказываются даты и число посещений.

Очевидно также, что работа с использованием индивидуального мечения гнезд должна быть продолжена ещё на протяжении нескольких лет: только при этом условии мы сможем набрать данные для адекватной статистической обработки и учесть влияние сбора пуха на успешность гнездования в разных погодных условиях. Только после этого можно будет выработать обоснованные рекомендации по срокам и методам сбора пуха, которые позволят свести к минимуму потенциальный ущерб, который наносит посещение человеком мест гнездования.

Направление, в котором надо продолжать работу, как и необходимость этой работы, ясны. Но открытым остаётся вопрос, с которого мы начали эту статью: что делать с нерегулируемым сбором пуха в «дикой природе»? 

 

Зачем нужна регуляция и персональная ответственность 

Наряду с оптимистичными результатами первых лет нашей работы, показывающими успешное вылупление птенцов в гнёздах с сеном, были получены и результаты тревожные. Состояние гнездовий на некоторых островах заставляло предположить, что помимо «Арктической пуховой компании», чью деятельность мы контролируем, эти гнездовья посещали и другие сборщики, на действия которых мы никак влиять не можем. Причём острова посещались либо в очень ранние сроки, когда самки только начали насиживание и особенно уязвимы, либо неоднократно разными сборщиками, либо сбор пуха на них производился совершенно варварскими методами. В частности, на некоторых островах были обнаружены гнёзда, в которых практически полностью отсутствовала выстилка: там не было ни пуха, ни сена, вся выстилка была изъята полностью, до земли. В таких гнёздах чаще всего оказывались либо яйца, расклёванные пернатыми хищниками, либо погибшие яйца и птенцы.

Погибшие птенцы.jpg
     Погибшие яйца и птенец в гнездах с полностью выбранной выстилкой. Фото автора.

 

Очевидно, что пока участки «дикой природы», где происходит сбор пуха, не будут жёстко закреплены за конкретными сборщиками и не будет налажена система контроля их работы, такие ситуации могут повторяться. При этом продавцы гагачьего пуха будут продолжать рекламировать свой «самый экологичный» товар, при сборе которого «не пострадала ни одна птица», но покупатель никогда не узнает, что на самом деле оставил за своей спиной сборщик пуха.

Я глубоко убеждена не только в необходимости закрепления за сборщиками определённых участков, но и в том, что необходимо ввести правила, согласно которым гагачий пух можно будет продавать только при наличии двух сертификатов. Один из них используется в международной практике – это сертификат о качестве пуха, который выдается независимой экспертной организацией. Но ещё более необходим – и именно в России – сертификат, из которого будет понятно, где именно собран пух, и подтверждено, что он собран безопасным для птиц способом. Такой сертификат должен выдаваться только на основе орнитологического контроля процедуры сбора, и только при его наличии сбор и продажа пуха должны считаться законными, а покупатель сможет быть уверенным, что производство его одеяла или куртки не привело к гибели яиц и птенцов.

 

На пути к светлому будущему 

Изменение любой сложившейся системы – дело небыстрое. Особенно – когда оно связано с принятием новых законов. Тем более в такой, не самой сегодня популярной области, как охрана природы. Однако работать в этом направлении необходимо, иначе в ситуации с гагами мы вновь откатимся на сто лет назад, когда учёные писали о катастрофическом сокращении гагачьих гнездовий в России. 

Очень отрадно, что наши взгляды разделяют не только коллеги-орнитологи, но и создатели «Арктической пуховой компании». Может быть, корни их ответственности кроются в том, что, в отличие от московских сборщиков, они родились и живут на Белом море, и «дикая природа» для них – не только объект извлечения прибыли, но их дом, который они знают, любят и о сохранности которого радеют.

На сегодняшний день «Арктическая пуховая компания» получила статус резидента Арктической зоны и работает над оформлением в долгосрочную аренду участков сбора пуха – то есть по собственной инициативе делает ровно то, что с научной и природоохранной точки зрения должно стать обязательным для любой компании, занимающейся сбором гагачьего пуха. 


Автор: Александра Горяшко  – биолог, историк науки. Более 35 лет сотрудничает с Кандалакшским заповедником, основной специализацией которого является охрана и изучение гаги. Член Ассоциации «Морское наследие: исследуем и сохраним», Союза литераторов России. 


Литература: 

[1] Горяшко А. 2020. Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений. СПб. 496 с. 

[2] Горяшко Н.А., Быков Ю.А., Поповкина А.Б. 2020. Состояние гнездовой популяции обыкновенной гаги в Онежском заливе Белого моря и влияние на неё сбора пуха // "Казарка" №22. С. 108-133. 

[3] Озерецковский Н. 1773. О гагочьем пухе // Труды Вольного экономического общества. Ч. 23. С. 105–114. 

[4] Черенков А. Е., Семашко В. Ю., Тертицкий Г. М. 2014. Птицы Соловецких островов и Онежского залива Белого моря: материалы и исследования (1983–2013 гг.). Архангельск: 1–384. 

[5] Mayfield H.F. 1975. Suggestions for calculating nest success. Wilson Bulletin 87:456-466.












































далее в рубрике