Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Малая генерация для больших дел

Малая генерация для больших дел
25 Февраля, 2018, 11:05
Комментарии
Поделиться в соцсетях

На конференции «Арктика-2018», прошедшей в Торгово-промышленной палате в Москве 20-21 февраля, вопрос «Знаем ли мы свою Арктику» поворачивался разными гранями. С одной стороны, высказывалось мнение, что «у нас пока ещё нет понимания, что такое Арктика» - имелись в виду богатейшие ресурсы этого региона, которые пока не вполне оценены по достоинству. С другой стороны, говорилось, что Россия активно осваивает их с 1930-х годов, и за это время накопились и опыт, и проблемы, и некоторое понимание.

Одно из «узких мест», заложенное в советское время, но с тех пор во многом выработавшее свои возможности, – это инфраструктура. Член совета некоммерческого партнёрства по развитию возобновляемой энергетики «Евросолар» Алексей Александрович Каплун отметил: «Каркас энергетической инфраструктуры, который сейчас существует, формировался почти сто лет назад, для совсем других сил и потребностей». Сегодня не перспективно использовать устаревшую инфраструктуру для снабжения удалённых потребителей, тянуть сети за много километров – важнее строить объекты распределённой генерации в самих этих регионах. Однако, по словам Каплуна, сегодня попытки строить такие объекты «остаются в формате НИОКР», они ожидают «более глобального подхода» и, в конечном итоге, поддержки государства.

Татьяна Дмитриевна Щепетина, начальник лаборатории НИЦ «Курчатовский институт», рассказала об одной из возможностей обеспечения Арктики электроэнергией: малых блоках АЭС. Если большая АЭС строится 10-12 лет, то малые блоки можно изготовить за 2-3 года, и они гораздо безопаснее. Выбирая между большой и малой АЭС, мы фактически находимся на шкале между экономикой и безопасностью – и до сих пор решение сдвигалось в сторону экономики, в то время как для станций, расположенных вблизи населённых пунктов, особенно важна безопасность. Щепетина также отметила, что подобное строительство не может производиться исключительно на средства региона, и «задача, включённая в большую систему, имеет лучшие шансы на реализацию».

С этим согласился вице-председатель Торгово-промышленной палаты Дмитрий Николаевич Курочкин: «У нас нет координации, нет системного подхода, это наша главная проблема».

Конкретный пример отсутствия координации: ситуация на Чукотке. Весь этот регион относится к Крайнему Северу, отопительный сезон – от 270 суток, плотность населения – 0,07 человека на квадратный километр. Потенциально Чукотка – энергоизбыточный регион, однако в реальности имеющиеся электростанции загружены лишь частично – как из-за проблем с распределением энергии (Билибинская АЭС), так и из-за нехватки квалифицированных кадров (Анадырская ВЭС). Поэтому фактически в структуре топливного баланса более 50% составляет привозное топливо, а с учётом того, что ведутся работы по выводу Билибинской АЭС из эксплуатации, доля дорогого привозного топлива возрастёт до двух третей топливного баланса. При этом тарифы на электроэнергию и тепло на Чукотке самые высокие в России, и, по словам руководителя направления по энергосбережению и энергоэффективности ООО «Энсис Технологии» Вячеслава Сергеевича Пузакова, жители Чукотки получают необходимую им энергию неэффективно, с вдвое большими издержками.

Энергосистема Чукотки и сравнение тарифов на энергию и тепло с тарифами других регионов

Директор научно-образовательного центра «Возобновляемые виды энергии и установки на их основе» Виктор Васильевич Елистратов особо отметил возможности ветровой энергии, ресурсы которой значительны в ряде северных регионов. Он обратил внимание на то, что это должны быть именно отечественные, адаптированные к российским северным условиям, унифицированные ветроустановки. На конференции подчёркивалось: мало вести речь об импортозамещении (как будто мы импортный станок заменяем отечественным) – важно, чтобы это было не «замещение», а независимость от импорта.

Характеристики энергоснабжения северных субъектов РФ, из презентации В.В. Елистратова

Главный конструктор треста «Гидромонтаж» Игорь Николаевич Усачёв напомнил об энергетических возможностях приливов. 50 лет назад в губе Кислая Баренцева моря была построена первая и единственная в нашей стране приливная электростанция. Она до сих пор в рабочем состоянии, и это, подчеркнул Усачёв, самое долговечное бетонное сооружение в Арктике – гораздо более долговечное, чем аналогичные сооружения за рубежом. Конструктор считает наплавной способ, применённый при строительстве Кислогубской ПЭС, очень перспективным для северного побережья.

Вид на Кислогубскую ПЭС в Баренцевом море, из презентации И.Н. Усачёва

Исполнительный директор Института арктических технологий МФТИ Юрий Владимирович Васильев заметил, что России в Арктике – не только в сфере энергетики – «не хватает серии маленьких побед». Есть задача: исключить завозное топливо. Есть продолжительные дискуссии по поводу конкретики и принципиально разные проекты тех же ветряков. Но «все ждут, что будет государственный заказ».

Эту мысль, общую для многих секций Арктики-2018, подытожил доктор экономических наук, один из наиболее авторитетных критиков реформы РАО ЕЭС Георгий Петрович Кутовой: нет общего хозяина, нет соответствующего программного документа, нет информации, которая бы позволяла понять «когда, кому, сколько чего нужно». Мы, сказал Кутовой, относимся сейчас к сетям так, будто это отдельный бизнес, не имеющий ничего общего с генерацией. Но на деле это не так: сетевики должны иметь возможность иметь на своём балансе распределённую электроэнергию, «малая генерация сегодня выходит на передний план прогресса – это населённые пункты, это все логистические задачи». 

О сходных проблемах говорилось и на других секциях. Если на секции «Энергетическая безопасность» речь шла о малой генерации, то на секции «Развитие транспортной инфраструктуры» - о малой авиации. Заместитель губернатора Архангельской области Елена Сергеевна Кутукова отметила, что, учитывая износ местных аэродромов (например, на Соловках он составляет 88%) и посадочных площадок, нагрузка на региональный бюджет колоссальна. Посадочные площадки на территории области – это часто изношенные и размокающие грунтовые взлётно-посадочные полосы, а ведь до многих удалённых уголков удобнее всего добираться именно малой авиацией. Без транспортной связности отдалённые населённые пункты существовать не могут. Приоритеты здесь общие для всех арктических регионов: развитие всесезонного сообщения и, в частности, развитие санитарной авиации.

Аэропорт Соловки

***

Более оптимистичной была секция, посвящённая туризму как одному из потенциальных двигателей арктического предпринимательства. Любителям традиционного отдыха может показаться удивительным, что в наши дни Арктика имеет свои причины быть популярной для туристов. Как сказал руководитель Центра территориального маркетинга Константин Алексеевич Гаранин, «людям нужен фан, нужно преодоление, нужно то, чем можно похвалиться в соцсетях». Ну, а Арктика предоставляет массу возможностей для преодоления. Есть здесь и «фан» - в том числе выведенные из строя атомные станции, военные объекты, которые можно превращать в туристические точки.

Эксклюзив, преодоление трудностей, комплексное разнообразие услуг – три кита, на которых стоит современная туристическая индустрия для людей, тяготеющих к экстремальному и необычному. Но если первые два кита в российской Арктике уже имеются, то над разнообразием услуг предстоит поработать. Его могут обеспечить туристические кластеры, которые только предстоит создать.

Проблемы, о которых говорилось на «туристической» секции, были те же, что и на других: во-первых – информация, во-вторых – финансирование.

Максимова Дарьяна Дмитриевна, Якутия: «У нас проблема общения с Москвой. Контакты есть, но нет постоянного обмена информацией, если говорить про министерства… хотелось бы иметь интерактивную карту для российской Арктики, которая помогла бы продвинуть регионы, достопримечательности и т.д. Например, Ленские столбы – одно из самых популярных мест, но там нет туристической инфраструктуры». Тут следует оговориться, что природная достопримечательность «Ленские столбы» не находится в Арктике, но, по словам Максимовой, туристы воспринимают Якутию в целом «как Север», даже если приезжают в Якутск. 

Изделие чукотских косторезов

Председатель правления общины коренных малочисленных народов Чукотки Рузанова Василиса Ивановна перечисляет туристические достоинства своей земли: «Косторезное искусство – любимое мастерство многих жителей, бренд Чукотки. Яранга, нарты. Уникальная одежда, в которой можно спать в тундре зимой, никакой современный аналог не сравнится. Фестивали песни и танцев, гонки на собачьих и оленьих упряжках». Но тут же и инфраструктурные проблемы туристических маршрутов: «Действует всего одна федеральная дорога протяжённостью 30 километров. Основные виды транспорта на дальних расстояниях – это морской и воздушный... Нам нужны места для остановок в современных гостиницах с этническими элементами». А для этого, конечно, нужны инвестиции.

Инвестиции, необходимые для создания туристического маршрута на Чукотке, из презентации В.И. Рузановой

Сегодня основные направления арктического туризма – это Исландия, Гренландия, Норвегия, именно благодаря развитой инфраструктуре. По данным члена генерального совета «Деловой России» Елены Николаевны Кривенковой, средняя стоимость «арктической путёвки» от Исландии и Норвегии в среднем вдвое дешевле, чем в Российской Федерации. А российский эксклюзив – тринадцатидневное путешествие из Мурманска до Северного полюса на атомном ледоколе «50 лет Победы» - обойдётся туристу в 1 645 000 рублей.

Подытоживая все выступления на секции туризма, доцент кафедры государственного регулирования экономики РАНХиГС, эксперт центра «ПОРА» Александр Михайлович Воротников отметил: «Не будет инициативы снизу – не будет ничего», если регионы хотят обратить на себя внимание федеральных властей – им самим придётся прилагать усилия для этого. 

***

На пленарном заседании, которое состоялось 21 февраля, были ещё раз проговорены основные болевые точки и выводы.

Президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Иосифович Шмаль назвал «главной проблемой нашего нефтегазопромышленного комплекса» отсутствие доступа к длинным и сравнительно недорогим деньгам: «мы не создали банковскую систему за годы процветания. Имеет место и технологическое отставание, расходы на НИОКР меньше 1% ВВП». Между тем 25% российских трубопроводов эксплуатируется больше 33 лет, то есть отработали нормативный срок.

Зампред Госдумы РФ Ольга Николаевна Епифанова прошлась по социальным проблемам: Север больше не имеет такого привлекательного качества, как высокая зарплата, кое-где она даже ниже среднероссийского уровня. «Нужен принципиально иной уровень транспортной доступности в арктических регионах… Как воздух нам нужна современная малая авиация». Требуется серьёзная ревизия здравоохранения, особенно для отдалённых пунктов: «Я постоянно получаю известия, что уходит фельдшер, потому что вместо ставки оставлено 0,25 ставки. И многие пункты даже не подключены к интернету, чтобы посоветоваться с врачом удалённо». Возможно, предположила Епифанова, имеет смысл создать для Арктики специальный правительственный орган, по аналогии с министерством по делам Северного Кавказа.  О желательности появления такого министерства на конференции говорили многие.

Профессор МГУ им. Ломоносова Юрий Петрович Ампилов отметил, что к массовому выходу на арктический шельф Россия пока не готова: «При добыче на шельфе у нас проблем больше, чем достижений, но о проблемах мы, в общем, не говорим. Мы не обладаем собственными экологическим безупречными технологиями для добычи на шельфе в условиях долговременных санкций… Кроме нефти и газа, нам надо обратить внимание на то, чем наша Арктика ещё богата. Со сталинских времён там многое брошено». Подобную точку зрения высказывали многие учёные: да, шельф как потенциал есть, но потенциал – это ещё не ресурсы. Однако член научного совета при Совете Безопасности РФ Михаил Николаевич Григорьев подчеркнул, что деньги, вложенные в ледостойкую нефтяную платформу «Приразломная» (на сегодня единственная платформа, ведущая добычу нефти на российском арктическом шельфе), – это «экономически провальный проект, но пионерский с технологической точки зрения».

Необходимые приоритеты России в Арктике, из презентации Ю.П. Ампилова

Выступили на пленарном заседании и эксперты центра «ПОРА». «Мы задумались о том, не пора ли нам сделать рейтинг компаний, работающих в Арктике, и регионов арктической зоны. Методология устойчивого развития: экономика, экология, социалка. Устойчивое развитие – это развитие не за счёт будущих поколений. Является ли развитие добычи устойчивым, или его нужно оставить будущим поколениям?» - задался вопросом координатор программ «ПОРА» Александр Иванович Стоцкий. А Александр Михайлович Воротников представил новый механизм, призванный восполнить недостаток финансирования, - инфраструктурную ипотеку с госгарантией кредитов, проект которой прорабатывают Внешэкономбанк и Минэкономразвития.

А.И. Стоцкий

А.М. Воротников

Подготовила Татьяна Шабаева

Комментарии