Сейчас в Арктике:
Ледостав

Молоко для Арктики

Молоко для Арктики
24 Мая, 2019, 08:50
Комментарии
Поделиться в соцсетях
На фото: круглая Баренц-ферма, вид снаружи.


О молочном животноводстве в Арктической зоне написано много статей, популярных и научных, и в каждой из них есть своя точка зрения и своя доля правды. Общая картина из них складывается удручающая и почти бесперспективная, но где-то в глубине души хочется чуда: чтобы сделалось молочное животноводство в Арктической зоне и нужным, и полезным, да ещё и прибыльным.

Населённые пункты на Севере, как правило, располагаются на значительном отдалении друг от друга, и стандартные решения по развитию молочного животноводства, применяемые на большой земле, здесь не подходят. А люди при этом там живут постоянно, и это надо не только помнить, но и понимать со знанием дела.

Первое, что нужно понять, – это зачем заниматься молочным животноводством в Арктической зоне. Молоко, как и другие продукты, на Север завозят без особых проблем. Ответы на этот вопрос общеизвестны: для детишек, для больных, для здорового питания и… и на этом заканчивается весь список первоочередных потребителей. А дальше всё просто. Зная объём потребления, даже школьнику под силу сделать расчёт: сколько молока необходимо произвести в окрестностях населённого пункта или группы населённых пунктов, расположенных в одной местности, чтобы удовлетворить объём потребления.

Второй вопрос тоже несложный. Если знаем, сколько нужно молока, то без особого труда рассчитаем, сколько кормов можно произвести на местных сельхозугодиях и сколько концентрированных комбикормов, какого состава и какого качества необходимо завезти.

В отчётах и публичных выступлениях в настоящее время можно часто встретить фразу «обеспечили себя кормами». Под этими словами всегда подразумевается конкретное хозяйство, а было бы правильно, если бы такая формулировка напрямую связывалась с обеспечением молоком конкретного населённого пункта.

В этой связке как раз и раскрывается вся суть вопроса молочного животноводства в Арктической зоне.

Если есть корма, значит, будет молоко.

Времена, когда люди из последних сил пытались высушить сено в сырую погоду, а знаменитая холмогорка из-за недостатка кормов переходила в разряд коровы-навозницы, остались только в воспоминаниях сельских ветеранов.

Информацию о северных коровах-навозницах можно найти во многих архивах. В Архангельске, например, коровы-навозницы выполняли важную роль в обеспечении хлебом Свято-Троицкого Антониево-Сийского монастыря, так как вместо молока производили удобрение для полей, на которых выращивались зерновые.

В своих трудах (т.03 «Развитие капитализма в России») Ленин писал, что до проникновения капитализма в сельское хозяйство северные губернии были районами навозного скотоводства. Поэтому крестьяне содержали коров, которые давали навоза больше, чем лошадь и др.

В настоящее время современные технологии позволяют заготавливать корма в любую погоду, остаётся только решить вопрос, как переработать заготовленные корма в молоко. Нет, я не оговорился. Именно так: переработать заготовленные корма в молоко.

Корова по сути своей – это маленький заводик по переработке кормов в молоко.

Какого качества, в каком количестве и с какой регулярностью на «заводик» будем подавать сырьё – с такой же регулярностью, в таком же количестве и соответствующего качества будем получать готовый продукт.

Эта схема применима к любому предприятию, но почему-то в наших животноводческих хозяйствах при производстве молока она пока не очень приживается.

В разные времена корова в хозяйстве имела разные статусы – от кормилицы до члена семьи, но в промышленном производстве и особенно в Арктической зоне экономика побеждает лирику. В современном хозяйстве корова обязана выполнять возложенные на нее расчётные обязательства, при этом быть любимицей фермера или детей из близлежащей школы ей никто не запрещает.

Лучшие мировые практики показывают, что за полярным кругом от коровы можно получать более десяти тонн молока в год.

Возникает третий вопрос: а как этого достичь?

Построить современный арктический колхоз или семейную ферму или комплекс на тысячу и более голов или несколько семейных ферм… В мире примеров решения таких задач много. Если по-хозяйски смотреть на проблему, то велосипед изобретать не надо. Достаточно изучить опыт соседей, которые занимаются молочным животноводством в схожих климатических условиях. Тем более что никто секретов из этого не делает. Рассказывают, показывают, приглашают и в гости, и на стажировку.

Норвежский опыт молочного животноводства за полярным кругом с этой точки зрения для Арктической зоны наиболее привлекательный, да и про современные норвежские семейные молочные фермы, расположенные за полярным кругом, есть очень много информации, в том числе и в интернете.

В 2014 году Деловым клубом Архангельского отделения Союза журналистов России при поддержке Баренцева Секретариата по программе «Медиа Трэвел» был снят документальный фильм «Семейные фермы северной Норвегии, фильм первый». В фильме показан образ жизни и стиль работы фермеров за полярным кругом. В объектив журналистов попали пять современных семейных ферм, в том числе три молочных, одна мясная (круглая Баренц-ферма) и одна козья на семьсот голов. 

Фильм ярко демонстрирует, что семейные фермы даже в Арктической зоне могут бесперебойно работать и обеспечивать население свежим молоком.

Но фильм, несмотря на свою актуальность, так и остался просто фильмом, размещённым на ютуб-канале, хотя в нём чётко и последовательно рассказано, как Северная Норвегия с успехом преодолела период упадка сельского хозяйства в 90-х годах и сумела в настоящее время стать лидером молочного производства за полярным кругом.

Закономерный вопрос: почему Северная Норвегия преодолела сельскохозяйственный кризис 90-х годов, а мы всё еще только пытаемся его преодолеть. Мы ведь тоже хотим, чтобы молочное животноводство развивалось. Принимаются указы, постановления, выделяются гранты, субсидии и дотации, а воз и ныне там…

Эксперты высказывают разные точки зрения на эту ситуацию, но к единому мнению так и не пришли. А может, и не хотят прийти, ведь в этом случае нужно будет не просто назвать основную проблему, ставшую камнем преткновения, а наконец-то устранить её.

Что же это за чудище такое страшное, мешающее развитию нашего молочного животноводства в Арктической зоне?

Давайте разложим вопрос о выходе из кризиса по полочкам: на одну положим норвежский подход, на другую – наш.

В 90-е годы кризис сельского хозяйства коснулся и Северной Норвегии, и России одинаково. Проблемы были абсолютно схожими: устаревшие технологии, отток молодёжи, отсутствие инвестиций и т.д. 

Какие действия были у Северной Норвегии: создали группу специалистов и отправили ее изучать лучший мировой опыт в сельском хозяйстве.

Самое интересное, что маршрут норвежских специалистов по мировым фермам во многом совпал с маршрутом советских специалистов. Да, да. В 1975 году была создана такая группа, и об этом в своей книге «Подрезанные крылья российского фермерства» рассказывает участник той экспедиции В.Ф.Башмачников.

Разница этих экспедиций только в том, что накопленный опыт и знания советской группы в виде отчётов «легли на полки», а норвежский вариант превратился в создание в провинциях (районах) проектных офисов, которые разрабатывали и предлагали фермерам готовые проектные решения по модернизации их ферм с учётом всех особенностей и нюансов местности.

Ярким примером норвежского взаимодействия между фермерами и властью стало строительство самой красивой в Европе круглой «Баренц-фермы».


Круглая Баренц-ферма внутри; на фото заставки -- вид снаружи.


Её история началась с эскизного рисунка, набросанного карандашом на простом листке бумаги, который молодая семья показала норвежскому чиновнику, отвечающему за развитие сельского хозяйства, проектировщику Неджаду Ждраловичу.

Норвегия обеспечивает себя молоком на 100%, а по мясу пока только на 40%. Поэтому инициатива молодой семьи автоэлектрика и парикмахера с тремя детьми была детально проработана, и будущим фермерам предложили готовый проект круглой Баренц-фермы с вмонтированным в нее трехэтажным жилым домом.

В норвежском варианте проект фермы – это пакет документов, включающий в себя бизнес-план, строительный проект, решение об источнике финансирования, договор на поставку материалов и оборудования для реконструкции или строительства фермы, договор со строителями, описание технологии заготовки кормов и кормления животных, сбыт продукции и, конечно же, договора на техническое обслуживание фермы, в том числе и ветеринаром.

Каждый норвежский фермер знал, что, соглашаясь на модернизацию своей фермы или на строительство новой фермы, он в любой момент получит консультацию и помощь специалистов.

Простыми словами: норвежскому фермеру предлагалось готовое решение, разработанное высококлассными специалистами, изучившими лучший мировой опыт и практики, разбирающимися во всех нюансах молочного и мясного животноводства.

Какие действия были с нашей стороны? Да, съездили много раз в Норвегию, Финляндию, Швецию и другие страны. Здесь надо признать, что первые поездки многими вообще воспринимались как шоп-туры. А в итоге кроме дискуссий «Вот нам бы такие деньги и дотации, мы бы и не такое построили»… дело с мёртвой точки так и не сдвинулось. Правда, были одиночные попытки фермеров копировать зарубежный опыт. Строились фермы по образцу и подобию, но развитие это движение так и не получило.

Фермер, начинавший «новую жизнь», сталкивался с существующим системным подходом к сельскому хозяйству. И в итоге получалось, что построенная новая ферма «не вписывалась» в существующую систему управления и работала как традиционный колхоз со всеми его недостатками.

В мировой практике фермер сам себе голова. Фермер сам себе начальник. На семейной ферме нет структуры управления и контроля друг за другом, как в колхозе. На семейной ферме никто не ворует комбикорм… и тем более не тратит деньги на его охрану и контроль за расходованием. Экономика фермерских хозяйств обеспечивает работающим на ней людям достойную жизнь, а государство при этом кроме налогов получает ещё и высококачественную продукцию.

Фермер, работающий на современной ферме, даже мысли не допускает о переезде в другую местность. И зачем ему это, если работа и образ жизни обеспечивают ему и его семье достойную жизнь. Детям на ферме жить тоже очень хорошо, и, как правило, у фермеров многодетные семьи.

В основе экономики семейных мясо-молочных ферм лежит принцип оптимальности. Если у фермера десять коров, то его жизнь – сплошные трудовые будни без выходных, отпуска и, конечно же, без дохода. В мировой практике в среднем на современной ферме размещают пятьдесят пять голов дойного стада, и в случае необходимости или чрезвычайной ситуации поголовье может быть увеличено на 50%. Это предусматривается конструкцией фермы. Процессом кормления и дойкой управляет робот. Технологии отработаны до мелочей.

Для современной фермы в среднем требуется не более ста гектар сельхозугодий.

Фермы комплектуются техникой, с которой фермеры часто кооперируются в период заготовки кормов. При необходимости эта техника также используется в интересах местных жителей.

Кооперация в мировой практике затронула почти все сельское хозяйство. Кооперируются все. Кооперируются по любому направлению, надолго или временно, так как выгода от кооперации всегда и всем очевидна.

В России о кооперации заговорили недавно. Сначала вернулись к такой форме хозяйствования вынужденно, благодаря санкциям, чтобы выживать. А теперь кооперация, хоть и медленно, но уверенно набирает обороты.

Для Арктической зоны кооперация в сельском хозяйстве вообще должна быть в основе основ. Кооперация – это не только выгода, но ещё и взаимовыручка, что в Арктической зоне особенно важно.

В Архангельске за последние пять лет проявлялись попытки по развитию территорий в этом направлении. Проводились стратегические сессии в районах области, искали точки роста, точки развития. А по большому счёту так никто и не ответил на вопрос: с чего надо начинать, от чего отталкиваться и главное – когда же придёт время для начинаний?

Моё мнение: нельзя ожидать от фермера решения проблемы государственного уровня. Так стоит ли перекладывать проблему развития молочного животноводства в Арктике на фермера – или стоит поручить эту работу профессионалам, как, например, это сделали в Северной Норвегии?

Ответ на вопрос «когда надо начинать?» давно известен: чем раньше, тем лучше. И с чего начинать надо – тоже знаем. С того, что в Арктической зоне нужно кардинально менять систему управления сельским хозяйством. Именно в сегодняшней региональной системе управления сельским хозяйством заложены все проблемы развития сельского хозяйства и, соответственно, территорий в целом. Ведь на практике региональные минсельхозы превратились в отделы статистики и учёта, распределяющие субсидии, дотации и гранты. И всё…

Возможно, что для развития молочного животноводства в Арктической зоне во многих субъектах РФ придётся принимать новые законодательные акты, но в приоритете принятия любых решений должен стоять человек, проживающий в Арктической зоне, а не показатели поголовья и надоев, которые являются всего лишь инструментом управления. Это в первую очередь касается депутатов всех уровней власти и, конечно, чиновников, отвечающих за сохранение и развитие сельских территорий.

Раньше за развитие сельских территорий традиционно отвечало Министерство сельского хозяйства. Все вопросы развития села относились к нему, так как колхозы являлись сёлообразующими предприятиями. Но со временем ситуация кардинально изменилась. Большинство колхозов обанкротилось и распалось, а сёла и деревни остались. Подведомственность от Минсельхоза ушла, и по большому счёту никто не объявил себя главным ответственным за эти территории: все отвечают по чуть-чуть и только за конкретный свой сектор. В итоге человек, проживающий в Арктической зоне, остался один на один с суровой действительностью.

В ходе пленарного заседания V Международного форума «Арктика - территория диалога», который 9 апреля 2019 года прошёл в Петербурге, президент Владимир Путин заявил, что «все арктические регионы нужно вывести на уровень не ниже среднероссийского». ... Он рассказал о разработке новой стратегии развития региона до 2035 года. По словам Владимира Путина, эта программа должна объединить мероприятия нацпроектов и государственных программ, инвестиционные планы инфраструктурных компаний, а также программы развития арктических регионов и городов.

И хочется верить, что развитию молочного животноводства, да и всего сельского хозяйства арктического региона, в новой стратегии будет уделено особое внимание. Что этим вопрос займутся высококлассные специалисты, и семейные мясо-молочные фермы снова станут сёлообразующими предприятиями в Арктической зоне. 

На ферме

Автор: Николай Владимирович Склепкович, председатель совета ассоциации "Фермеры Русского Севера".

Комментарии