Сейчас в Арктике:
Ледоход

"Не женское дело": женщины на подземных рудниках Арктики

"Не женское дело": женщины на подземных рудниках Арктики
10 Марта, 2020, 11:03
Комментарии
Поделиться в соцсетях
 На одном из рудников Норильского кластера. Источник: официальный сайт  ПАО «ГМК «Норильский никель».


Арктика считается «мужской» территорией. Действительно, освоение Арктики (поиск Северо-Западного прохода, разведка и добыча полезных ископаемых, охота на пушного зверя, китобойный промысел) осуществлялось в основном мужчинами, и промыслами коренного населения являются такие «мужские» занятия, как охота и рыболовство, ловля морского зверя, оленеводство. Большинство литературных произведений об Арктике написано мужчинами. Столь сильный образ «мужской» Арктики приводит к тому, что о жизни женщин в этом регионе известно гораздо меньше. То же касается и такой сферы занятости, как добыча полезных ископаемых. Считается, что это совсем «не женское дело», но, тем не менее, по доступным данным в арктических регионах доля женщин среди занятых в добывающей отрасли варьируется от 8 до 30%. В Арктике женщины работают даже на подземных рудниках. Интересно разобраться, как женщины работают в такой «неженской» сфере в Арктике.

Начнём с законодательного регулирования применения женского труда на подземных работах. Феминистский историк Джейн Хамфрис считает, что впервые женщинам было запрещено работать под землёй на законодательном уровне в 1842 г., когда в Великобритании был принят Закон о рудниках и угольных шахтах[1]. Этот закон запретил применение женского и детского труда под землёй (до этого женщины и дети активно работали «в подземке»), главным образом, в целях защиты женского репродуктивного здоровья: стране были нужны здоровая нация и стабильное воспроизводство трудовых ресурсов. Аналогичный запрет ввели в Северной Америке в 1890 г., в Швеции в 1900 г., в СССР в 1917 г.[2] Важно, что этот закон стал основой Конвенции Международной организации труда №45 «О применении труда женщин на подземных работах в шахтах любого рода» 1935 г. Эту конвенцию ратифицировало 98 стран, в том числе несколько арктических: Канада в 1966 г., Финляндия в 1938 г., СССР в 1961 г., Швеция в 1936 г.[3] На данный момент в силе среди арктических стран эта конвенция осталась только в России, а Канада, Финляндия и Швеция из неё вышли. Интересно отметить, что во время Второй мировой войны страны стали испытывать нехватку работников в горнодобывающей отрасли, в связи с чем женщины ушли «под землю» вместо мужчин как минимум в Канаде, США и СССР (под призывом «Девушки, в забой!»), но в 1960-х запреты в этих странах были восстановлены. В 1970-е в США и Канаде начались активные движения за равные гражданские права, вследствие чего женщин стали защищать от дискриминации – появились законы о равных возможностях в сфере занятости, и государство стало обязывать работодателей принимать антидискриминационные меры в рамках своей кадровой политики, в том числе в отношении женщин-горняков.

Пример: в Канаде в 1890 г. Законом Онтарио о горном деле женщинам было запрещено работать под землёй и вблизи рудников и шахт, даже в качестве офисных работников. В 1913 году в этот закон были внесены поправки, разрешающие женщинам на рудниках выполнять “традиционные” функции, включая обслуживание (приготовление пищи, уборку) и канцелярскую работу. В годы войны запрет был отменен, но в 1960 г. – восстановлен. С 1978 г., когда Канада вышла из Конвенции МОТ №45[4], и по настоящее время канадским женщинам разрешено работать под землей в горнодобывающей промышленности.

Но всё было не так гладко в 1970-х: женщины получили право работать на «мужских» профессиях на рудниках и в шахтах в тот момент, когда в отрасли происходили массовые сокращения работников:  автоматизация промышленности, предприятия стали выводить за рубеж свои активы. При прочих равных женщины были менее квалифицированными по сравнению с мужчинами, из-за чего столкнулись с серьёзной конкуренцией за убывающее количество рабочих мест и попали под сокращения[5]

Тем не менее, в зарубежной Арктике на данный момент женский труд разрешён на подземных работах, и женщины-горняки и шахтёры защищены от дискриминации законом. 

Регион

Доля женщин среди занятых в добыче полезных ископаемых, %, 2016 г.

Аляска*

15,3

Юкон

13,2

Северо-Западные территории

19,2

Ньюфаундленд и Лабрадор

21

Гренландия

29,3

Фарерские острова

7,6

Нордланд

8,7

Тромс

16,4

Финнмарк

15,9


*приведён показатель по всему первичному сектору экономики (включая сельское и лесное хозяйство, рыболовство, охоту). Составлено автором по данным статистических бюро: Department of Labor and Workforce Development of Alaska; Yukon Bureau of Statistics; NWT Bureau of Statistics; Newfoundland & Labrador Statistics Agency; Statistics Greenland; Statistics Faroe Islands; Statbank Greenland; Statistics Norway.


Например, на Аляске ключевой антидискриминационной мерой является федеральный закон о гражданских правах (The Civil Rights Act), раздел VII которого защищает работников от дискриминации при приёме на работу, продвижении по службе, увольнении, оплате труда, дополнительных пособиях, профессиональной подготовке, классификации, направлении и других аспектах занятости, в том числе по признаку пола (включая беременность)[6]. Помимо этого Исполнительный указ 11246 обязывает всех работодателей, выполняющих федеральные контракты или субконтракты в США, принимать меры по обеспечению равенства возможностей всех работников во всех сферах занятости. Согласно этому указу, федеральные контракторы, у которых занято пятьдесят и более работников, должны иметь утверждённый федеральным органом план антидискриминационных действий (Affirmative Action Plan). Согласно плану, работодатели должны принимать позитивные меры для привлечения на работу и продвижения по службе квалифицированных представителей меньшинств, женщин, инвалидов и ветеранов. Эти действия включают учебные программы, информационно-пропагандистские мероприятия и другие шаги, и они должны быть включены в официальную кадровую политику компании[7]

В качестве примера этой системы в действии интересен случай Ханны Хёрст, работавшей на золотом руднике Пого. Ханна была единственной женщиной в своей бригаде. В 2012 г. она захотела повысить свой разряд с четвёртого до пятого, но ей было отказано, в то время как коллеги-мужчины с меньшим стажем или квалификацией были повышены. Когда Херст указала на дискриминацию, работодатель ввёл для неё дополнительные требования к обучению, которые не были введены для мужчин. В результате выявления случая дискриминации Комиссия равных возможностей в сфере занятости США подала в суд на работодателя и обязала его возместить Ханне причинённый ущерб в денежном эквиваленте[8].

Другой пример – Канада. Здесь помимо антидискриминационных законодательных мер существуют программы и организации по привлечению женщин в горнодобывающую отрасль в целях решения проблемы нехватки рабочей силы. В рамках этих программ проводятся исследования, консультации и обучение предприятий в сфере создания благоприятной для женщин рабочей среды, повышается привлекательность профессий в этом секторе для женщин посредством популяризации, помощи в поиске работы и т.д. Предприятиям выгодно участвовать в таких программах, так как тем самым они повышают уровень своей корпоративной социальной ответственности, что приносит выгоду[9].  Совет по трудовым ресурсам горнодобывающей промышленности Канады реализует двенадцатимесячную программу «Гендерное равенство в горнодобывающей промышленности» (Gender Equity in Mining Works (GEM Works), в рамках которой каждый курс создаётся сеть из десяти горнодобывающих предприятий по сотрудничеству и обмену опытом в сфере ликвидации барьеров к гендерному равенству. «Women in Mining Canada»[10] - национальная некоммерческая организация, объединяет женщин-горняков и обучает их лидерским качествам, сотрудничает с образовательными организациями, имеет подразделения в Юконе и на Северо-Западных территориях.  «Women Who Rock»[11] является наставнической сетью, которая связывает начинающих работу женщин с лидерами горнодобывающей промышленности. 

   


В России до сих пор с 1961 г.  женщинам запрещено работать под землёй (ТК РФ Статья 253), за исключением ряда физически несложных работ и должностей:

- директоры, начальники, инженеры, техники, и другие руководители, специалисты и служащие, не выполняющие физической работы, а также с непостоянным пребыванием под землей;

- маркшейдеры, геологи, гидрогеологи, гидрологи;

- работники, обслуживающие стационарные механизмы, имеющие автоматический пуск и остановку и не выполняющие других работ, связанных с физической нагрузкой;

- работники, проходящие курс обучения и допущенные к стажировке в подземных частях организаций;

- работники научных и образовательных учреждений, конструкторских и проектных организаций;

- врач, средний и младший медицинский персонал, буфетчик и другие работники, занятые санитарным и бытовым обслуживанием[12].

 - Скажите, а женщины в горе работают?

- Работают, очень много. Маркшейдеры, раздатчики взрывных веществ.

- А на машинах женщины не работают?

- Маркшейдера сейчас стали на машинах сами за рулем ездить. Раньше отдельного машиниста им выдавали, а теперь самих отучили, и сами ездят на машинах в подземке.

-  Как вы ездили заправщиком, женщины могут, в принципе, так работать?

-  Нет, это не для женщин работа.

- А почему?

- Я не знаю. Вообще, по правилам, машинистами подземных самоходных машин должны быть мужчины. Это такие правила для машиниста ПСМ. Самое первое – мужчины не моложе 18 лет и имеющие права категории не ниже С. У женщины... Попробуй, поищи такую, чтобы у нее была категория С, это грузовые машины. А во-вторых, на таких машинах сложно. Они не как обычно, они полурамные, то есть они пополам сгибаются, руль трудновато поворачивать, но тут надо просто очень долго привыкать. Если попробовать, то, может быть, и получится, конечно, да.


Из разговора с водителем бензовоза на руднике, Мурманская область

Итак, в России женщины работают на рудниках, но они не находятся под землёй всю смену, а спускаются время от времени, не работают на тяжёлой технике и физически-трудных работах. В зарубежной Арктике женщины могут работать на всех подземных работах, и их права защищены законом. Но при этом цифры говорят о том, что всё равно женщины-горняки являются меньшинством. Учёные связывают это с тем, что существует множество неформальных ограничений работы женщин в такой «мужской» сфере, как горная добыча. Эти ограничения были выявлены в процессе антропологических и социологических исследований, проведённых на месторождениях. Неформальные ограничения можно разделить на, условно, физические и социальные. К физическим ограничениям относится то, что женщине действительно не под силу сделать какую-либо работу так же эффективно, как мужчине. Но ведь прогресс не стоит на месте, и в связи с развитием техники и автоматизации даже в шахте остаётся всё меньше работ, которые могут выполнить только мужчины. Это было выявлено в процессе пятидесятилетнего наблюдения за железорудным месторождением в Кируне (Швеция) учёными из Технологического университета Лулео[13]

Таким образом, помимо реальных физических ограничений есть социальные, которые сконструированы обществом, и у этих ограничений есть одно общее название – гипермаскулинизация[14]. Как было сказано выше, в Канаде женщин пытаются привлечь в горнодобывающую отрасль в целях повышения кадровой обеспеченности, но в рамках реализации программ было выявлено много факторов, которые этому мешают[15]. В мужском коллективе складывается своеобразная культура труда, которая женщин «отталкивает»: распространено пренебрежительное отношение к своему здоровью и безопасности и к тем, кто уделяет этому больше внимание, грубая манера общения с коллегами и обращения с оборудованием. Женщины привыкли вести себя по-другому, поэтому им в такой атмосфере работать некомфортно. Оборудование, экипировка, места общественного пользования – душевые, туалеты и т.д. – так же больше ориентированы на мужчин (или предназначены только для них), чем на женщин. В худшем случае женщины на рудниках сталкиваются с сексуальными домогательствами, запугиванием, игнорированием в коллективе и гендерной дискриминацией со стороны работодателя. Также женщины, как правило, несут больше семейных обязательств в случае наличия детей, а это трудно сочетать с вахтовым методом работы, который распространён на удалённых месторождениях Арктики.

 Джейн МакГилливрей, первая женщина-горнорабочий в Юконе. Источник: Yukon News[16]


Например, в 1976 г.[17], когда женщина, Джейн МакГилливрей, впервые устроилась на подземную работу на медный рудник Уайтхорс (Юкон, Канада), в мужском коллективе это посчитали плохой приметой [18] (аналогично «женщина на корабле к беде»). Начальник даже опасался, что мужчины из-за неё начнут увольняться с рудника, но всё обошлось.

В общем, женщинам на рудниках в Арктике работать непросто и физически, и психологически, и с этим связана низкая доля женщин в горнодобывающей отрасли.      

- А у тебя был вариант пойти на подземку?

- Был.

- Почему не пошла?

- Не взяли. У меня своя история есть. Вообще, я должна была идти на подземку.

Там на тебе самоспасатель, три килограмма, тебе надо таскать пробы и очень много ходить. Просто в том году на меня упал камушек. На руку прямо так попало. Я, видимо, испугалась, начала терять сознание. Но не отключилась, я же не одна ходила. И из-за этой истории меня не стали туда брать. Я не поняла, как, но меня всё равно ждали на подземку. Но когда я сюда приехала, уже начала проходить инструктажи, мне сказали – никакой тебе подземки. Я сначала расстроилась, потому что в подземке хоть и страшно, но интересно. Когда тебе в университете показывают затёртые камушки, на которых ничего не видно. А тут перед тобой целое царство, и ты все видишь. Интересно очень, но тяжело, конечно.

- А как ты думаешь, женщины в «подземке» нужны? И оправданно ли это?

- Наверное, нет. Хоть и деньги, но своя жизнь дороже. Это опасная работа. Я считаю, что это не женская работа.

Из разговора с девушкой-геологом, Мурманская область

На самом деле, вопрос применения женского труда на тяжёлых работах, в том числе подземных, очень сложный и неоднозначный: может ли женщина сама решить, что ей больше подходит, или это забота государства? Не поспоришь, что даже при нынешнем уровне технического прогресса работа под землёй остаётся вредной и опасной. Конечно, трудность и вредность работы под землёй, как и жизни в Арктике, компенсируется высокими зарплатами и другими льготами. Например, из-за «вредности» в России на Крайнем Севере занятые на подземных работах мужчины могут выйти на досрочную пенсию уже к сорока пяти годам, а женщины – к сорока[19]. На руднике наиболее физически трудной и рискованной работой является подземная разработка горных выработок (проходка). Для этого необходимы навыки работы на тяжёлой специализированной технике, с взрывоопасными веществами, а также важно иметь крепкое здоровье, недюжинную физическую силу и выносливость. Проходчик работает глубоко под землей, «безвылазно» в течение смены, в условиях повышенной влажности (а то и просто «по колено» в воде), запылённости воздуха, недостаточной освещённости и т.д. У проходчиков развиваются такие профессиональные заболевания, как «вибрационная болезнь, пневмокониозы (силикоз), смешанные формы заболеваний нервно-мышечного аппарата, опухоли органов дыхания, заболевания опорно-двигательного аппарата (ревматизмы, артриты)»[20]. Однако непосредственно проходка является только частью подземной работы рудника. На самом деле под землёй параллельно работают другие специалисты по его обслуживанию и эксплуатации: геологи, маркшейдеры, инженеры, строители, электрики, водители, операторы различных автоматических комплексов по транспортировке и первичной обработке добытого сырья, работники службы безопасности и т.д. Работа этих специалистов гораздо безопаснее, совершается в более комфортных условиях, чем работа проходчика, и, может быть вполне подходящей для женщин даже в Арктике.

 

 Женщина-горнорабочий на маркшейдерских работах рудника Дукат (Магаданская область). Фото: Полиметалл, в рамках акции «Мисс в СИЗ». Источник.


Автор: Александра Потураева, аспирантка географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Центр экономики Севера и Арктики, АНО "Институт регионального консалтинга".

При подготовке статьи использованы материалы интервью, полученные в ходе работы по гранту РФФИ 18-05-60088  «Устойчивость развития Арктических городов в условиях природно-климатических изменений и социально-экономических трансформаций».


[1] Lahiri-Dutt K. The act that shaped the gender of industrial mining: Unintended impacts of the British mines act of 1842 on women’s status in the industry //The Extractive Industries and Society. – 2019.

[2] Lahiri-Dutt K. The act that shaped the gender of industrial mining: Unintended impacts of the British mines act of 1842 on women’s status in the industry //The Extractive Industries and Society. – 2019.

[3] Ratifications of C045 - Underground Work (Women) Convention, 1935 (No. 45) https://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:11300:0::NO::P11300_INSTRUMENT_ID:312190

[4] https://womenwhorock.ca/the-gender-gap-in-global-mining/

[5] Mercier L. Bordering on equality: Women miners in North America //Gendering the field: towards sustainable. – 2011. – Т. 33.

[6] https://www.eeoc.gov/laws/statutes/index.cfm

[7] https://www.dol.gov/general/topic/hiring/affirmativeact

[8] https://www.eeoc.gov/eeoc/newsroom/release/9-26-18m.cfm

[9] An Implementation Guide for Canadian Business https://www.ic.gc.ca/eic/site/csr-rse.nsf/eng/h_rs00599.html#s1.3.1

[10] https://wimcanada.org/who-are-we/

[11] https://womenwhorock.ca/about-us/

[12] Постановление Правительства РФ от 25 февраля 2000 г. N 162 "Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин" http://base.garant.ru/181761/#block_11112

[13] Abrahamsson L., Johansson J. From grounded skills to sky qualifications: a study of workers creating and recreating qualifications, identity and gender at an underground iron ore mine in Sweden //Journal of Industrial Relations. – 2006. – Т. 48. – №. 5. – С. 657-676.

[14] Lahiri-Dutt K. The act that shaped the gender of industrial mining: Unintended impacts of the British mines act of 1842 on women’s status in the industry //The Extractive Industries and Society. – 2019.

[15] Welcoming to Women: An Action Plan for Canada’s Mining Employers // Women in Mining Canada, 2016

[16] https://www.yukon-news.com/life/yukons-first-underground-miner-janeane-macgillivray/

[17] В Юконе запрет на применение женского труда на подземных работах отменили в 1975 г., на два года раньше принятия в Канаде федерального Закона о правах человека, где был прописан запрет на дискриминацию по признаку пола

[18] MacGillivray J. First Underground Miner in the Yukon //Canadian Woman Studies. – 1994. – Т. 14. – №. 4.

[19] Федеральный закон "О страховых пенсиях" от 28.12.2013 N 400-ФЗ (мужчины и женщины должны проработать на подземных работах соответственно не менее 10 лет и 7 лет 6 месяцев, иметь общий страховой стаж соответственно не менее 20 лет и 15 лет, и, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера)

[20] http://proforientir42.ru/dt_profession/prohodchik/





Комментарии