Сейчас в Мурманске

06:45 -9 ˚С Погода
18+

Николай Доронин – как Россия может ответить на экспансию США на арктическом шельфе

Стране нужно полноценно возвращаться на Крайний Север, комплексно развивая СМП, арктические города, системы спутникового мониторинга, экологический мониторинг и наращивая военный потенциал на арктическом побережье

Арктическая геополитика США в Арктике
26 декабря, 2023 | 16:36

Николай Доронин – как Россия может ответить на экспансию США на арктическом шельфе


Соединенные Штаты объявили о расширении своих претензий на арктический континентальный шельф, сообщило 22 декабря 2023 года агентство Bloomberg со ссылкой на Госдепартамент США. Агентство отмечает, что претензии распространяются на огромную, богатую полезными ископаемыми территорию площадью около одного миллиона квадратных километров (что вдвое больше площади Калифорнии), которая располагается за пределами 200 морских миль от берега. На эти территории также могут претендовать Россия и Канада. Председатель правления Проектного офиса развития Арктики, член Общественной палаты РФ Николай Доронин прокомментировал эту новость в интервью агентству Regnum. Знакомим наших читателей с этим материалом. 

– Николай Сергеевич, что означает на практике односторонний демарш США?

– Речь идёт об обострении геополитической обстановки в высоких широтах. Это действительно односторонний шаг, который не учитывает не только мнения России, но и других стран.

Например, Канады, с которой у США самая большая сухопутная граница и у которой тоже есть претензии в регионе. Не учитывается и мнение остальных участников Арктического совета, куда, кроме США и Канады, входят ещё пять стран – Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция. Не учитывает мнение ООН, где США не просто состоят, а входят и в Совет Безопасности, и во все комитеты.

– Американцы как-то пытались обосновать свои действия или это было чистой наглостью?

– Штаты ссылаются на Конвенцию по морскому праву 1982 года, которую они, впрочем, не подписали (при этом в Конвенции состоят остальные арктические страны – Россия, Канада, Норвегия, Дания, Исландия – ИА Регнум).

То есть на США документ не распространяется, но они ссылаются на него, потому что, согласно одному из положений, можно устанавливать границы шельфа за пределами своей особой исключительной экономической зоны.

США пытаются вернуться в арктическую повестку, хотя больших шансов для этого нет. Вояж одного из немногочисленных ледоколов США, Healy, севернее трассы Севморпути показал, что это просто какие-то «пробы пера».

Они что-то пытаются понять в арктической логистике. И чтобы показать, что «мировой гегемон» и здесь «номер один», собственно, и провозгласили в одностороннем порядке расширение шельфа. Но это пока холостой выстрел.

– Наша страна, насколько известно, тоже претендует на часть арктического шельфа, за пределами 200-мильной зоны. Российские аргументы можно назвать аргументированными?

– Россия первой подготовила Представление по внешней границе континентального шельфа в Северном Ледовитом и Тихом океанах и представила его генсеку ООН ещё в 2001 году.

Да, наша страна претендует на континентальный шельф за пределами 200-мильной зоны площадью свыше 1,2 миллиона квадратных километров. Для обозначения претензии, например, в 2007 году была проведена поистине героическая операция – российские батискафы опустились на дно Северного Ледовитого океана, на глубину свыше 4 км, где был установлен государственный флаг России из титана.

Российская заявка до сих пор на рассмотрении, потому что на эти площади также претендуют и те же США, и Дания, и Канада. Американцы же решили «разрубить Гордиев узел».

Более того, США заявили про ту площадь в Арктике, по поводу которой у них сохраняются противоречия с Канадой. Но они считают, что со своим ближайшим союзником всегда договорятся.

– Есть мнение, что Россия не столько претендует на новые пространства, сколько стремится отчасти вернуть потерянное. В самом деле, на политических картах СССР морская граница была прочерчена от Кольского полуострова к Северному полюсу и оттуда к Чукотке. У нас существовало право на этот сектор или это тоже была претензия?

– Общий принцип секторального разделения Арктики был отменён в 1990-х годах, от чего больше всех потеряла именно Россия. Мы потеряли достаточно много наших морских территорий, которые, как потом оказалось, богаты на шельфе всевозможными залежами – и углеводородным сырьём, и твёрдыми полезными ископаемыми. То есть на шельфе лежит много всего, а технологии для определения объёмов этих залежей стали доступны относительно недавно.

Поэтому сейчас Россия пытается обосновать свои претензии в Арктике, исходя из принципа продолжения континентального шельфа, это прежде всего хребет Ломоносова. По сути, это частичный возврат к секторальному принципу. То есть мы пытаемся вернуть лакомые куски от советского сектора.

В свою очередь, США, которые, кстати, секторальный принцип не признавали, объявив сейчас о расширении шельфа, фактически сами к нему вернулись. Но в одностороннем порядке. Такой демарш, бравада.

Правда, США своими претензиями не пересекают действующую линию разграничения с Россией в Арктике.

– Выходит, все эти международные правовые нормы на самом деле не работают, и успех в Арктике может быть обусловлен исключительно способностью и готовностью конкретных держав отстаивать свои интересы в регионе практически?

– Мы понимаем, что такое Соединённые Штаты как военная держава. И они, конечно, обладают самым большим флотом в мире. Это очень разнообразный флот – и авианосная группировка, и подводный флот, различные корабли сопровождения и прочее, прочее. Это мощный флот, и он распределён по всему миру. Везде найдёте корабли ВМС США.

Другое дело, что климатические условия Арктики накладывают ограничения даже на судоходство военных кораблей, которые, казалось бы, такие «непобедимые монстры». Но что они могут сделать против льда? Их корпуса могут быть защищены [в оригинале – «не защищены» – прим. ПОРА], но они также могут быть затёрты в этих льдах. Именно поэтому и ледокол Healy ходил «над Севморпутём» именно в летний сезон.

Штаты могут предпринимать какие-то вылазки, идти по пути эскалации. Но если говорить про круглый год, а всё-таки зима в Арктике – это как минимум 9 месяцев из 12, то уже возникают вполне очевидные риски. И кто будет в случае чего американцев, условно говоря, «спасать»? Кроме русских, это только союзники по НАТО норвежцы, чей сектор на тысячи километров западнее.

Кстати, у Канады и США в арктических водах есть Северо-Западный проход, соединяющий Атлантический и Тихий океаны через Канадский Арктический архипелаг. Теоретически он сокращает путь от Тихого океана до европейских портов, минуя рукотворный Панамский канал, в котором тоже бывают проблемы с проводкой.

Но пока даже не подсчитано, сколько стоил бы запуск этого прохода. Более того, нет ни флота, ни портов, ни спасательной инфраструктуры. 

Зато интернет от Starlink в Арктике протестировали, он работает. Но интернет не решает ни одну из базовых проблем, которую СССР и современная Россия для себя решили. Это наличие полноценного ледокольного флота, включая современные атомные ледоколы, всевозможные поддерживающие суда – танкеры, контейнеровозы, лихтеровозы, портовая инфраструктура, гидрометеорологические станции. Спутниковая группировка за всем этим наблюдает. То есть всё в комплексе работает.

У американцев есть бомбардировщики, истребители, подводные лодки. Но не хватает базы для того, чтобы чувствовать себя уверенно в любое время года в Арктике. Ни США, ни Канада даже на своей территории, в Северной Америке, не могут пока решить технологические вопросы. И о полноценном военном конфликте в этом регионе, в котором США получили бы какое-то неимоверное преимущество, говорить не приходится.

Но провокации, несомненно, могут быть, и они то и дело происходят.

– Выходит, России сейчас нет необходимости отвечать на «арктический демарш» какими-то конкретными военно-политическими шагами в регионе?

– Американцы, кстати, декларировали претензию на российский остров Врангеля в Восточно-Сибирском море, рядом с которым проходит Севморпуть. Дескать, на самом деле этот кусок суши принадлежит США.

А без него Россия, «прижмётся» к берегу, и кораблям будет сложно проходить по СМП. Но у нас на острове Врангеля, на секундочку, не только заповедник, но и военная база. И дальше декларации у Штатов дело не идёт, они не высылают туда флот, чтобы отбить остров, затерянный в Ледовитом океане.

Всё, что можно сделать, уже делается. Заявки поданы, по ним идут заседания рабочей комиссии. Уточняются границы. Всё идёт к тому, чтобы заявка России была удовлетворена. Но это действительно серьёзная бюрократическая процедура. С другой стороны, Россия делает всё на своей территории, чтобы усилить арктические границы. Усиливает флот, усиливает наземную группировку.

Что касается Арктического совета, то он «полудохлый». В нём сейчас председатель – Норвегия – робко озвучивает мысль о том, что надо бы Россию вернуть в эту организацию, из которой западные страны её фактически исключили в 2022-м.

Понятно, сам этот орган создавался именно для того, чтобы оказывать давление на Россию в высоких широтах. А сейчас без России это как-то глупо всё выглядит. В совете всё решает геополитика, ведь он работает по формуле «7+1», где «один» – это Россия, а «семь» – де-факто страны военно-политического блока НАТО.

Так что России, мне кажется, не надо предпринимать в Арктике какие-то сверхмеры. Надо просто делать своё дело, то есть возвращаться полноценно на Крайний Север, наращивать военный потенциал на арктическом побережье – по сути, возвращаясь на базы, которые существовали раньше. Американцы видят в этом военную эскалацию в регионе со стороны России, хотя мы просто на своей территории располагаем свои же объекты для охраны своих же границ.

Развиваем СМП, развиваем арктические города, развиваем системы спутникового мониторинга, экологический мониторинг. Делая всё это в комплексе, мы добьёмся того результата, на который не сможет посягнуть никто.



далее в рубрике