«Nordic eco-style»: история развития нефтяной отрасли Норвегии

Полезные ископаемые Энергетика
18 Октября, 2020 | 05:50
«Nordic eco-style»: история развития нефтяной отрасли Норвегии
Фото: Olaf Nagelhus, Statoil

 

У каждой из стран Скандинавии есть слово, которое определяет их философию и отношение к жизни, к государству и друг к другу. В Дании это hygge, в Швеции – lagom, в Норвегии – friluftsliv. Дословно оно переводится как «свободная жизнь под открытым небом» или «свободный воздух жизни» и означает жизнь в гармонии с природой. Норвегия расположена в Северной Европе, на Скандинавском полуострове с его живописными ландшафтами и суровым климатом, которые повлияли на материальное обеспечение и культуру северных народов.

Это маленькая страна, но крупная мореходная нация, которая имеет многолетний опыт в области судоходства, нефти, газа и аквакультуры. Однако жемчужиной в ее короне является то, что норвежцы разработали целостную стратегию управления морским хозяйством, основанную на знаниях об экосистемах, с широким участием властей, учреждений и гражданского общества. Им удалось найти баланс между сохранением и эксплуатацией. И теперь мир смотрит с интересом на «норвежскую модель», которая занимает центральное место в «океанической дипломатии». Широкие возможности открывают новые рубежи к сотрудничеству, и океан – это ответ, точка соприкосновения, повод для консолидации.

 

Норвегия. Источник: pr0ma.club

 

Как Норвегия стала самой богатой страной Европы?

В конце 1950-х гг. мало кто верил, что норвежский континентальный шельф (NCS) может скрывать богатые залежи нефти и газа. Однако открытие газа в Гронингене в Нидерландах в 1959 году заставило людей пересмотреть свое мнение о нефтяном потенциале Северного моря. Открытие Гронингена вызвало энтузиазм в той части мира, где потребление энергии в значительной степени основывалось на угле и импортной нефти.

Ранее и шведы, и датчане смотрели на Норвегию, как на бедную страну, но вдруг в один прекрасный для этой страны день у ее берегов нашли нефть. И не просто нефть, а ее умопомрачительное количество. И в короткие сроки Норвегия стала самой богатой страной Скандинавии и, более того, самой богатой страной в мире, если считать по доходам на душу населения.

Первые признаки нефти и следы углеводородов, найденные в 1967, оказались недостаточными, однако норвежцы продолжали бурить. Пару лет все выглядело пессимистично, но потом, в 1969 году, в канун Рождества, было найдено месторождение Экофиск. Это был настоящий прорыв, поскольку, согласно международным меркам, он считался очень крупным. Китобойные суда были преобразованы в суда-бурильщики. В Норвегии такой переход к статусу нефтяного государства называют «сменой ролей».

 

Комплекс месторождения Экофиск сегодня. Фото: conocophillips.com

 

После открытия месторождения нефти в 1969 году в Норвегию пришло множество иностранных компаний. Чтобы органично вписать нефтедобывающую отрасль в социал-демократическую модель, в 1972 году была создана государственная нефтедобывающая компания Statoil ASA (с 2019 г. – Equinor ASA). Для компании в 1971 году парламентский комитет составил «10 правил», смысл которых заключался в распределении благосостояния среди всего населения, чтобы эта отрасль приносила пользу всем и каждому. Был установлен принцип 50% участия государства в каждой лицензии на производство. Позднее это правило было изменено, чтобы Стортинг (норвежский парламент) мог оценить, должен ли уровень участия государства быть ниже или выше, в зависимости от обстоятельств. Такая «норвежская модель» вызвала интерес многих стран, в том числе России. Делегации приезжали в Норвегию для подробного изучения того, как она работает и как они сами могут ее применить.

 

Месторождения южной части нефтегазового бассейна Северного моря. Источник: burneft.ru

 

С 1 января 1985 года участие государства в нефтяных операциях было реорганизовано. Оно было разделено на две части: одна была связана с компанией, а другая стала частью прямой финансовой заинтересованности государства (SDFI) в нефтяных операциях. SDFI – это соглашение, при котором государство владеет долями в ряде нефтяных и газовых месторождений, трубопроводов и береговых сооружений. Как один из нескольких собственников, государство оплачивает свою долю инвестиций и затрат и получает соответствующую долю дохода от лицензии на производство. Весной 2001 года Стортинг решил, что 21,5% активов SDFI могут быть проданы. 15% было продано Statoil и 6,5% – другим лицензиатам. Продажа акций SDFI Statoil рассматривалась как важный элемент на пути к успешному листингу и приватизации Statoil. Компания была зарегистрирована в июне того же года и теперь действует на тех же условиях, что и все остальные игроки в NCS. Petoro была основана в мае 2001 года как государственная компания с ограниченной ответственностью для управления SDFI от имени государства.

Нефтяная деятельность внесла существенный вклад в экономический рост в Норвегии и в финансирование welfare state (государства всеобщего благосостояния). С начала добычи на континентальном шельфе в 1970-х гг. нефтяная деятельность принесла более 14 000 млрд. норвежских крон (в текущих норвежских кронах к ВВП Норвегии). Сегодня суверенный нефтяной фонд Норвегии оценивается в 1 трл.долл. – это самый большой показатель в мире и самый большой суверенный фонд в мире. Его основатели осознавали, что трата средств на себя ни к чему хорошему не приведет: будет инфляция, повторение «голландской болезни», полная зависимость от нефти. Поэтому они совместно решили, что нужно откладывать, нужно думать о том дне, когда нефть закончится, и создать «подушку безопасности». Такая политика привела к тому, что из огромного дохода от нефти только 3% тратится на Норвегию, остальные 97% вкладываются в 8 000 компаний в мире.

    

Фото: Томас Нильсен, thebarentsobserver.com

 

Норвежцы искренне верят в то, что они живут в единственной стране, избежавшей ресурсного проклятия, и что Норвегия сделала все возможное, чтобы обеспечить себе наилучшее положение. Однако нефть способствовала тому, что многие другие отрасли перебрались в Азию, где дешевая рабочая сила. В результате производство самых нужных товаров исчезло. Раньше здесь делали хорошие предметы мебели, рыболовные сети, производство которых перенесли в Таиланд и Китай, а также рыболовецкие суда, которые теперь собирают в Польше. Проблема также кроется в сфере инноваций, потому что нефтяные ресурсы ограничены, и в будущем необходимо что-то способное к конкуренции с другими странами. На эту тему постоянно идут общественные дискуссии.

 

Причины ужесточения экологических стандартов

К сожалению, даже самые совершенные технологии безопасности не могут гарантировать отсутствие аварий. Первый и единственный случай в истории Норвегии неконтролируемого выброса нефти случился на Браво, одной из платформ месторождения Экофиск в 1977 году. Он длился больше недели. Сломался клапан, который контролировал давление. Образовался столп нефти и газа высотой 60 метров. 4 тыс. тонн нефти каждый день выбрасывалось в море. Страны, расположенные вокруг Северного моря, готовились к экологической катастрофе.

 

Фото: aftenbladet.no

 

27 марта 1980 года в 18:30 произошло событие, которое потрясло всю нацию. На плавучей платформе Александр Хьелланн по причине сильной изношенности конструкции треснула одна из стоек несущей опоры, а оставшиеся опоры не смогли удержать вес платформы. Она получила сильный боковой крен. На платформе находились 212 человек. По итогу операции спасательной операции выжили 89 человек, 123 человека погибло, десятки пропали без вести: либо их унесло в море, либо они оказались запертыми на платформе. Расследование длилось 3 года, а затем платформу затопили в одном из фьордов недалеко от места крушения. Трагедия стала поворотным моментом: ввели новые нормы регулирования, новые правила безопасности. В итоге методы работы в Северном море сильно изменились.

Сегодня большой угрозой рыболовству является планируемая добыча нефти в районе Лофотенских островов. Конечно, ранее утечки случались, однако сейчас при добыче газа и нефти применяются строжайшие экологические стандарты. В 2017 году две норвежские экологические организации подали в суд на норвежское государство за то, что оно, вопреки конституции, разрешило снова разрабатывать новые нефтяные месторождения в Баренцевом море. Обычно такая практика не несет перспектив, однако в Норвегии воздух пропитан свободой. И, чтобы решить эту задачу, в городе Киркенес люди устроили театрализованное представление, построили суд из ледяных глыб и в течение трех дней «судили» государство. В нем участвовали настоящие свидетели обвинения: экологи, ученые, политики; представители Statoil от участия отклонились. Однако это не осталось без внимания властей, и уже в 2019 году на правительственном уровне решался вопрос об отмене планов по добыче нефти там, где ранее рыболовство приносило существенную долю дохода в бюджет Норвегии.

 

Выступление Ингрид Шолдвер в Киркенесе на фестивале «Баренц-спектакль». Фото: Атле Столесен, thebarentsobserver.com

 

Экологические проблемы сейчас как никогда беспокоят общественность. Все, что остается нам сейчас – признать действительность существующих изменений. Миром правит экономика, а остальное уходит на второй план. Конечно, новые технологии позволяют двигаться в правильном направлении, но разрабатываться и применяться они стали слишком поздно, и есть большая вероятность не успеть, ибо климатические изменения наступают намного быстрее. И нет такого политика, который мог бы повернуть время вспять. В Норвегии представители искусства организовали целое движение против «грязных нефтяных денег». Они заявляли об отказе от стипендий Statoil. Однако, если ты участвуешь в культурной деятельности и получаешь деньги от государства, причем довольно охотно, твои руки уже нечисты. Но идеализм норвежцев не покидает, они хотят идти в авангарде борьбы за экологию.

Вопросы, которые сегодня остро стоят на повестке в Стортинге заключаются в том, что станет «новой нефтью» для страны? И очень многое зависит именно от политических решений, от дебатов на тему Баренцева моря, более интенсивного развития месторождений. Однозначного ответа нет. С одной стороны, нефть – это благо: люди стали жить лучше, Норвегия занимает передовые позиции по многим отраслям, имеется колоссальный запас для будущих поколений. А с другой стороны, люди должны принять решение, летать ли меньше и ездить ли на крупногабаритных автомобилях, ограничить добычу и эксплуатацию ресурсов. И тогда они вспоминают о своих неограниченных потребностях и забывают о том, что изменение температуры всего на 2 градуса уже угрожает некоторым странам остаться под водой. И очень сложно найти эту золотую середину, потому что человеческий эгоизм «играет первую скрипку» в этом дискурсе.

 

***

Анастасия Чаленко, специально для GoArctic

далее в рубрике