OMR 2020: Для России наступает арктический период

Транспорт и логистика Технологии
Валентин Юшкевич
8 Октября, 2020 | 14:05
OMR 2020: Для России наступает арктический период
Фото: Валентин Юшкевич

 

Международная выставка и конференция по судостроению и разработке высокотехнологичного оборудования для освоения Арктики и континентального шельфа (OMR) проводится в петербургском «Экспофоруме» не первый год и за прошедшее время стала одной из самых представительных отечественных площадок по заявленной тематике.

Однако, «OMR 2020» (6-9 октября) вынужденно испытала свой «идеальный шторм». Во-первых, действующие западные санкции наиболее чувствительно ударили именно по российскому шельфовому оборудованию, поэтому шансы увидеть на выставке стенды с зарубежной продукцией и без того приближались к нулю. А во-вторых, закрытие границ в связи с пандемией и вовсе лишили форум иностранного участия (даже в вынужденно модном онлайн-формате).

Тем интереснее было увидеть и услышать, как мы «варимся в собственном соку» и какие выходы видим из сложившейся ситуации. Общую стратегию не столько выживания, сколько нашего арктического развития высказал модератор пленарного заседания, академик РАН, председатель Научного совета РАН по геологии и разработке нефтяных и газовых месторождений Алексей Конторович:

«Глобальный рынок перестал быть тем сказочным рынком, о котором нам рассказывали, и где все решает экономическая эффективность. Он стал рынком политизированным, рынком санкций. И когда наша компания выходит в арктическую зону, она должна понимать, что у нее риски повыше. Кто должен помочь и подстраховать компанию в этих рисках? Государство. Обычно, когда мы говорим о партнерстве государства и бизнеса, то под этим подразумеваются льготы и преимущества. Но не в них суть. Бизнес в Арктике требует длинных денег, и их гарантом вместе с бизнесом должно быть именно наше государство. Оно должно гарантировать стабильность реализации рыночных проектов».

По словам академика А.Э. Конторовича, Арктика изобилует удачными примерами подобного взаимодействия. Достаточно посмотреть на проекты «Газпрома», «Газпром нефти», «Роснефти», «Новатэка», в оценке которых модератор неоднократно прибегал к характеристикам «уникальный» и «единственный в мире».

 

IMG_20201006_125428.jpg 

Фото: Валентин Юшкевич

 

Наиболее предметно развил мысль о российских арктических приоритетах директор Департамента госполитики и регулирования в области метеорологии, изучения Арктики, Антарктики и Мирового океана Минприроды Сергей Хрущев, который изложил их в следующих тезисах:

  • Развитие и освоение Арктики (в том числе главные ее точки в восточной части, которые анонсируются, как точки роста) будут вестись с моря. И если мы не будем заниматься судостроением и шельфовыми проектами, то не решим там никаких задач;

  • Над раскрытием огромного транзитного потенциала Северного морского пути, в первую очередь, придется серьезно поработать Мурманской области и Камчатскому краю (таким образом, надежды руководства Архангельской области и Сахалина стать западным и восточным «наконечниками», как минимум, отодвигаются – В.Ю.). Но для этого нужно выстроить четко работающую перевалочную инфраструктуру. Поскольку, если в Японии на разгрузку уходит около 15 секунд, то у нас пока 1,5 суток в лучшем случае;

  • Арктические льготы хороши, но они не строят и не развивают. Любой арктический проект может состояться только при наличии трех инфраструктурных составляющих – энергетика, транспорт и порты. Задача государства заключается именно в том, чтобы вложить средства в развитие инфраструктуры. Кроме государства этого никто не сделает, а без инфраструктуры никакие льготы не помогут;

  • Арктические горизонты, которые мы строим до 2024 и 2030 годов, далеко не предел. Необходимо задуматься о 80-х годах (то есть видеть перспективу на 50 лет и больше). Только так мы сможем понимать и строить свое будущее;

  • Нынешние погодные изменения (климатическое потепление – В.Ю.) открывают перед нами уникальное «окно возможностей» по освоению арктического шельфа. Даже если сегодня это экономически непривлекательно, то крайне выгодно с точки зрения оценки и ведения геологоразведки. Это очень хороший период, которым необходимо грамотно воспользоваться.


IMG_20201006_131617.jpg

Фото: Валентин Юшкевич

«Когда пару лет назад на конференции в норвежском Тромсё меня спросил ведущий, какое значение для нашей страны имеет Арктика, я на экспромте ответил, что для России наступает «арктический период». То есть становление России, как арктической державы. Ведь нас обложили со всех сторон. Нам идти вроде бы некуда. А на самом деле перед нами стоит задача, и, главное, есть возможность сделать этот регион регионом экономического роста и развития», – подытожил свое выступление Сергей Хрущев.

С заглавным докладом о достижениях российских атомщиков вступил Александр Фролов – в прошлом руководитель Росгидромета, а сейчас представитель НИЦ «Курчатовский институт». Напомнив о значительном превосходстве России в деле атомного ледоколостроения и инициативе «Росатома» по развитию Северного морского транзитного коридора (СМТК), он заявил о необходимости строительства флотилии контейнеровозов ледового класса. Очевидно, что единственный атомный лихтеровоз «Севморпуть», построенный в 80-е годы ХХ века, всех потребностей северного маршрута не закроет. При этом именно атомные реакторы, являющиеся самыми чистыми для окружающей среды, как нельзя лучше подходят под ожесточающиеся международные требования по выбросу вредных веществ в атмосферу Арктики.

По словам А.В. Фролова, ведутся успешные работы по увеличению прочности и долговечности конструкций атомных реакторов, и особое внимание уделяется разработке инновационных атомных станций малой мощности. Их конструирование позволит возводить малообслуживаемые станции, что особенно актуально для арктических условий. Работают в Росатоме и над созданием гибридных станций, которые объединят ядерные реакторы малой мощности с элементами возобновляемой энергетики (использованием солнца, ветра и др.).

Но только разработками реакторных установок в НИЦ не ограничиваются. В ЦНИИ КМ «Прометей» (петербургское подразделение Курчатовского института) разработали стали нового поколения с высокой удельной прочностью и холодостойкостью до -60 градусов. Они уже используются в Арктике и будут применены при строительстве нового атомного ледокола «Лидер».


IMG_20201006_125950.jpg

Фото: Валентин Юшкевич

  

Вообще «Лидер» стал одним из самых заметных и обсуждаемых объектов на OMR 2020. На выставочном стенде дальневосточного судостроительного комплекса «Звезда» с удовольствием рассказывали, что на нем «уже началась резка стали», и самый мощный ледокол в мире будет сдан заказчику точно в срок – в 2027 году. Посетители с удовольствием фотографировались на фоне макета масштаба 1:200, а экраны соседнего стенда рассказывали о вкладе ФГУП «Крыловский государственный научный центр» (г. Санкт-Петербург) в инновационную форму корпуса «Лидера» и других разработках.

В свою очередь, на круглом столе, посвященном обеспечению устойчивого развития Северного морского транспортного коридора, развернулась нешуточная дискуссия о расстановке и комплексном использовании российского ледокольного флота. И если учесть, что подобная полемика была характерна и для всех площадок, можно с уверенностью говорить о выполнении OMR 2020 своих основных задач.

Что же касается международного аспекта, то Алексей Конторович напомнил о предстоящем председательстве Российской Федерации в Арктическом совете в 2021-2022 годах. По его словам, в настоящее время формируется официальная программа этого совета на 2021 год и конференция OMR в нее уже включена.

 

***

Валентин Юшкевич, специально для GoArctic

далее в рубрике