Освоение Арктики: сборник документов

19 мин
14 Апреля, 2018, 11:18
Освоение Арктики: сборник документов

12 апреля в Архангельске был представлен сборник архивных документов, касающихся русского освоения приполярных земель в XVIII-XX веках; также в него включены труды архангельских историков-краеведов XIX века. Некоторые включённые в сборник материалы малоизвестны, многие из них представляют значительный интерес и важны для понимания событий последующего времени, вплоть до наших дней. Мы знакомим читателя с краткими выдержками из этого сборника.

«Русская Арктика: Сборник документов»/ Сост., вступит. статья, комментарии В.И. Станулевич, С.О. Шаляпин. – Архангельск, 2017. – 216 с., илл. – тираж 1000 экз.

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ:

«Арктика, с одной стороны — бегство за мечтой, для каждого — своей. С другой стороны, — тщательный расчёт, точностью которого определяется победитель в этой гонке... После реформаторской эпохи Александра II, при Александре III, возникла дилемма — или продолжать избранное ранее пассивное поведение в северных морях, и, вероятно, утратить контроль над Новой Землёй и северным морским путём, или предпринять повторную колонизацию Арктики с целью сохранить её за собой».

«В 1871 году от имени королевств Швеции и Норвегии, находившихся в унии, МИД Швеции направил ноту правительствам Германии, Великобритании, Франции, России с предложением о присоединении архипелага Шпицберген к Норвегии. Удивительно, но МИД Российской империи не возражал. Однако узнавшие об этих планах участники Общества поддержки российской промышленности и торговли, в частности купец, меценат, исследователь архангельского происхождения Михаил Сидоров (1823–1887), начали кампанию против аннексии. Сидоров заявил, что с незапамятных времён Шпицберген считался русским, что присоединение оскорбительно, и что оно затронет экономические интересы русских промышленников. Дискуссия в российской прессе понудила МИД сделать запрос в другие заинтересованные ведомства. Оказалось, что все они выступали за сохранение «равноудалённого» статуса архипелага. В итоге Россия ответила вежливым отказом, а инициатива купца Сидорова остановила юридическое присоединение территории Шпицбергена-Груманта к Норвегии».

«В декабре 1915 г. Советом министров была принята «ледокольная программа» ценой в 15,3 млн рублей включавшая заказ трёх больших и пяти портовых ледоколов. Ещё 11 ледоколов и ледорезов были приобретены готовыми у владельцев. Предыдущая экономия на вложениях в инфраструктуру дорого обошлась при выполнении срочных заказов, призванных наверстать упущенное время. Ледокол «Ермак» в 1898 г. обошёлся в 1,5 млн рублей, а однотипный ледокол в 1915 году — уже в 3,5 млн, ледокол «Царь Михаил Фёдорович» в 1913 г. стоил 0,95 млн руб лей, а однотипный в 1915 — 2,5 млн. Отложенные до «лучших времён» решения оказывались самыми дорогими!»

***

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР О МОРЕПЛАВАТЕЛЕ  ИВАНЕ ИВАНОВИЧЕ ПАШИНЕ

«В 1835 году Пашин первый из мореходцев Архангельского поморья прошёл морем из Колы в С.-Петербург, на ладье «Св. Николай» в 48 ластов, совершив этот рейс в 27 дней, и тем рассеял общее убеждение в невозможности этого прохода на плоскодонном судне с беломорской оснасткой. Появление архангельской лодки на Петербургском рейде изумило жителей столицы. Множество любопытных сбиралось отовсюду посмотреть на эту незатейливую беломорскую кочу, приплывшую с своего заветного Белого моря… полюбоваться его отважным лоцманом, совершившим ещё невиданное до тех пор чудо».

***

ВАЙГАЧ

«В истории язычества Вайгач известен как главное и древнейшее место Самоедского суеверия. На юго-западной оконечности этого острова выдаётся в море высокий полукруглый каменистый мыс (Болванский), покрывающий глубокую скалистую пещеру, имеющую два неравномерных отверстия, одно широкое к стороне моря, другое узкое на вершине утёса. Вблизи сего-то отверстия поставлен был главный Самоедский идол Весак (старик). Понятно, что такое местоположение придавало много важности этому идолу в умах грубых дикарей. Бурные ветры, столь частые в странах полярных, врываясь во внутренность Болванской пещеры, производили в ней оглушающий гул, который был принимаем Самоедами за голос самого Весака, невольно наполнял сердца их ужасом и благоговением к тому, что в сущности составляет только очень обыкновенное явление природы. Самоеды не имели обычая давать идолам своим особые имена, и один только Весак, как главный идол, пользовался этим преимуществом».

***

ДОКУМЕНТЫ  НОВОЗЕМЕЛЬСКОЙ  ЭКСПЕДИЦИИ Е.А. ТЯГИНА  1878–1879 гг.

«По соглашению с Поручиком Тягиным, он отправляется на Новую Землю вместе со своим семейством, и, следовательно, будет находиться в условиях наиболее благоприятных для тех наблюдений, которые составляют главную цель его командировки. Независимо от сего, в круг обязанностей Поручика Тягина входят: исследование производимых на Новой Земле промыслов, гидрографические исследования в заливе Моллера и окружающей его местности, обучение поселенцев расстановке вех в Кармакульском заливе и проводке судов, географические и метеорологические исследования по инструкциям Императорского Русского Географического Общества и Главной Физической Обсерватории и проч. С своей стороны, Общество гарантировало Г. Тягину получение им, в течение всего времени пребывания его на Новой Земле, двойного денежного содержания по должности офицера, ставящего вехи и знаки в Белом море, всего в количестве 3696 руб. и кроме того 500 руб. подъёмных денег...

К сему считаю долгом присовокупить, что при утверждённой на текущий год смете (копия которой имеется у Поручика Тягина) расходов на устройство на Новой Земле спасательной станции исчислено: на материалы и рабочих — 2980 руб. 55 коп., на изготовление промысловых орудий для поселенцев — 1481 руб., на наём шхуны — 1815 руб., на добавочное содержание Поручику Тягину 2348 руб. и на прочие издержки (паруса, ружья и проч.) — 1375 руб. 45 коп., всего 10000 рублей».

А.А. Борисов. Карское море. Вид Новой Земли

КРАТКОЕ ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ОТЧЁТНЫХ МАТЕРИАЛОВ  О СПАСАТЕЛЬНОМ ПРИЮТЕ И ЗИМОВКЕ  ШТАБС-КАПИТАНА ТЯГИНА НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

«К сожалению, в аптеке имелись только предупреждающие цингу средства, а руководства о лечении цинги оказались слишком бедны; впрочем, соображаясь со всеми имевшимися на лицо учебниками и народными северян приметами, мы составили нижеследующее, как оказалось приносящее действительную пользу, лекарство: за неимением сосновых шишек и вересовых ягод, выпаривалась хвоя от вересового кустарника (набранного нами ещё по пути в Белом море на Зимных горах) и от сосновых помел с примесью, смотря по сложению и состоянию больного, известного процента селитры, опухоль быстро опадала, но больной очень ослабевал на долгое время, против же так называемой сухой цинги мы оказались бессильны…

В этот ужасный месяц ещё умерло двое стариков самоедов, Иван Седяй, болевший сухой цингой, и его жена, в феврале и марте умерли их 4-летний сын и от двух цинготных женщин ещё двое новорождённых мальчиков. Нужно заметить, что некоторые самоеды, не веря сначала в пользу лекарств, лечились своими средствами, как, например, жгли части тела, где ощущалась какая-либо болезнь горящим трутом и особенного устройства наскобленными берцовыми заострёнными спицами и делали порезы ножом с целью выпустить воду из оцинготивших частей, что, разумеется, образовывало язвы и приносило ещё больший вред».

ОТЧЁТ Е.А. ТЯГИНА О ПОХОДЕ  С ЗАПАДНОГО НА ВОСТОЧНЫЙ БЕРЕГ  НОВОЙ ЗЕМЛИ В АПРЕЛЕ 1879 г.

«По обе стороны тянулись высокие, в редких случаях возможные для подъёма, горы и, хотя склон реки был мало заметен, но собаки с трудом тащили сани, нагруженные по 71/2 пудов без седоков. Пройдя 15 вёрст, разумеется пешком, мы остановились на ночлег и здесь я испытал как свою палатку, устроенную на двух санях, так и кухню, очень интересовавшую самоедов, а также большую предупредительность и любезность моих спутников. Собакам была выдана их порция заячьего мёрзлого мяса; а вскоре и наш ужин был готов: он состоял из консервованных щей, добавленных варёной солониной и свининой, и чаю. Самоеды ели щи прямо из кастрюли, я же налил щей в металлическую тарелку, что при 15° морозе оказалось не практично. После ужина самоеды, застлав снег парусом и прикрывшись им же, вскоре притихли, я же в своей палатке продрог, несмотря на тёплое платье, и не мог заснуть; только утром уже, по совету самоедов, я, вытянув руки из рукавов, а голову просунув в головное отверстие малицы внутрь её, действительно вскоре согрелся собственным дыханием и заснул».

А.А. Борисов. Приготовление мяса для собак

ПЕРЕПИСКА МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ С АРХАНГЕЛЬСКИМ ГУБЕРНАТОРОМ Н.П. ИГНАТЬЕВЫМ  О ПОЛОЖЕНИИ РУССКИХ И НОРВЕЖСКИХ  ПРОМЫШЛЕННИКОВ НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ  И ПРИВЛЕЧЕНИИ ШТАБС-КАПИТАНА Е.А. ТЯГИНА  К СБОРУ ИНФОРМАЦИИ ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ

Остен-Сакен – Игнатьеву

«…что касается до противозаконно производимых Норвежцами промыслов на самих берегах Новой Земли, то сведения, сообщённые Вашим Превосходительством о настоящем положении дел на этих берегах, очень любопытны и имеют особенную цену для Министерства Иностранных Дел. Но мне кажется, что ближайшее рассмотрение этого вопроса следовало бы отложить до учреждения крейсерства. Не подлежит сомнению, что мы имеем право безусловно запретить Норвежцам промышлять на наших берегах, но такое запрещение останется мёртвою буквою и объявление оного было бы неблагоразумно, пока русская власть не будет иметь там своего представителя. При этом нужно заметить, что безусловное соблюдение своих территориальных прав на берегах ненаселённых представляется задачею довольно затруднительною. Это испытано напр. Англиею и Америкою по отношению к морским промыслам на берегах Ньюфоундленда и в других местах. Надзор за промышленниками, воровски являющимися на берегах чужой территории, просто невозможен в подобных пустынных местностях. Это обстоятельство заставило даже такие Правительства, которые обладают громадными морскими средствами, поступаться своими территориальными правами и путём взаимных соглашений стараться предупреждать столкновения. Шведско-Норвежское Правительство, отчасти по таким же соображениям, предоставило нашим промышленникам лов рыбы в некоторых местностях у берегов Норвегии. Высказывая эти мысли, я нисколько не предрешаю вопроса относительно Новой Земли, но желаю только указать на необходимость осторожности в подобных делах. Благоразумный Командир Крейсера в несколько навигаций, конечно, успеет собрать такие данные, которые укажут путь к устройству дела, наивыгоднейший для нас образом. Он же разъяснит вопрос о преступных действиях Норвежцев по отношению к воздвигаемым Русскими промышленниками крестам, о чём уже происходила бесплодная переписка с Шведско-Норвежским Правительством».

А.А. Борисов. Погибшая промысловая норвежская шхуна

ДОКЛАД ШТАБС-КАПИТАНА КОРПУСА ШТУРМАНОВ  Е.А. ТЯГИНА АРХАНГЕЛЬСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ  Н.П. ИГНАТЬЕВУ О ПОЛОЖЕНИИ РУССКИХ И ИНОСТРАННЫХ ПРОМЫШЛЕННИКОВ НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ  И О ПРАВОВОМ СТАТУСЕ ОСТРОВОВ.  4 НОЯБРЯ 1879 г.

«Причина охлаждения Русских заниматься морским промыслом заключается в преимуществе Норвежцев, имеющих возможность приходить раньше к берегам Новой Земли, вследствие чего Русским промышленникам, имеющим целью моржовый промысел, приходится пользоваться, так сказать, остатками, и вообще иметь дело с напуганным зверем. Гагачий пух, собираемый на островах, также достаётся в руки Норвежцев, и так как вообще Иностранцы имеют полную возможность не стесняться территориальной чертой, за которой преимущественно и заключается выгоднейшая охота, то этим естественно возбуждают против себя справедливое, враждебное чувство со стороны Русских промышленников, доводящее при преимущественном сопротивлении иностранцев до серьёзных столкновений.

Тем не менее, я должен заметить, что большая часть Русских промышленников как бы свыклась с безвыходным своим положением, и по характеру признавать в Иностранцах превосходство над собой «мирволят», как они сами выражаются, поведению Норвежских промышленников. Таким образом, обоюдные отношения Русских с Норвежцами только с виду кажутся дружелюбными, но в самом деле с одной стороны таится зависть, злоба и страх ответственности за самоуправство, а с другой, уверенность в безнаказанность своего поведения, пренебрежение к Русским и взгляд на Новую Землю как на нейтральную, вследствие чего невыдержка с одной стороны быстро переходит в спор о фактивности прав на Новую Землю, как известно, Вашему Превосходительству, нигде не разъяснённых, и заключается в скорости самоуправством одной из сильнейших сторон, пользуясь сознанием безнаказанности всякого поступка на необитаемом и отдалённом острове».

***

ОТЧЁТ О РАБОТАХ НОВОЗЕМЕЛЬСКОЙ  ЭКСПЕДИЦИИ В 1895 году СТАРШЕГО ГЕОЛОГА ЧЕРНЫШЁВА

«Насколько изучение Новой Земли любопытно в научном отношении, настолько оно разочаровывает исследователя относительно своих ископаемых богатств. Страна эта в высшей степени бедна в рудоносном отношении: как в области девонских слоёв у Маточкина Шара, так и среди артинских отложений в более южных районах мы встречали массу кварцевых жил, но все они не имели и признаков каких бы то ни было руд.

Ископаемым горючим Новая Земля также небогата. Находки отдельных кусков каменного, или, вернее, бурого угля указывались многими путешественниками в различных частях Новой Земли (губа Сульменева, Крестовая, Сухой Нос, губа Безымянная, залив Незнаемый и Чекина, залив Белужий в Маточкином шаре), но коренного залегания их никто не видел, и большинство наблюдателей было того мнения, что куски угля выбрасываются волнами моря на берега Новой Земли.

Во время нашего пребывания на Новой Земле мы старались собрать у местных самоедов и у пришедших на промыслы поморов возможно полные сведения о находках ископаемого горючего и пришли к заключению, что о заносе угля не может быть и речи: уголь, который находили на Новой Земле, местного происхождения и того же юрского возраста, что и угли Печорского края».

А.А. Борисов. В гостях у самоеда

***

ДОКУМЕНТЫ О ПОДГОТОВКЕ  НОВОЗЕМЕЛЬСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ  А.А. БОРИСОВА В 1898 ГОДУ

«Соперничество Норвежцев, снабжённых более совершенными орудиями промысла, более приспособленным типом судов, имеющих возможность, благодаря Гольфштрему раннею весною — в пору наиболее пригодную для звериного промысла — отправляться на своих быстроходных яхтах в море — всё это заставило русских поморов окончательно забросить берега Новой Земли. Для возобновления русских новоземельских промыслов необходимы как правительственные мероприятия против хищничества Норвежцев, так и обстоятельное исследование промысловых богатств этого острова и как могут быть организованы там русские промыслы. Несомненно, что остров этот богат зверем и рыбою и до сего времени; на это указывает целый ряд фактов. Реки южного острова изобилуют гольцом. Есть указания, что у берегов Новой Земли может быть организован правильный тресковый промысел; один из норвежских капитанов в 1884 году нагрузил до 500 пудов трески около Гусиной Земли; — далее, по словам промышленников, треска нередко попадает в гольцовые сети, даже в устьях рек».

«Самоеды живут там постоянно, образуя 3 или 4 колонии, всего до 100 человек — мужчин, женщин и детей. Промышляют исключительно зверем: белых медведей, тюленей, реже моржей, оленей и песцов. — Если не считать хороших скорострельных ружей, которыми снабжены эти самоеды, то промыслы их ведутся весьма примитивно — главным образом уже потому, что исключительно ведутся у берегов, так как имеющиеся у самоедов суда карбасы и маленькие лодки, а также их морские качества совершенно не дозволяют им удаляться от берега далее 2-х — 3-х вёрст; это обстоятельство приводит к тому, что летнее время Самоеды совершенно бездействуют, так как зверь в это время либо не держится в больших массах вблизи берегов, либо совсем уходит ко льдам, — тогда как Самоеды силою вещей принуждены сидеть почти на одном месте, — ибо по морю передвигаться на другие места в поисках за зверем при существующих условиях не решаются, а передвижение летом по сухому пути почти совершенно невозможно.

Сами они уже сознают необходимость организовать промыслы на более широких началах; два самоеда говорили мне, что собираются скопить денег и завести шхуну. — Рыбных промыслов совершенно не существует, так как они требуют безусловно надлежащих судов и дорогостоящих приспособлений. — При всём том промыслы их не только окупаются и дают возможность существовать сравнительно в хорошей обстановке, а даже дают значительный барыш; цифры говорят сами за себя: в 1893 году, по официальным данным, Самоедами было забрано товаров на 2473 рубля, а промысел их продан за 4665 рублей, осталось 2192 рубля или по 183 рубля на человека, так как взрослых охотников было всего 12. В настоящее время многие Самоеды имеют уже значительные — в несколько сот рублей — сбережения в архангельском банке».

А.А. БОРИСОВ. ЦЕРКОВЬ, ПОСТРОЕННАЯ A.M. СИБИРЯКОВЫМ В СЕЛЕНИИ НИКОЛЬСКОМ. ЮГОРСКИЙ ШАР. 1898 г.

***

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА АРХАНГЕЛЬСКОГО ГУБЕРНАТОРА  И.В. СОСНОВСКОГО О НЕОБХОДИМОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ НОВОЙ ЗЕМЛИ В ПРОМЫСЛОВОМ  И КОЛОНИЗАЦИОННОМ ОТНОШЕНИЯХ (направлено П.А. Столыпину, 1909 год)

«Обладая на Новой Земле колоссальными природными богатствами, правительство не может ограничивать свои заботы об этом крае попечением о небольшой кучке водворённых здесь самоедов, а должно либо само приступить к широкому использованию упомянутых богатств, либо открыть в этом отношении широкий простор для частной предприимчивости, облегчив организацию промыслового дела на Новой Земле русскими промышленниками. Последнее представляется тем более неотложным, что тогда как общая стоимость годовой промысловой добычи наших новоземельских самоедов никогда, даже в самые удачные годы, не превышала 8000 руб., норвежцы неизменно отправляют в Баренцево и Карское моря к западным и восточным берегам Новой Земли целые флотилии промысловых судов, которые добывают белых медведей и морского зверя (моржей, белух, нерп и проч.) на сотни тысяч руб. Ещё в 1870 г. из Норвегии, по сохранившимся данным, было отправлено сюда 18 судов, выручивших на 400000 руб. разного зверя с чистой прибылью по 8000 руб. на каждое судно. С того времени норвежские промыслы у берегов Новой Земли значительно возросли. В прошлом 1908 году на двух только норвежских яхтах «Success» и «Salwel», оставленных в Поморской губе Маточкина Шара, было обнаружено 29 живых медвежат, 1000 звериных шкур и 2500 пудов звериного сала. К сожалению, истинный размер Новоземельских промыслов норвежцев не поддаётся сколько-нибудь точному учёту, так как тщательно ими скрывается от нас. Особенно богата морским зверем и потому наиболее эксплуатируется норвежскими хищниками северная часть Новой Земли, где до сих пор не существует ни одного русского поселения, хотя бы из самоедов. В виду того, что северный остров ещё совершенно не исследован, причём во многих местах неизвестны даже её очертания, нельзя быть уверенным в том, что здесь не возникли норвежские становища, не только являющиеся базами для промысловых операций норвежцев, но могущие со временем легко стать опорными пунктами для полного захвата ими северной лучшей части Новой Земли, как составляющей, собственно говоря, отдельный остров, не находящийся фактически в нашем пользовании. За основательность подобных опасений говорит история Шпицбергена, открытого нашими поморами и находившегося долгое время в нашем обладании, но затем безвозвратно нами утраченного.

Независимо от изложенного, имеются данные, удостоверяющие, что норвежцы, приходящие на Новую Землю обыкновенно много ранее нашего первого парохода, выход которого из Архангельска задерживается по большей части скоплением льдов в горле Белого моря, беззастенчиво эксплуатируют наших же колонистов-самоедов, спаивая их норвежским ромом, до которого самоеды, как и до всех спиртных напитков чрезвычайно падки, и выменивая у них за бесценок дорогие шкуры белых медведей и другую промысловую добычу.

Для того чтобы положить конец хищническому хозяйничанью норвежцев на принадлежащей нам Новой Земле, и предупредить возможность полного захвата иностранцами северного острова, представляется необходимым безотлагательно приступить к исследованию этого острова и расширить Новоземельскую колонизацию, придать ей поступательное движение к северу. В связи с этим мог бы получить разрешение другой первостепенно важный вопрос о признании Карского моря нашим внутренним морем, последствием чего должно явиться совершенное прекращение доступа сюда норвежским и другим иностранным хищникам».

А.А. Борисов. Конец мая в Югорском Шаре

***

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ОТЧЁТ НАЧАЛЬНИКА  КАНИНСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ А.В. ИВАНОВА.  1913 г.

«Канинская и Тиманская тундры, по грамотам царей Иоанна Грозного, Феодора Иоанновича и Александра I, предоставлена во владение самоедам. Устав о самоедах 1835 года подтверждает право самоедов на «потомственное владение» тундрами. Ряд статей в Устав об инородцах позднейшего издания фиксирует их права и обязанности по отношению к государству и пришлому населению.

Все селения Чёшской губы и Канинской тундры расположены на землях самоедов. Земля под постройку, луговые угодья и рыбной ловли захватывались поселенцами без согласия на это самоедов. Теперь крестьяне-сторожилы считают себя законными владельцами захваченных ими земельных угодий на основании права давности. Новые поселенцы продолжают селиться, не спрашивая на это разрешения у самоедов. Только отдельные поселенцы обращаются к самоедам с просьбой выдать общественный приговор на право поселения в тундре. Такое же требование о приговоре от самоедов предъявляет к новосёлам и г. Чиновник по крестьянским делам. Но обыкновенно самоеды отвечают отказом на просьбы желающих поселиться.

В Тиманской тундре земельные вопросы между самоедами и русскими разрешаются в общем миролюбиво. В Канинской тундре беспрерывный ряд приговоров направлен против старожилов, а в данное время возникают судебные процессы самоедов и старожилов по вопросам о захвате последними рыбных ловель и лугов. По вопросу о пользовании луговыми угодьями, рыбными ловлями и лесом у крестьян сложился известный обычай, которого они строго придерживаются. Каждый домохозяин первоначально косит там, где найдёт удобным. Раскос угодья оставляет за поселенцем право пользования им неограниченное число лет. Переделы лугов в большинстве селений не производятся. За последние 20 лет начали делить луга в селениях на Вижасе; пока переделы не фиксируются на бумаге, носят характер полюбовного условия и бывают через каждые 10 лет. Угодья делят по числу наличных душ мужского пола. Дровяной лес каждый заготовляет, где хочет. Рыбные ловли не делены. Каждый ставит рюжи, невода, сетки и перемёты где найдёт удобным. Новые поселенцы стараются приписаться к какому-нибудь обществу и просят приёмный приговор. В случае отказа со стороны общества, селятся самовольно».

«В Верхней Пёше есть миссионерская церковь, священник которой исполняет требы среди самоедов и русских. Хотя все русские православны, но церковь почти не посещают, благодаря дальности расстояния, плохим дорогам и отсутствию религиозности. Население православное, но не знает даже многих самых употребительных молитв. Священник в большинстве селений исполняет требы раз в год за трудностью пути.

Женщина по своему развитию и положению в семье стоит на равной ноге с мужчиной. Есть женщины, которые без мужчин ведут полное хозяйство. За редким исключением, преобладают законные браки. Нравственность стоит высоко.

Медицинской помощью население пользуется только в виде оспопрививания и то за последнее время. Бывали годы, когда от оспы вымирали все дети в деревнях. Теперь почти ежегодно приезжает для прививки оспы фельдшер из Мезени. Развито знахарство и лечение домашними средствами. Эпидемические заболевания редки. Население охотно идёт лечиться и верит доктору».

«Среди самоедов грамотных почти нет. В миссионерских школах В. Пёши и Неси самоеды не учат своих детей. Причиной этому, как они объясняют в одном из общественных приговоров, служит кочевой образ жизни и необходимость применения детского труда в зимнее время, когда выпас оленей труден и требует всех наличных сил семьи. Некоторые самоеды берут на лето к себе в тундру учителей — грамотных стариков или детей крестьян, окончивших сельскую школу.

Самоеды все православного вероисповедания, любят считать себя истинными христианами, вовремя крестят детей и стремятся к законным бракам. Но наряду с православием, у них удержались до сих пор немногие языческие обряды, а в глухих местах тундры (Сопка Болванская в Тиманской тундре и река Болванская — в Канинской) до сих пор существуют идолопоклонство и жертвоприношение. Человеческие жертвоприношения в обеих тундрах, по многочисленным свидетельствам русских поселенцев, священников и оседлых самоедов, вывелись».

А.А. Борисов. Судно во льдах

Подготовила Татьяна Шабаева 

далее в рубрике