Сейчас в Арктике:
Ледостав

Павел Виттенбург: труженик Севера

Павел Виттенбург: труженик Севера
28 Августа, 2019, 11:50
Комментарии
Поделиться в соцсетях
На фото: П.В. Виттербург в рабочем кабинете на острове Вайгач. 1934-й год.


В 30-е годы Арктика становится главной политической ареной. Полярники демонстрируют западным государствам мощь Советского Союза. За их успехами следит вся страна. В тени этих событий остались сотни учёных-полярников. Одним из них был Павел Владимирович Виттенбург (1884-1968) – организатор полярной науки и ведущий учёный своего времени.

Русский геолог с немецкой фамилией родился во Владивостоке. На задворках Российской империи семья оказалась из-за польского восстания 1862-1863 гг. Среди восставших был заведующий телеграфной станцией Вольдемар-Карл фон Виттенбург. Суд лишил его дворянского титула, привилегий и сослал в Сибирь. По окончании судебного срока возвращаться на родину ему было запрещено. Он обосновался в Сибири, куда к нему приехала невеста Мария Тыдельская. Они обвенчались.

В 1877 году семья переехала во Владивосток, где родился Пауль-Людвиг. На русский манер Павел. Он стал восьмым ребенком в семье. В детстве он был настоящим хулиганом, его даже выгнали из третьего класса гимназии за плохое поведение. Мужская гимназия во Владивостоке была единственной, поэтому пришлось отправить сына к старшей сестре Елене Делакроа в Либаву (сейчас Лиепая, Латвия).

Единственное регулярное сообщение между востоком и западом страны тогда осуществлялось Южным морским путём. Суда Добровольного флота ходили от порта Владивостока до Одессы. Для пятнадцатилетнего юноши первое путешествие стало одним из самых ярких воспоминаний жизни. Всё, что попадало на сетчатку глаза, позже было описано Павлом Виттенбургом в рукописи «Жизнь и жизнедеятельность». Вот небольшая выдержка из неё: 

«Меня, как молодого путешественника, пленила миниатюрность японской природы, большой порядок и чистота… Сингапур – изумительно красивый город тропиков…Коломбо – большой портовый город со значительным волноломом. Также большое впечатление произвела гора Адама со своим Ботаническим садом. В Коломбо, так же как и в Сингапуре, среди цветов крупными буквами по-русски было написано: Цветов не рвать!.. По пути мы приставали у берегов Аравийской пустыни, затем вошли в Суэцкий канал, останавливались у берегов Египта, зашли далее в Порт-Саид и вошли в Средиземное море, испытав по пути действие самума – сухого горячего ветра с сильной песчаной бурей… Это путешествие оставило сильное впечатление, и оно немало стимулировало в дальнейшем выбор мною специальности – географа-исследователя» [1].

Увиденное заставило переосмыслить отношение к обучению. В 1905 году реальное училище было закончено с отличием. В юности появились увлечения фотографией и спортом, особенно любимо было фигурное катание. Будучи уже сотрудником Академии наук, он мог отправиться на каток рядом с Финляндским вокзалом, чтобы скоротать время до поезда, и пройтись на коньках «голландским шагом».

Высшее образование Виттенбург решил получать в Тюбингенском университете, славившемся фундаментальным образованием в области естественных наук. Если студент выбирал в дальнейшем научную деятельность, ему предстояло сдать экзамены по теме диссертации и докторский экзамен. Главным предметом Виттенбург избрал геологию. Ради любимого дела молодой геолог приобрёл мотоцикл для изучения местности. Однажды он мчался по горной дороге, как вдруг на перекрёстке появилась лошадь. От страха животное встало на дыбы, но Павел не растерялся и проскочил под брюхом лошади.

Докторскую диссертацию решил посвятить геологии полуострова Муравьёва-Амурского и острова Русского. Диссертация под названием «Геологический очерк восточно-азиатского берега залива Петра Великого» была опубликована в Штутгарте на немецком языке.

По окончании университета Виттенбург вернулся в Россию, поступив коллектором (сборщиком коллекций минералов и горных пород) в Геологический комитет.

После окончания училища

Павел Владимирович Виттенбург в год окончания реального училища (1905).


В первую арктическую экспедицию Павел Виттенбург отправился на архипелаг Шпицберген для разведки каменно-угольных месторождений. Каменный уголь был обнаружен здесь ещё в начале XVII века. Китолов Пулль использовал его для выварки китового жира. С ХIХ века всё чаще стали появлялись сообщения о находках мощных пластов угля.

Первыми решили организовать добычу угля в промышленных масштабах американцы. В 1906 году Джон Лонгйир организовал «Арктическую угольную компанию» в районе Адвент-бэя (центральная бухта Ис-фьорд). К началу ХХ века правовой статус Шпицбергена оставался неопределённым. Вопрос должен был решиться в 1914 году [2].

В 1912 году Российская империя направляет на Шпицберген экспедицию под руководством геолога В.А. Русанова, который должен был обследовать месторождения угля на южном берегу Ис-фьорда и установить заявочные столбы, закрепив территории за Россией. На российской части Шпицбергена были обнаружены большие залежи (мощностью до километра) открытого месторождения угля. Образцы угля были взяты на пробу. Помимо этого была собрана ботаническая и палеонтологическая коллекции. Материалы в Петербург передал инженер экспедиции Рудольф Лазаревич Самойлович. Лабораторные исследования показали высокое качество угля Шпицбергена и возможность использования его в качестве топлива.

Поэтому в 1913 году была организована горно-разведочная экспедиция под руководством Р.Л. Самойловича. В качестве преемника В. Русанова Академия наук назначает молодого геолога П. В. Виттенбурга. Летом 1913 года необходимо было продолжить разведку каменноугольных месторождений Айс-фиорда, Белзунда и острова Акселя. На острове Акселя Виттенбург открыл верфенские отложения. На пароходе «Мария» на материк была отправлена первая партия угля в 5000 пудов. В этом же году было основано товарищество для добычи угля «Грумант» [3]. Название было предложено ещё Русановым. Эти экспедиции положили начало планомерной разработке угольных месторождений на Шпицбергене. В 1931 году появляется трест «Арктикуголь», выкупивший «Торговый дом «Грумант» и права на добычу других полезных ископаемых. В 1932 году трест покупает у Норвегии земельные участки, куда вошли крупнейшие угольные месторождения: Баренцбургское, Грумантское и Пирамида.


В советское время Баренцбург был крупнейшим в мире рудником высоких широт и угольной базой для Северного морского флота. Сегодня добыча угля ведётся только в Баренцбурге. Масштабы её далеки от советских, тем не менее в июле 2019 года состоялась продажа партии угля в Германию.


Поездка на Шпицберген определила дальнейшую профессиональную судьбу Виттенбурга. В Арктике человек заражается «микробом Севера», как говорил на лекциях студентам Павел Владимирович.

Основным местом работы оставался Геологический музей, но Виттенбург активно участвовал в организации полярной науки и обществ, связанных с Севером.

Так, в 1914 году Павел Владимирович получил приглашение в межведомственную Полярную комиссию Академии наук, появившуюся в связи с трагической судьбой экспедиций Русанова, Брусилова и Седова. Комиссия должна была координировать работы экспедиций в Арктике: от организации продовольственных складов на побережье Северного Ледовитого океана до публикации отчётов исследователей.

С началом Первой мировой войны приостанавливается работа Полярной комиссии и экспедиционная деятельность в высоких широтах. С 1915 по 1917 гг. Виттенбург совершает поездки в окрестности Петрограда, на Северный Кавказ, Южно-Уссурийский край.

В 1916 году в Петрограде открылись Высшие географические курсы. Виттенбурга пригласили прочитать курс «Геология и география полярных стран». Через три года Географические курсы преобразовали в Географический институт, где появилась небольшая кафедра «Географии Полярных стран». Сейчас это Географический факультет СПбГУ. В воспоминаниях об отце Е.П. Виттенбург пишет: 

«Одна из сторон папиной натуры – потребность передавать свои знания молодёжи, воодушевлять её, зажигать стремлением познать новое – с этого времени приобретает ведущее значение в его жизни».

В 20-е годы Народный комиссариат организует экскурсионные секции, позволявшие расширить знания в области естественных и гуманитарных наук. В посёлке Ольгино, где жил учёный, он инициировал открытие Лахтинской экскурсионной станции и музея природы Северного побережья Невской губы. Станция помогала заинтересовать молодёжь природой родного края и научить методам научной работы. Для изучения объектов природы были организованы лаборатории, террариумы, помещения для просушки гербария. В создании музея, помимо учёных, принимал участие Альберт Николаевич Бенуа. По сути, станции выступали центрами профориентации школьников.

С началом Гражданской войны Академия наук выдаёт сотрудникам «охранные грамоты», позволяющие избежать мобилизации. Голод и разорения привели страну в глубокий кризис. В 1918 году штат Геологического музея сократился до нескольких человек. В течение двух лет Виттенбургу пришлось выполнять обязанности старшего хранителя.

В 1918 г. возобновляется экспедиционная деятельность в Арктике. В этом году состоялась первая Лапландская экспедиция. Павла Виттенбурга командировали в Архангельскую губернию (на Мурманское побережье) для геологических исследований. Работы в районе Мурмана осложнялись военными действиями. Экспедиция смогла обследовать Кольский залив, где у мыса Мишукова были обнаружены залежи железной руды. Виттенбург сделал предположение, что рудные залежи, скорей всего, простираются в сторону Печенгского залива. Установить этот факт этим летом не удалось, требовались специальные геологические изыскания.

20 мая и 26 мая 1919 года произошло два краткосрочных ареста. Первый по распоряжению Военного комиссариата Сестрорецкого, второй – ЧК. Отдел учёных учреждений и высших учебных заведений ходатайствовал об освобождении Виттенбурга.

В 1920 году Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ) для планомерного исследования Арктики организовал Северную научно-промысловую экспедицию (Севэкспедицию) под руководством Р.Л. Самойловича. Это было первое научное заведение, занимающееся вопросами Севера. Государство искало возможности снабжения армии и населения и «попутного использования естественных производительных сил, по преимуществу звериных, рыбных промыслов и оленеводства на Крайнем Севере» [4]. В Учёный совет Севэкспедиции вошли А.П. Карпинский, П.В. Виттенбург, Л.С. Берг, Н.М. Книпович, Максим Горький и др. Учёные проводили этнографические, географические, горно-геологические, биологические, работы по организации промысловой деятельности в Арктике.

Работы начались в этом же году.

Виттенбург возглавил горно-геологический отряд, которому предписывалось уделять особое внимание изучению научного и промыслового потенциала Баренцева моря. Из-за бедственного положения в стране продовольствие приходилось добывать на месте. За лето удалось исследовать южную часть Кольского залива и реки Туломы, медный железняк в районе массива Пинагория и Мишукова. Появилась геологическая карта этого района. Во время геологических и минералогических исследований были обнаружены выходы серебросвинцовой руды.

В 1921 году Виттенбурга снова арестовали в связи с Кронштадским восстанием в качестве заложника. Жене Зинаиде пришлось ходатайствовать за супруга у Максима Горького.

В летний период 1921 года работа Севэкспедиции продолжились в районе Новой Земли. Работу экспедиции возглавил горный инженер Р.Л. Самойлович, начальником геологического отряда назначен П. В. Виттенбург. Во время работ удалось произвести геологическое исследование Южного острова Новой Земли и части Северного со стороны Баренцева моря. Собран богатый материал по строению и происхождению морских берегов, палеонтологии.

Одной из самых масштабных экспедиций середины 20-х годов было исследование Якутской Советской Социалистической Республики. 7 апреля 1925 г. Совет Народных Комиссаров признал необходимым произвести всестороннее исследование территории Якутии. Академия наук утвердила создание новой комиссии – комиссии по изучению Якутии. Так появилась Якутская экспедиция Академии наук. В её задачи входило всестороннее исследование территории. 

Комиссия состояла из академиков, а также представители ВСНХ, Наркомпути, Наркомздрава, главной Геофизической обсерватории, Главного Гидрологического Управления, Северного Научно-исследовательского института (бывшей Северной научно-промысловой экспедиции). Павлу Виттенбургу досталась должность учёного и ответственного секретаря, а также координирование работы всей экспедиции. В экспедиции работало десять полевых отрядов (разделили ещё на 24 подотряда): гидрологический, ихтиологический, охотничье-промысловый, агрономический, лесоэкономический. Из-за сложных природно-климатических условий, отсутствия сообщения и малонаселённости края исследования проводились в течение пяти лет. Результатом работ стали конкретные рекомендации в различных сферах: от здравоохранения до хозяйственной деятельности. Появилась Центральная опытная агрономическая станция. В Якутске открылась геофизическая обсерватория, которая изучала вместе с метеорологическими и аэрологическими станциями природные явления и на всей территории Якутии. На острове Большом Ляховском была создана аэрогидрометеорологическая станция. Она была одной из первых радиометеостанций, предназначенных для обслуживания навигации в восточных районах Арктики и ведения научных наблюдений. Составлена новая карта Якутии с поправками и уточнениями по результатам работ. Павел Виттенбург был ответственным за выпуск сборника «Якутия», обобщающего сведения о природе этого региона. Появились сводные работы о полезных ископаемых, в которых давался научный прогноз и перспективная оценка минеральных ресурсов Якутии.

Революция и Гражданская война прервали международные контакты Академии наук. С середины 20-х годов Академия ставит целью вернуться в единое поле мировой науки. Большую роль в установлении контактов с зарубежными научными организациями сыграл Павел Виттенбург. В 1926 году он консультируется с Фритьофом Нансеном и Отто Свердрупом по поводу техники судостроения для восточной части Севморпути. В этом же году принимает участие в I съезде Международного общества «Аэроарктика». На съезде в Берлине обсуждался вопрос изучения Крайнего Севера с помощью дирижаблей, так как даже ледоколы не всегда могли побороть многолетний лёд. Сьезд принял решение предпринять попытку первого полёта в Арктику с помощью дирижабля. В 1926 году Руал Амундсен совершит успешный трансполярный перелёт на дирижабле «Норге».

С 1927 года государство всё чаще начинает регламентировать деятельность Академии наук. Сохранилось сообщение секретарю АН С.Ф. Ольденбургу от заведующего Отдела научных учреждений Совнаркома Е. П. Воронова: «… Академия не сумела понять и занять то положение, которое она должна занять в Советском государстве» [5].

В 1929 году Виттенбург получает от правительства отказ на просьбу участвовать в третьей международной конференции «Аэроарктика».

В этот год он часто бывает с командировками в Москве, где активно разрабатывался проект нового научно-исследовательского учреждения. Виттенбург выступал консультантом по вопросам организации и руководства полярных экспедиций. 22 ноября 1930 года в Ленинграде появляется Арктический институт (сегодня ААНИИ), но стать сотрудником нового учреждения Виттенбургу не довелось.

В ночь на 15 апреля 1930 года Павел Владимирович был арестован в третий раз по «делу Академии Наук».

Через десять месяцев следствие вынесло «Обвинительное заключение по «Всенародному Союзу борьбы за освобождение свободной России». Учёного обвиняли в пропаганде, призывающей к смене политического режима. 

«По решению Тройки ОГПУ ЛВО от 11. 02. 1931. Виттенбурга П.В. по ст. 58 –11 расстрелять. Высшая мера соц. защиты заменена заключением в лагере на 10 лет. Имущество конфисковать».

Виттенбурга отправляют в Карелию (район Май-Губы) на лесоповал, где велось строительство Беломорско-Балтийского канала.

В 1929 году на острове Вайгач ОГПУ НКВД открывает Вайгачскую экспедицию (1929 – 1935 гг.). Лагерь был создан для разведки и разработки полиметаллических руд. Система ГУЛАГа предоставляла бесплатную рабочую силу в виде заключённых, среди которых были специалисты самого различного профиля. В августе 1931 года лагерное начальство приступило к отбору осуждённых с длительными сроками для работы на острове Вайгач, куда требовались в первую очередь геологи. Так в списках появилась фамилия Виттенбурга.

Лагерь располагался в посёлке Варнек (мыс Раздельный), в его шахтах добывалась свинцово-цинковая руда. Впервые предстояло закладывать рудник в вечной мерзлоте. Аналога подобным работам в стране ещё не существовало. Пригодился опыт работы на Шпицбергене. В лагере под руководством Виттенбурга также были организованы курсы коллекторов, готовящие средний геологический персонал для поисковых работ.

Деятельность Вайгачской экспедиции постепенно расширялась. Теперь заключённые работали ещё и на Югорском полуострове (Ненецкий АО), преимущественно район Амдермы. В районе Амдермы началась разработка плавикового шпата (флюорита) в промышленных масштабах. Техника для разработки месторождений в условиях вечной мерзлоты, созданная Виттенбургом, стала применяться в Амдерме. Помимо флюорита было обнаружено наличие и других полезных ископаемых: каменного угля и свинцово-цинковых руд. ОГПУ выделяло большие денежные средства для проведения серьёзных геологических изысканий.

В результате полевых работ была составлена геологическая карта о. Вайгач и полуострова Югорского, что позволило понять структуру Карско-Югорского и Вайгачско-Баренцевского региона. В 1940 году будет опубликована монография Виттенбурга «Рудные месторождения острова Вайгача и Амдермы».

11 июля 1935 года НКВД СССР ГУИТЛ Вайгачская экспедиция освободила Виттенбурга:

«Справка № 83 Выдана гр-ну Виттенбургу Павлу Владимировичу в том, что он отбывал наказание в Вайгачской экспедиции ГУИТЛНКВД с 15 апреля 1930 г. по 11 июля 1935 г. по ст.ст.58 УК».

В Ленинграде за это время произошли большие перемены. Геологический музей был упразднён, а Академия наук переведена в Москву. Виттенбург решил вернуться обратно в Арктику, что спасёт его в будущем от репрессий 1937-1938 гг. В Архангельске он поступает на службу в Северное геологическое управление, недавно появившееся и подчинявшееся Главному Управлению Северного морского пути.

В 1936 году ГУСМП назначает Виттенбурга начальником на Северную Землю, где предстояло исследовать месторождения оловянного камня (касстерита). Поздний выход в море изменил планы. Пролив Шокальского (Северная Земля) был забит тяжёлыми льдами. Целый месяц легендарный ледокольный пароход «Сибиряков» пытался пробиться к Северной Земле. Зимовка организаторами экспедиции не предусматривалась, что становится ясно из дневника учёного:

«Всего у нас было мало. Нужно удивляться беспечности нашего руководства, которое отправляет суда с людьми в столь дальние плавания, не снабжая их всем необходимым для вынужденных зимовок».

Экспедиция получает назначение исследовать берег Харитона Лаптева (Таймырский полуостров) в течение трёх лет. База была организована на мысе Стерлегова, совершенно необитаемой территории. Помимо П.В. Виттенбурга – начальника экспедиции, -- работало ещё восемь человек.

Участники экспедиции

Участники Таймырской экспедиции 1936-1938 гг.с персоналом Полярной станции мыса Стерлегова.


Полевые исследования начались в марте 1937 года. Главным местом работы геологической экспедиции был залив Бирули, в шести км от него зимовала полярная экспедиция барона Э.В. Толля. В заливе Бирули были обнаружены слюдоносные пегматиты.

В это время в «большой Арктике» происходили дрейф научно-исследовательской станции «СП – 1» под руководством И.Д. Папанина и перелёт Чкалова через Северный полюс, но об этих событиях Виттенбург узнавал только из радиоприемника. По поводу перелёта Чкалова он сделал запись в дневнике:

«Величественное должно было быть зрелище – прилёт наших лётчиков с О. Ю. Шмидтом во главе с Северного полюса! А я стою в стороне, где-то на Западном Таймыре и делаю своё маленькое дело. Хочется быть в центре полярных вопросов!»

Но не менее героический подвиг совершал и сам Павел Владимирович. Организация жизни и быта полярной станции требовала титанических усилий от руководителя. В письме к дочери описан момент доставки продовольствия:

"…Буря шумела, снег крутил, мы боролись со стихией…Получил известие, что от парохода оторвало карбас и унесло в море. Прибывший карбас с мукой на глазах разбило. В другом карбасе был скот: три коровы, бык и три свиньи… четвёртая сорвалась с парохода и упала в море. Одна корова выскочила и сломала себе ноги… другая корова с быком скрылась в снежной метели, и все поиски их не привели ни к чему. Удалось лишь спасти одну слабую корову и трёх свиней…Ничего хорошего дальше я не мог ждать". 

Особенно бедственным было положение ездовых собак, для которых «Арктикснаб» не прислал продовольствие. Об этом тоже есть воспоминание: 

«…мешки с кормовой мукой, две бочки топлёного масла да бочка селёдок – это продукты, из которых каюр Кузнецов варит сытные обеды собакам, которые стали почти вегетарианцами».

Несмотря на бедственное положение и неустроенность быта, Павел Виттенбург старался организовать досуг команды, когда полевые работы были закончены. Он очень любил классическую музыку и старался привить любовь к ней команде. В кают-компании устраивались прослушивания арий из оперы «Снегурочка» Римского-Корсакова, «Евгения Онегина» П.И. Чайковского.

С наступлением весны 1938 года Виттенбург отправляется на острова Мона (о.Вейзеля), где в 1934 году был обнаружен столб с надписью: «Геркулес – 1913 г.». 

Находка столба с "Геркулеса"

Столб экспедиции Русанова 1912-1913 гг.с надписью "Геркулес", обнаруженный в 1934 году Гидрографической экспедицией на одном из островов в шхерах Минина.


Надпись вырезана ножом. Такие столбы устанавливались в местах зимовок и указывалась дата. «Геркулес» – это название судна экспедиции геолога Владимира Русанова. Так произошла вторая «встреча» двух исследователей. Памятный знак был доставлен в Музей Арктики и Антарктики дочерью Виттенбурга.

Фрагмент столба

Фрагмент столба в экспозиции Музея Арктики и Антарктики


В летний период была проведена предварительная разведка пегматитов (это проникшие друг в друга и сросшиеся породы). В пегматитах были обнаружены минералы: берилл, апатит, гранат, топаз. За время работы экспедиции была исследована площадь 40000 кв.км по берегу Харитона Лаптева: от острова Колосовых до острова Таймыр в юго-восточной части. В долине реки Ленивой -- на 40 – 50 км вглубь материка.

Всего было обнаружено 120 жил, которые были закартированы. Технический анализ проб показал, что таймырская слюда не уступает по качеству слюдам Восточносибирских месторождений. В заключении Виттенбург пишет: 

«Преимущество таймырского месторождения заключается в том, что параллельно с добычей слюды возможна комплексная добыча берилла и высококачественного полевого шпата, которая оправдает себя, поскольку месторождение расположено на берегу моря».

В феврале 1942 года Павел Владимирович отправлял письмо начальнику ГУСМП И.Д. Папанину с описанием месторождений полевого шпата и слюды с бериллом высокого качества на п-ове Таймыр, которые могут пригодиться оборонной промышленности.

Позже здесь появится отдельный лагерный пункт «Бирули», входивший в состав Норильского исправительно-трудового лагеря. Заключённые должны были продолжить разведку месторождений слюды. В 1948 году «Арктикразведка» отправит первую партию бирулинской слюды на материк.

В 1940 году геологический отдел в Арктическом институте был сокращён, экспедиционную работу передали в Горно-геологическое управление в Москву. Виттенбург написал письмо начальнику управления с просьбой продолжить геологические работы в Арктике и исследовать полезные ископаемые этого региона. В апреле он поступает в штат Геологического управления Северного края и переезжает в Архангельск.

В августе 1941 года Павел Виттенбург возвращается на Вайгач, где отбывал наказание, но уже в должности старшего геолога Вайгачской экспедиции Северного Геологического управления. Требовалось наладить добычу флюорита (плавикового шпата) в промышленных масштабах, построив обогатительную фабрику. В связи с войной сроки экспедиции были сокращены, а 26 августа пришло сообщение о прекращении полевых работ.

Во время войны штат Северного геологического управления эвакуировали в Сыктывкар. По прибытии Виттенбург сразу же отправился в командировку в Ухту и Воркуту, где необходимо было произвести обследование месторождений нефти и газа. Месторождение густой окисленной нефти на тот момент имелось только в Ухте. 

Виттенбургу исполнилось 59 лет, но он продолжал активно участвовать в экспедиционной жизни. Его коллега Е.А. Киреева вспоминала: 

«В его спокойной уверенности, кратких конкретных распоряжениях чувствовалось, что организация крупных полярных экспедиций для него дело не новое… В 1943 году, я работала вместе с Павлом Владимировичем в геологическом контроле Северного геологического управления…Здесь мне предоставилась возможность уже близко узнать его как человека энергичного, делового и к тому же чрезвычайно любознательного, отдающегося с увлечением познанию всего нового».

Работы в экспедиции геолог совмещал с должностью профессора в эвакуированном из Петрозаводска Карело-финском университете. Читал курсы по общей геологии и полезных ископаемых. Во время летней практики студентов, совмещённой с полевыми работами для Севгеоуправления, были обнаружены месторождения горючих сланцев. Стараниями Павла Владимировича в Сыктывкаре появился Геологический музей. Геологические образцы для коллекции добывались во время экспедиций по Арктике и Республике Коми.

Только по окончании войны удалось вернуться в Ленинград. Пятнадцать лет продолжалась арктическая одиссея Павла Владимировича Виттенбурга.

Теперь пришло время передавать опыт будущим поколениям исследователей. Он принял предложение вернуться к преподаванию лекций на географическом факультете ЛГУ, где читал курс о полезных ископаемых.

На кафедре Полярных стран он преподавал три курса: «История исследования Полярных стран», «Полезные ископаемые Полярных стран», «Техника и методика полевых работ в Арктике». После войны Главсевморпуть создал новое учебное заведение – Высшее морское Арктическое училище им. Макарова, где Виттенбург читал курс геоморфологии и истории исследования Арктики. Свою обширную библиотеку в 5000 экз. он передал в дар кафедре Географии Полярных стран ЛГУ. В собрании есть первое издание Баренца на голландском языке и научные результаты экспедиции Нансена, Скотта, Шеклтона на английском.

В 1946 году на основе книги «Рудные месторождения острова Вайгача и Амдермы» защитил диссертацию на степень доктора геолого-минералогических наук.

В 1946 году состоялась последняя арктическая экспедиция Павла Виттенбурга. Он руководил специальной геофизической экспедицией №7 на Амдерме от ГГУ Главсевморпути и выступал консультантом спецэкспедиции №4 треста «Арктикразведка». «Амдерма выросла. Руда идёт в изобилии, план перевыполнен», – напишет он в телеграмме домой.

Месторождения полезных ископаемых, открытые советскими геологами, в частности Павлом Владимировичем Виттенбургом, станут основой экономики страны не только во времена СССР, но и в современной России.

На протяжении всей жизни идеалом полярного исследователя для Виттенбурга был Э.В. Толль. Он считал своим долгом увековечить память о коллеге-геологе. После редактирования перевода дневника с немецкого была написана монография «Жизнь и научная деятельность Э.В. Толля». Толль обладал не только широким кругозором и энциклопедическими знаниями, но и решительностью характера, сочетающейся с добротой и отзывчивостью по отношению к окружающим. Эти слова, без сомнения, можно отнести и к самому Павлу Владимировичу.


Автор: Ирина Южакова, специалист научно-просветительского отдела РГМАА.

 

[1] Е.П. Виттенбург. Павел Виттенбург: геолог, полярник, узник ГУЛАГа. Стр. 17

[2] Из-за Первой мировой войны обсуждение шпицбергенского вопроса состоялось только в 1920 году на Парижской конференции.Суверенитет признавался за Норвегией, но научно-исследовательскую и коммерческую деятельность могли осуществлять все участники договора.

[3]В настоящее время база законсервирована.

[4]Е.П. Виттенбург. Стр. 53.

[5] Е.П. Виттенбург. Стр.117.



Комментарии