Сейчас в Мурманске

08:09 0 ˚С Погода
18+

Шельф завтра или отвалы сегодня? В ПОРА обсудили геологоразведку в Арктике

Эксперты оценили потенциал разведки и разработки новых месторождений полезных ископаемых в Арктической зоне

Геология в Арктике Материалы ЭЦ ПОРА Полезные ископаемые
28 марта, 2024 | 10:00

Шельф завтра или отвалы сегодня? В ПОРА обсудили геологоразведку в Арктике

Фото: Ярослав Никитин / GeoPhoto


26 марта 2024 года на площадке Проектного офиса развития Арктики (ПОРА) состоялось заседание Дискуссионного клуба (ДК) на тему «Геология в Арктике: прошлое, настоящее и будущее». Приглашенные эксперты обсудили, как оценить стратегический запас полезных арктических ископаемых для развития российской экономики и каковы приоритетные направления работы с ним.

«России по-прежнему нужны полезные ископаемые, в том числе углеводородное сырьё и редкоземельные металлы для достижения задач по технологическому суверенитету. Это, конечно, требует особого подхода к сфере геологоразведки, которая в последнее время незаслуженно оказалась «на задворках» социально-экономического развития нашей страны», – считает председатель правления ПОРА Николай Доронин. Он отметил, что при разработке стратегии социально-экономического развития Норильска Экспертный центр ПОРА сразу учитывал понятие опорного пункта освоения Восточной Арктики. «В будущем российская экономика будет прирастать теми богатствами, которые лежат дальше Норильска, дальше Красноярского края на Восток – в Якутии, на Чукотке. Тем, что очень сложно осваивать с точки зрения логистических вопросов, с точки зрения технологической базы, народонаселенческой, какой угодно», – считает Доронин.

По мнению Владимира Маслобоева, советника руководителя Кольского научного центра РАН, однако, в Арктике необходимо использовать технологии более глубокой переработки и получения дополнительных ресурсов из уже открытых и эксплуатирующихся месторождений. Ряд редких элементов сегодня можно получать, например, из отходов работающих горно-металлургических предприятий. «Мы могли бы взять от них всё то, что гораздо дешевле было бы в Арктике, чем открытие и освоение новых месторождений. Есть 12 принципов циркулярной гидрометаллургии, они относятся к любому месторождению, как вновь открытому, так и давно эксплуатируемому. Мы должны сочетать циркулярную гидрометаллургию с безотходной добычей полезных ископаемых. Это, так сказать, непаханное поле», – считает эксперт. Он напомнил, что 70% ресурсов редкоземельных металлов, зарегистрированных в Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых, связаны не с новыми, а с уже известными хибинскими апатит-нефелиновыми месторождениями. «Кроме того, чтобы открывать и осваивать новые месторождения в труднодоступных местах, надо всё-таки пересмотреть минерально-сырьевую базу и стараться как можно больше взять стратегически важных материалов из окрестностей тех горнодобывающих районов, которые уже известны, освоены и которые бы позволили экономически эффективно обеспечивать страну и добиться того самого технологического суверенитета», – подытожил Маслобоев.

Нельзя забывать об арктических углеводородах, отмечает Василий Богоявленский, член-корреспондент РАН, заместитель директора по научной работе Института проблем нефти и газа РАН. «Бытует мнение, которое нам навязано с Запада, что в недалёком будущем нефть и газ будут в значительной степени или полностью замещены восполняемыми источниками энергии. Я вам скажу, что нефть и газ будут востребованы вечно. Другое дело, какие объёмы будут перераспределяться. Без сомнений, будет расти доля альтернативных источников энергии. Но каждый год потребности человечества в энергоресурсах растут. И дай бог, чтобы хотя бы вот этот требуемый прирост в энергии компенсировался, скажем так, экологически чистыми источниками энергии», – считает эксперт. Он также констатировал, что нефтедобыча в Арктике при этом сталкивается с экологическими вызовами: освоение месторождений порой шло впереди научных исследований, и сегодня в Арктике есть множество не законсервированных скважин, а также зон природной опасности, которые представляют угрозу. «Открытие прошлого года – это грязевой вулканизм в российской Арктике. Серьёзных доказательств того, что здесь могут встречаться грязевые вулканы, не было. И вот сейчас они появились. Это не одиночные вулканы. Я уверен, что их множество. Надо просто исследовать. Это очередное опасное явление, которое подстерегает нас», – говорит Василий Богоявленский.

Эксперт также прокомментировал предполагаемое отставание России от других стран в шельфовой нефтедобыче: «Мы верили, что уже в начале девяностых годов мы будем добывать в нашей Арктике углеводороды, и достаточно много. Сейчас мы понимаем, что на тот момент мы очень многого не знали в научном плане о тех угрозах, которые существуют. И мне абсолютно очевидно, что если бы мы тогда начали добычу, то у нас были бы крупные катастрофы. Не просто аварии, а катастрофы и на шельфе, и на суше. Замечательно, что так произошло [многие нефтегазовые проекты 1980-х – 1990-х до сих пор не реализованы – прим.ред.], и в результате у нас есть большой резерв ресурсов. Но не надо путать запасы и ресурсы. Чтобы ресурсы перешли в запасы, надо провести как раз геологические исследования».

«Я полностью согласен с тем, что освоение шельфа – это дело нашего светлого послезавтра. Давайте сначала разберёмся с тем, что у нас есть на берегу. Скажем, “Роснефть” прекрасно Мадачагскую структуру разбурила с берега в Печорском море. То есть у нас есть достаточно большое количество объектов, которые нуждаются скорее не в поисковых, а уже в разведочных работах», – уверен Михаил Григорьев, академик РАЕН, кандидат геолого-минералогических наук, директор консалтинговой компании «Гекон», в недавнем прошлом – директор Института геологии и разработки горючих ископаемых Минэнерго.

Себестоимость только разведанных стратегических металлов в Арктике (никеля, металлов платиновой группы, титана, цинка, кобальта, золота, серебра) соотносима с себестоимостью запасов нефти и газа в этом регионе. При этом значительная часть ресурсов остается неразведанной, сообщил Константин Лобанов, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией геологии рудных месторождений ИГЕМ РАН.

«Очевидно, что этот сложный район, сложный по геологическому строению и по логистике, и по природным условиям, нуждается, всё-таки в комплексном изучении, то есть в изучении всех геологических аспектов и связей с последующим освоением, с экологией и так далее. Явно видна проблема отсутствия какого-то единого центра компетенций. Создание такого центра, я имею в виду, конечно, в первую очередь геологическое изучение, позволит существенно повысить эффективность такого изучения и правильно оценивать перспективы», – убежден Александр Герт, директор ООО «Сибирский НТЦ нефти и газа».

Марат Есеев, научный руководитель НОЦ «Российская Арктика» САФУ им. М.В. Ломоносова, проректор САФУ по инновационному развитию, рассказал о том, что в программе деятельности НОЦ сейчас 11 технологических проектов, так или иначе связанных с разведкой, добычей, переработкой полезных ископаемых. Это проект по переработке отходов алмазной промышленности, решения по минимизации негативного влияния на окружающую среду Африкандского месторождения редкоземельных металлов, нефтехимические проекты с компанией «Лукойл» для увеличения эффективности добычи трудноизвлекаемой нефти и другие.

«Реализация проектов, связанных с добычей и переработкой  арктических ресурсов, требует особого подхода.  Эти проекты должны учитывать, что несмотря на малую заселенность АЗРФ, там живут коренные жители Севера», – напомнил координатор экспертного совета ПОРА и доцент ИОН РАНХиГС Александр Воротников, который выступил модератором мероприятия. Нужно привлекать КМНС к работе в компаниях (рабочие места, квота), покупать продукцию их производства (продукты в офисы, турбизнес и т.д.), уверен Воротников.

Полностью запись дискуссионного клуба можно посмотреть здесь.


далее в рубрике