Спутниковые войны в Арктике: фэнтези или реальность

Вооруженные силы
Владимир Ераносян
20 Декабря, 2020, 06:43
Спутниковые войны в Арктике: фэнтези или реальность
Источник: mssglonass.ru

 

Выбор ГЛОНАСС – военная необходимость

Стандарты НАТО предполагают приоритет управления боем с помощью спутниковой навигации. Именно связь становится решающим инструментом для ведения войны нового типа – быстрой и молниеносной.

Система глобального позиционирования GPS не безобидна. Она разработана, реализована и эксплуатируется Министерством обороны США. На неё опираются армии НАТО. Да что скрывать, первоначально она создавалась для военных нужд.

Так что модернизация отечественной спутниковой навигации ГЛОНАСС также военная необходимость. Она развивалась как альтернатива американскому аналогу. Обе системы рассчитаны на работу 24 штатных космических аппаратов – спутники вращаются на геостационарных орбитах.

Спутники российской системы ГЛОНАСС движутся в 3 орбитальных плоскостях – по восемь на каждой орбите, а аппараты GPS перемещаются по 6 орбитам по 4 спутника на каждой. Обе системы определяют координаты с достаточно высокой точностью. Однако бесперебойная работа системы ГЛОНАСС, в отличие от GPS, не требует корректировки.

Наличие в российской армии собственной спутниковой навигации, естественно, является огромным преимуществом в случае локального конфликта, особенно в непосредственной близости от территории России. Арктика в этом плане – не исключение.

 

Главное преимущество суверенной навигации

В случае необходимости силы РЭБ могут нейтрализовать спутниковую связь любой страны-члена НАТО, не обладающей альтернативной связью. Глушение сигналов GPS при наличии специального оборудования может осуществляться за сотни километров.

 

Спутник системы ГЛОНАСС. Источник: Vitaly V. Kuzmin / CC BY-SA 4.0

 

В этой связи стоит отметить давнюю конкурентную борьбу ГЛОНАСС и GPS в Арктике. В условиях милитаризации региона, настоящей гонки за право делить арктические ресурсы, развитие и распространение собственной спутниковой навигационной системы как противовеса глобальной системе позиционирования (GPS) становится для России одним из приоритетных направлений, поддерживающих её суверенитет в регионе и обеспечивающих бесперебойное функционирование эшелонированной системы ПВО и ПРО.

Учитывая продолжающееся наращивание сил ВВС США в регионе, ГЛОНАСС, или «глобальная навигационная спутниковая система», обеспечивающая навигацию для гражданского флота на Северном морском пути, в контексте продолжающейся космической гонки и возобновившейся холодной войны призван решать в том числе и военные задачи.

Сегодня стало очевидным, что модернизация, инициированная в начале 2000-х годов Президентом России Владимиром Путиным, привела к паритету с достижениями GPS. Внедрение более долговечной, чем первоначальный вариант, системы «Глонасс-М», за которой последовало дальнейшее усовершенствование «Глонасс-К», позволило к 2015 году привести систему в соответствие с техническими требованиями Министерства обороны России.

ГЛОНАСС сегодня может похвастаться несколько лучшей точностью на больших высотах. Есть, правда, и недостатки – главный в том, что в силу обширной территории России в некоторых регионах наблюдается отсутствие станций.

При этом система ГЛОНАСС приобрела новое оборонительно-наступательное стратегическое значение для России. Военные пользуются только отечественной навигацией, что отражает потребности национальной безопасности. Сеть ГЛОНАСС укрепила влияние нашей страны и в зонах локальных конфликтов – в Сирии система проявила себя весьма успешно в противодействии террористам.

ГЛОНАСС облегчает нашим военным проведение радиоэлектронных контрмер. Содействие глушению вражеских беспилотных летательных аппаратов выражается в том, что средства РЭБ, нейтрализуя каналы связи противника,   не оказывают негативного влияния на системы связи России и союзников.

Словом, ГЛОНАСС – это не просто техническая альтернатива. Суверенная навигация – стратегический противовес. И создание станций ГЛОНАСС в северных широтах является ключевой частью проекта укрепления влияния России в Арктике.

 

Гернет Николай_ ngrt0966727 .jpg 

Фото: Николай Гернет, GeoPhoto

 

Распространение собственной спутниковой навигационной технологии является ещё одним способом обеспечить конкурентное преимущество в Арктическом регионе. В том числе для обеспечения бесперебойной связи с ледокольным флотом и конвоями дорогостоящих грузов, следующих по Северному морскому пути.

 

Собственная спутниковая навигация Индии и Китая

Стоит отметить, что не только Россия развивает суверенную спутниковую навигацию. Преуспела в этом, к примеру, Индия. Индийская региональная навигационная спутниковая система (IRNSS) также является автономной системой, предназначенной для предоставления геопространственной информации о местоположении объекта в пределах Индийского субконтинента.

Проект, разработанный ISRO (Индийской организацией космических исследований) был одобрен Правительством Индии ещё в 2006 году. Система покрывает не только Индию, но и территорию до 1500 километров от индийской границы.

Она обеспечивает обслуживание расширенной области, которая находится между основной зоной и областью, заключённой в прямоугольник от 30 градусов южной широты до 50 градусов северной широты и от 30 градусов восточной долготы до 130 градусов восточной долготы. Цель программы та же – сократить зависимость от иностранной навигации и предоставить Индии независимый доступ к точным навигационным и временным данным 24 часа 7 дней в неделю.

Единственное отличие IRNSS от отечественного и американского аналога состоит в том, что ГЛОНАСС и GPS – глобальные системы , а IRNSS – региональная.

 

featured.jpg

IRNSS. Источник: blog.sxtreo.com

 

А вот китайская спутниковая навигационная система «Бэйдоу» тоже глобальна. И тоже имеет двойное назначение. Военный аспект китайцы заложили на старте проекта.

Космический сегмент навигационной спутниковой системы «Бэйдоу» будет состоять из 5 спутников на геостационарной орбите,  3-х спутников на геосинхронной орбите и 27 спутников на средней околоземной орбите.

В коммерческую эксплуатацию система была запущена 27 декабря 2012 как региональная система позиционирования. Спутниковая группировка при запуске составляла 16 спутников. На полную мощность система должна была выйти к 2020 году, однако планы несколько скорректировал COVID-19. Кроме того, не урегулированы вопросы с российской, американской и европейской сторонами, касающиеся частотных диапазонов.

 

РЭБ против дрона и спутника

Недавние испытания в Арктике новейшего авиационного ракетного комплекса «Кинжал» с истребителя МиГ-31К показали, что целеуказание для гиперзвуковой ракеты 9-С-7760 с дальностью поражения цели до 2000 км способен корректировать, в том числе, спутник.

Необходимость обладания собственной спутниковой навигационной системой в Арктическом регионе прослеживается отчетливо. Усилиями Пентагона роль ударной авиации растёт. Милитаризация выходит на новый уровень глобальной конкуренции за колоссальные недра.

Спутники, как известно, могут управлять и дронами. Дрон, полёт которого корректируется спутником, легко обнаруживает РЛС противника, командные пункты, фиксирует цель и передаёт изображение перемещающихся по Северному ледовитому океану кораблей.

Со спутника можно отследить установку стационарных объектов РЛС. Без соблюдения мер секретности, включающих маскировку, уязвимы и батареи береговых ракетных комплексов, стоящих на вооружении баз на архипелагах России.

В условиях современной войны связь, обеспечиваемая спутником, становится главным фактором победы. Её нужно не просто обеспечить, но и защитить. Включённый в зоне боевых действий мобильный телефон или станция РЛС, излучающая электромагнитный сигнал, могут стать маркером на мониторе оператора БПЛА, который зафиксирует местоположение объекта для следующей после разведки дрона атаки беспилотников-камикадзе.

Траектории ударных БПЛА при этом могут корректироваться спутниками связи с околоземной орбиты. Следовательно, нейтрализация спутниковой связи – задача первостепенная. Для неё и предназначены силы РЭБ.

 

Флаг_войск_РЭБ_ВС_РФ.jpg 

Флаг войск РЭБ ВС РФ. Источник: Wikimedia Commons

 

Войска РЭБ России созданы в 1990 году. С тех пор наука и техника не стоит на месте. К тому же, вероятный противник также не сидит сложа руки. Нужно отметить, что в США, к примеру, есть оперативный штаб психологической войны и радиоэлектронной борьбы ВМС.

Показательно, что психологическое воздействие на противника, по видению американцев, неразрывно связано с лишением его связи. Штаб РЭБ ВМС США также отвечает за работу дешифровальных служб, осуществляющих обработку перехваченной закрытой электронной и радиокорреспонденции, безопасность всех видов электронной и радиосвязи в системах боевого управления ВМС США и Корпуса морской пехоты.

Стоит подчеркнуть, что оснащение войск РЭБ России строго засекречено. Тот факт, что российские комплексы могут «забить» мощными помехами аппаратуру самолётов-радаров типа Е-3 AWACS, Е-2 Hawkeye и Е-8 JSTAR, вертолётов и беспилотников, и даже крылатых ракет, известен только по «отзывам» в зарубежной прессе.

Наши военные свои возможности не афишируют. В отечественной прессе есть лишь скудная информация о том, что в боевое положение российские комплексы разворачиваются за считанные минуты, что делает их мобильными и практически неуязвимыми. Они скрытно выдвигаются на выгодную позицию, выполняют боевую задачу и незаметно уходят из-под удара.

Тактико-технические данные российских комплексов радио-электронной борьбы являются строжайшей государственной тайной. Засекречены и данные о количестве поступивших на вооружение российской армии и флота новейших комплексов РЭБ, так как производят их на основании закрытых аукционов. Однако, их названиями интернет всё же пестрит— «Москва-1», «Красуха-2», «Красуха-4». Есть и в буквальном смысле дивное название – «Дивноморье». Этот комплекс должен заменить в войсках устаревшие системы.

Из открытых в прессе данных можно усвоить также, что возможности российских станций активных помех позволяют эффективно бороться со всеми современными РЛС, способны «глушить» не только сигнал радиолокационных станций противника, но и радиоканалы управления БПЛА, связывающие его через спутник с пунктами управления.

Сетецентрическая война означает взаимосвязь подразделений, находящихся на значительном расстоянии друг от друга. Для Арктики, где расстояние между объектами военной инфраструктуры зачастую составляют тысячи километров, это актуально вдвойне. Это означает, что обеспечение управления войсками защищёнными каналами связи становится главной составляющей оперативного функционирования подразделений и частей в северных широтах.

 

***

Владимир Ераносян, специально для GoArctic

далее в рубрике