Сейчас в Арктике:
Ледостав

Устойчивое развитие Таймыра: овцебыки, олени, гуси

Устойчивое развитие Таймыра: овцебыки, олени, гуси
27 Августа, 2019, 11:32
Комментарии
Поделиться в соцсетях


Экстремальные природно-климатические условия высоких широт северного полушария нашей планеты обеспечивают уникальный облик существующих там экосистем. Их важное качество – способность выступать как целостный, не «разорванный» биом (в отличие, например, от тайги, которая разделена двумя океанами) – обусловливается циркумполярным положением.

Одна из особенностей этих суровых, подчас негостеприимных для человека, но прекрасных ландшафтов – обилие редких и эндемичных растений и животных, что сочетается с крайне слабой устойчивостью экосистем по отношению к внешним воздействиям. Низкие температуры, малое количество солнечной радиации, обусловливают низкую продуктивность ландшафтов северных территорий, особенно Арктики. Так, годовая продукция в тундрах редко превышает 190 грамм на 1 м2 в год. Для сравнения, в тайге эта величина может достигать 2 кг м2/год.

Экосистемы арктических регионов Земли в последние десятилетия проходят через глубокие перестройки. Этого определяется изменениями глобального и регионального климата и разными формами антропогенного воздействия. Раны, нанесённые там человеческой деятельностью, затягиваются годами или десятилетиями.

В XX в. в российской Арктике был создан мощный индустриальный слой с ярко выраженной сырьевой направленностью, формирующий 12-15 % ВВП страны и обеспечивающий около четверти её экспорта [1]. Последствием чего явился накопленный экологический ущерб, негативно сказывающийся на функционировании экосистем, проблему ликвидации которого ещё предстоит решить нашему поколению.

Оценку изменений, происходящих в морских и наземных экосистемах севера Евразии, выявление механизмов происходящих перестроек, их прогноз, оценку обратимости и возможного влияния на свойства экосистем, мы относим к числу важнейших на сегодняшний день задач.

Многообразие Арктических ландшафтов и экосистем служит местообитаниями для уникальной арктической сухопутной флоры и фауны. В Арктике представлено до 25000–26000 видов, т.е. около 1,5 % описанных видов современной биоты Земли, суммарно собственно арктическая биота составляет 0,6–0,7 % от мировой [2].

Белые медведи


В северных водоёмах водится огромное количество промысловых и ценных видов рыб, таких как нельма, муксун, чир, ряпушка, сиг и множество других. Для человека, впервые попавшего сюда, северный край своим биологическим разнообразием и обилием предстаёт в виде сказочного сна. Там можно встретить более двухсот речных и морских птиц, многие из которых занесены в Красную книгу РФ. На побережье часто встречаются самые крупные в России тюлени лахтаки, зубатые киты белухи, моржи и нерпы. Причём некоторые из них, например, моржи представлены сразу тремя редкими формами. Утрата любого из видов животных – это потеря для всего человечества.


Овцебыки

Только на севере Красноярского края встречаются десятки совершенно уникальных представителей фауны млекопитающих. К ним следует отнести живой реликт плейстоцена – овцебыка (Ovibos moschatus). К середине XIX века эти животные почти полностью исчезли с лица планеты, сохранившись лишь в Северо-Восточной Гренландии и на островах Канадского архипелага. Для восстановления популяции в 1974 году первая партия из десяти молодых канадских овцебыков была выпущена на Таймыре. К настоящему времени там сформировалась жизнеспособная и хорошо адаптированная к местным условиям популяция, численность которой превышает десять тыс. особей. 

Нужно отметить, что это могучее и выносливое животное является современником мамонтов. Многочисленные палеонтологические находки указывают на то, что овцебык процветал на Таймыре и был распространён на достаточно обширной территории. Останки животных были найдены в окрестностях мыса Челюскин, озера Прончищева, в устьях рек Малой Логаты и Мойхетари. Возраст костных остатков, хорошо сохранившихся в зоне сплошной многолетней мерзлоты, указывает на то, что последние представители исчезли около 2800 лет назад. Точные причины исчезновения вида ещё предстоит установить исследователям. По всей видимости, они кроются в специфике последствий климатических изменений. Дело в том, что овцебык идеально приспособлен к обитанию в условиях высоких широт: морозам до минус 60 °С и ледяным ветрам. Однако многоснежные и переменчивые зимы с оттепелями, приводящие к образованию наста, затрудняющего доступ к корму, являются для животных настоящим бедствием.

Исследования эволюции ландшафтов севера Красноярского края и Якутии в голоцене, осуществляемые на сегодняшний день международными коллективами исследователей, позволят пролить свет на детали истории исчезновения этих великолепных животных и спрогнозировать возможные риски, угрожающие в будущем существованию Таймырской популяции овцебыков.

Подобные научные исследования могут иметь не только фундаментальное, но и прикладное значение. Овцебыки замечательны во многих отношениях. Например, они являются мировыми рекордсменами по длине шерсти, достигающей 90 см. Их мягкий подшёрсток, называемый гивиот, служит одним из самых совершенных природных теплоизоляционных материалов, в восемь раз превосходя по теплоизоляционным свойствам овечью шерсть. Пряжа, получаемая из гивиота, настолько ценна, что её стоимость превышает стоимость серебра (стоимость канадского Qiviuk достигает 95 долларов за 28 грамм шерстяной нити). Разведение овцебыков позволит создавать новые рабочие места для жителей Крайнего Севера. Хозяйственные перспективы, которые даёт его разведение на специализированных фермах на севере и северо-востоке России, позволяют надеяться на то, что в недалёком будущем этот вид будет иметь промышленное значение. Для этого уже сейчас требуется решить ряд научных задач, в том числе и в области ветеринарного контроля и его обеспечения.


Олени

Огромную роль для жителей северных территорий традиционно играет северный олень (Rangifer tarandus).

Таймыро-эвенкийская популяция дикого северного оленя, как наиболее многочисленная в Евразии, по праву считается уникальнейшим биологическим ресурсом. Промысловое оленеводство как отрасль сельскохозяйственного производства, успешно существовавшая на Таймыре в 1971-1991 гг., занимала существенное место в социально-экономической сфере региона, обеспечивая продовольственную безопасность населения Енисейского Севера. В этот период хозяйственного освоения ресурсов диких северных оленей всеми категориями охотопользователей из популяции без снижения её репродуктивного потенциала было изъято более 1354,5 тыс. особей (за 1971-2000 гг. – 1750 тыс.). 

За период с 1975 по 1990 гг. Таймыро-эвенкийская популяция дикого северного оленя дала мясной продукции больше, чем всё домашнее оленеводство Ямало-Ненецкого, Таймырского и Эвенкийского автономных округов за тот период. Аналогов подобного использования популяций северных оленей на тот период в мире не было.

Сегодня из когда-то миллионного стада, населявшего Таймыр и Эвенкию, по самым оптимистичным прогнозам, осталось 320-450 тыс. По экспертной оценке, с 2014 г. ежегодная элиминация (совокупная потеря численности) из популяции дикого северного оленя составляла более 100 тыс. животных, что в 2,5-3 раза превышает данные официальных заготовок. Такая тенденция сложилась более десятилетия назад, когда началась активная переориентация браконьеров на особо ценные дериваты (панты, языки). Добываются взрослые самцы северных оленей, в том числе, на водных переправах в количествах, истребляющих популяцию. 

Переправа

По данным КГКУ «Таймырского отдела ветеринарии», с февраля по август 2015 г. с территории Таймыра было вывезено 61048 кг пантов, большая часть этой продукции добыта от диких северных оленей. При этом известно, что при заготовке пантов изымаются наиболее крупные самцы, обладающие наивысшими репродуктивными способностями.

Если в ближайшее время не упорядочить систему управления, регулирования и надзора, численность Таймыро-эвенкийской популяции северного оленя может снизиться до 150–200 тыс. особей, а при неизменности ситуации северный олень как уникальный биологический ресурс Таймыра будет утрачен.

Однако существуют также предпосылки снижения численности в связи с изменениями условий обитания, вызванных резкими климатическими изменениями. Не только на Таймыре, но в России в целом, по данным Международного союза охраны природы, с 1990 г. обилие северных оленей сократилось более чем на 20 %. Достоверные данные о количестве и структуре поголовья отсутствуют, как, собственно, отсутствует и мониторинг популяции. Контроль над основными популяционными параметрами фактически утрачен, что не позволяет оценить состояние популяции и дать объективные предложения для выделения квот. Следствие этого – неуклонное снижение репродуктивного потенциала Таймыро-эвенкийской популяции, что ставит под угрозу не только потерю промысловых ресурсов оленя, но и полное исчезновение его наиболее уязвимых группировок.

Важно понимать, что в современном мире дикие и домашние олени, являются не только источниками мяса и шкур для северных народов. Оленьи субпродукты служат важным сырьём для выработки медицинских препаратов, востребованных на международном рынке. Только из оленьей крови производят более семидесяти лекарственных форм, в том числе белковые кровезаменители, гидролизин, аминолептид. От северных оленей получают эндокринно-ферментное и специальное сырьё, которое служит основой для производства более тридцати различных препаратов. При этом рынок сублимированной оленьей крови весьма далёк от насыщения, основным потребителем её является КНР. Крупнейшим внешним покупателем пантов является также и Южная Корея. К сожалению, низкое качество заготовки пантов в большинстве регионов практически закрывает его экспортный потенциал.

Практически не задействованным на сегодняшний день остаётся ценнейшее сырье – олений пух. Получение этого ресурса потенциально может осуществляться и вовсе без какого-либо ущерба и физических страданий животных: зимний плотный пух ежегодно сбрасывается в период весенней линьки. Он может быть эффективно использован при производстве одежды, отличающейся выдающимися утеплительными свойствами. Оленья шерсть имеет мало конкурентов по способности к сохранению тепла в условиях сильных морозов. Её уникальные свойства позволяют оленям выживать даже в горах Верхоянска, где мороз может достигать минус 70 °С. Применение натурального оленьего пуха и его модификаций возможно как в чистом виде, так и в сочетании с современными искусственными утеплителями. Это позволит достичь уникальных свойств одежды, изготовленной с применением данного материала.


***

Таким образом, северные территории богаты ценными биологическими ресурсами, однако такие факторы, как низкая плотность населения, пространственная удалённость и низкая транспортная доступность территорий резко затрудняют их эффективное использование.

Нелишним будет вспомнить и слова норвежского экономиста Эрика Райнерта, что порочный круг бедности стран (регионов), даже обладающих богатыми ресурсами, связан не с самими ресурсами, а c концентрацией на монопроизводстве в отраслях с убывающей отдачей и со злоупотреблением теорией сравнительных преимуществ. Действительно, эксплуатация природных ресурсов северных территорий в РФ почти полностью замкнулась на добыче каустобиолитов, в то время как биологические ресурсы остаются, в лучшем случае, в их тени.

Успешному выведению на международные рынки биологической продукции северных территорий препятствует и низкая конкурентоспособность традиционных видов хозяйственной деятельности, обусловленная малыми объёмами производства, высокими транспортными издержками, а также отсутствие современных предприятий и технологий по комплексной переработке сырья и биологических ресурсов.

Для минимизации этих проблем необходимо обеспечить формирование региональных пространственных кластеров, в пределах которых в заданные временные интервалы будут сформированы большие объёмы более чем трёх видов относительно дорогостоящего биологического сырья – оленье мясо, панты, сухая сублимированная кровь, пух. В этом случае транспортные издержки легко перекроются доходом от реализации всего комплекса продукции, особенно в случае применения для её вывоза малой авиации (гидросамолётов), речного транспорта.

Планомерный переход к эффективному комплексному использованию биологического сырья, в первую очередь оленьего, возможен лишь в относительно крупных хозяйствах, обеспечивающих разведение домашней популяции северного оленя. Поддержка указанного направления должна ориентироваться на максимально полное использование продукции оленеводства, стимулирующее расширение численности стад домашнего северного оленя, а также традиционных видов хозяйствования и промыслов коренных малочисленных народов Севера. Это требует изменения механизма поддержки коренных малочисленных народов. Поддержка должна стать целевой и быть завязана на численность поголовья домашних оленей. При этом необходимо обеспечить чипирование оленей для оперативной оценки их численности, учёта выполненных ветеринарных мероприятий, недопущения махинаций.

Новый этап развития биоресурсной экономики северных регионов, в том числе расширение такой формы организации труда, как удалённая занятость (ветеринарное онлайн-консультирование и пр.), может дать надежду на достойную работу жителей, гарантировать самообеспеченность социально-экономической системы.


Гуси

Стоит отметить, что наряду с северными оленями, север России (на примере Красноярского края) обладает уникальными ресурсами орнитофауны, в частности, диких гусей. По экспертным данным, они составляют не менее 1,7 млн особей. Из-за отсутствия объективных данных учёта, численность весьма приблизительна, поэтому в англоязычных и российских научных изданиях Таймыр называется не иначе как Terra incognita гусиных ареалов мира. Ситуация усложняется наличием не только разных видов, подвидов, но и популяций, зачастую имеющих диаметрально противоположные направления миграций и области зимовок. Это приводит к тому, что при наличии столь значительного (более 30 % от запасов РФ) биологического ресурса гусей на севере Красноярского края многие виды, обитающие на юге Центральной Сибири, испытывают серьёзное воздействие антропогенных факторов, что приводит к фрагментации и сокращению их ареалов, снижению численности.

До недавнего времени считалось, что большинство гусей территориально связаны с зимовками в Западной Европе. Однако последние исследования показали, что часть водоплавающих птиц Ямала зимует в Китае, мигрируя через юг Красноярского края, Хакасию, Туву и Монголию.

Центральная Сибирь, представляя глобальный перекрёсток мигрирующих птиц, примыкающий к Внутренней Азии – ключевому центру видообразования и грандиозному биогеографическому рубежу, занимает важное место как в изучении птиц, так и патогенов, связанных с ними. Перелётные птицы могут являться переносчиками опасных заболеваний, способных в перспективе вызывать эпидемии – достаточно вспомнить широко известный штамм птичьего гриппа H5N1. Азиатский континент с многомиллиардным населением, включающий трансконтинентальные миграционные пути птиц, пересекающие все природно-ландшафтные зоны, играет особую роль в возникновении и распространении по миру особо опасных инфекций [3]. Изучение структуры миграционного ареала гусей в этом смысле представляет не только природоохранный, но и прикладной аспект, связанный с безопасностью людей. Можем ли мы быть уверены, что населению края не угрожает новая эпидемия, связанная с визитом к нам новых опаснейших возбудителей из Китая и Индии? В отсутствие регулярных исследований, к сожалению, не можем.

Детализация миграционных путей диких животных в наше время требует использования современных технических средств, спутникового слежения за помеченными особями. Это большая и важная работа, выполнение которой невозможно без участия учёных из других стран – Китая, Индии, Швеции, Норвегии, Монголии. Аналогичным образом и покровительственная охрана редких, исчезающих видов должна строиться не на локальном, а на глобальном уровне: посредством охраны мест их обитания в Арктике, путей пролёта в тайге и степях, на местах зимовок в тропиках и субтропиках Африки и Азии.

Важно заметить, что последствия изменения климата и ландшафтов севера Евразии могут уже в ближайшем десятилетии сказаться на устойчивости популяций редких и исчезающих видов животных. Климат на нашей планете всегда был изменчив, однако сегодняшние климатические изменения проходят с весьма значительной скоростью и на фоне расширяющегося техногенного воздействия человеческого общества, чего ранее не наблюдалось. В этой связи предполагаемые позитивные последствия климатического потепления для арктических территорий представляются довольно сомнительными [4] за исключением возможного улучшения ледовой обстановки на трассе Северного морского пути.

Отрицательные последствия, в свою очередь, более очевидны, они уже проявляются и будут усиливаться в виде увеличения сезонного протаивания грунтов в Арктической зоне, активизации криогенной динамики сезонно талого слоя, что приведёт к снижению устойчивости всех наземных и заглубленных сооружений. Климатический тренд активизирует литодинамическую переработку льдистых берегов северного побережья Евразии, что вызовет изменение очертаний береговой линии, изменение фарватера в дельтовых и приустьевых участках северных рек.

Мы надеемся, что привлекаемые для исследования Арктики финансовые средства различных научных и общественных фондов, как российских, так и международных, позволят сформировать прочный научный фундамент, который обеспечит противодействие как этим негативным тенденциям, так и минимизирует риски, связанные со снижением биоресурсного потенциала Арктической зоны, ухудшением качества биоресурсов, снижением трофической ёмкости северных территорий, ростом заболеваемости животных и человека.

Тундра Таймыра


Авторы: Шарафутдинов Руслан Аглямович, кандидат географических наук; Савченко Александр Петрович, доктор биологических наук, Сибирский федеральный университет, Институт экологии и географии.  

Фотографии авторов.


Список источников

 

1. Соколов Ю.И. Арктика: к проблеме накопленного экологического ущерба / Ю.И. Соколов // Арктика: экология и экономика. – 2013. – №2 (10). – С.18-27.

2. Чернов Ю.И. Направления, состояние и перспективы отечественных исследований биологического разнообразия Арктики. Вестник РФФИ, № 1 (35), март 2004. С. 5–36.

3. Савченко А.П. Миграции птиц Центральной Сибири и распространение вирусов гриппа А / А.П. Савченко, П.А. Савченко // Монография. – Красноярск: СФУ. – 2014. – 256 с.

4. Савченко А.П. Виды птиц – основные носители и переносчики вирусов гриппа А в Восточной Сибири / А.П. Савченко, П.А. Савченко, И.А. Савченко, В.И. Емельянов, Н.В. Карпова, А.В. Ляпунов, М.А. Хаснатинов, Г.А. Данчинова // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. – 2015. – № 4 (104). – С. 102-111.

5. Данчинова Г.А. Разнообразие и распространение вирусов гриппа А среди птиц в Восточной Сибири / Г.А. Данчинова, А.В. Ляпунов, М.А. Хаснатинов, Э.Л. Манзарова, А.П. Савченко, П.А. Савченко, И.А. Савченко, В.И. Емельянов, Н.В. Карпова, В.Л. Темерова, И.И. Тупицын, С.В. Пыжьянов // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. – 2015. – № 5 (105). – С. 52-61.

6. Шумилов Ю.В. Эколого-географические проблемы и векторы развития Якутского сектора Арктики // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2013. № 8. С. 22-24.

 

Комментарии