Вторая жизнь «Адмирала Кузнецова»

Вооруженные силы
Владимир Ераносян
1 Апреля, 2021 | 06:09
Вторая жизнь «Адмирала Кузнецова»
Фото: РБК


Вопрос о необходимости авианосцев не снят

Дискуссия о необходимости наличия авианосцев в составе ВМФ России то и дело возникает не только в специализированных СМИ, но среди крупных военачальников, адмиралов, политических деятелей и экспертного сообщества.

В современных условиях обеспечение противовоздушной и противолодочной обороны корабельных соединений, борьба за господство в воздухе в дальней океанской зоне являются как никогда актуальными задачами. Это очевидно еще и вследствие противодействия новому «Навигационному плану» по завоеванию господства в Мировом океане за подписью начальника военно-морских операций ВМС США адмирала Майкла Гилдея, где действия России в Арктике признаны американцами агрессивными. 

Вопрос наращивания ударной мощи флота и усиления палубной авиации поднимается вновь и вновь. Ведь задача обеспечения безопасности морских границ и морской экономической зоны России, поддержка интересов страны в Мировом океане сегодня в приоритете военного ведомства. 

Учитывая, что в зону ответственности Северного флота входят акватории огромной площади, и тот факт, что на это стратегическое объединение верховным главнокомандующим России возложена ответственность за обеспечение российских интересов в арктической зоне, наличие в составе флота авианесущих крейсеров могло бы облегчить действия флота на значительном удалении от своих баз. Авианосец в составе корабельного соединения способен кардинально увеличить боевую устойчивость, разведывательные и ударные возможности группировки. И хотя ясно, что новые авианосцы были бы крайне полезны и эффективны для ВМФ России, российские реалии накладывают свой экономический отпечаток на мечты о закладке кораблей столь внушительного водоизмещения. 

Есть у противников строительства авианосцев контраргументы, ведь понятно, что закладка столь дорогостоящего проекта свернет ряд программ по строительству боевых кораблей меньшего водоизмещения, а также атомных субмарин, обладающих достаточной ударной мощью для нейтрализации преимуществ авианосных ударных групп противника. Строительство авианосца, в любом случае, отнимет значительную часть производственных и кадровых ресурсов судостроительной отрасли. 

Вторым весомым аргументом в пользу скептиков авианосного кораблестроения считается наличие у России гиперзвукового противокорабельного ракетного оружия. В обозримом будущем оно может появиться на вооружении ВМС США, да и Китая. 
Китай, к слову, располагает большим количеством баллистических противокорабельных ракет с самонаводящимися маневрирующими боевыми блоками, бороться с которыми затруднительно. Активные разработки гиперзвукового оружия в совокупности с выходом США из ДРСМД  (Договора о ракетах средней и меньшей дальности) приведут к созданию новейших образцов противокорабельного вооружения, малоуязвимого даже для самых совершенных систем ПРО.

И все-таки наличие авианосцев в составе Северного и Тихоокеанского флотов стало бы новой вехой в истории кораблестроения России. Она ознаменовала бы возвращение к тем временам, когда со стапелей наших верфей сходили эти величественные громадины с десятками самолетов палубной авиации на борту.  

Исходя из вполне резонных факторов, позволяющих скептически относиться к строительству авианосцев, все же вопрос не закрыт. По большому счету, на Северном флоте было бы достаточно двух авианосцев (и двух на ТОФ), но их закладка смогла бы стать возможной лишь при условии полного выполнения программы переоснащения ВМФ общего назначения, окончание которой намечено на 2027 год, а также существенного увеличения возможностей судостроительной отрасли, да и улучшения экономической ситуации. 

Поэтому, несмотря на тот факт, что в планах ВМФ России есть разработка тактико-технического задания для нового авианесущего крейсера с использованием чертежей АТАВКР «Ульяновск» водоизмещением более 79 000 тонн, пока речь идет лишь о модернизации единственного оставшегося в составе ВМФ авианесущего крейсера проекта 1143 «Адмирал Кузнецов», завершить которую запланировано до 2022 года. Это означает, что буквально выживший чудом в 90-ые ТАВКР скоро получит вторую жизнь.



Фото: Сергей Ещенко / РИА Новости


Один в поле воин

В дальнем морском походе к берегам Сирии, прошедшем с ноября 2016 года по 6 января 2017 года, «Адмирал Кузнецов» прошёл 18 тысяч морских миль. На его борту находилось более 40 самолётов и вертолётов. Впервые в истории России было осуществлено боевое применение палубных самолетов Су-33. Летчики выполнили 420 боевых вылетов, из которых 117 ночью. Было частично или полностью уничтожено более 1252 объектов террористов. 

Доказавший свою эффективность при выполнении боевых задач у берегов Сирийской Арабской Республики крейсер вернулся из дальнего похода, и уже с октября 2017 года на 82-м судоремонтном заводе в Мурманске началась дефектация оборудования и определены необходимые работы по восстановлению боеготовности корабля. Заявлено, что после ремонта и модернизации срок службы «Адмирала Кузнецова» продлят на 10 лет. 

Как известно, ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» рассчитан на базирование и обслуживание 28 самолётов и 24 вертолётов. Спецификация корабля, рассчитанного на противолодочные операции, позволяет осуществлять и большую штатную загрузку вертолётами Ка-27ПЛ. 

Текущие потребности формирования авиационной группы до последнего времени предполагали сокращение количества базируемых Су-33 и замену их на более компактные по размерам и легкие истребители-бомбардировщики МиГ-29К. МиГ-29К отвечает всем современным требованиям для палубной авиации. Он оборудован инфракрасным пеленгатором целей, имеет возможность наведения ближних ракет «воздух-воздух» по повороту головы лётчика, малозаметен. Самолет обнаруживает цели на большой дальности (до 200 километров — истребитель, до 300 километров — эсминец). МиГ-29К имеет возможность управления наведением корректируемых вариантов бомб, дальних ракет против самолётов  (до 110 километров) и кораблей (до 260 километров). К слову, без учёта транспортировки в специальных зонах на палубе на «Адмирале Кузнецове» может разместиться 36 лётных аппаратов.  

Что же касается тяжёлых палубных истребителей-бомбардировщиков Су-33, то на сегодняшний день они также модернизированы и имеют боевую загрузку бомб и ракет до 6,5 тонн. Состав авиагруппы на «Адмирале Кузнецове» меняется в зависимости от боевых задач. К примеру, усиление ударной группы из вертолётов Ка-52К позволит осуществить эффективную поддержку десантных операций, а это означает, что ТАВКР может на время превратиться в УДК (вертолетоносец, подобный французскому «Мистралю»). 



Фото: militaryarms.ru


Не достался Китаю

История авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» полным водоизмещением 59 100 тонн России уникальна. В 1991 году находящийся на Севастопольском рейде «Адмирал Кузнецов» стал заложником политического хаоса, ознаменовавшегося попыткой фактически бесконтрольного «распила» флотского имущества. Решительные действия Главного штаба ВМФ, командования Северного флота, командира корабля, тогда еще капитана 1 ранга Виктора Ярыгина, не позволили превратить авианесущий крейсер в призрак. Судьба авианосца могла сложиться трагически. Его могла постичь та же участь, что и весь Николаевский судостроительный завод. Он был бы либо разрушен, либо продан на металлолом за бесценок. Хотя, вероятнее всего, он достался бы Китаю (ТАВКР «Варяг» был продан в Макао под видом платформы для игорных развлечений). Кстати, «Варяг», являющийся тяжелым авианесущим крейсером проекта 1143, был продан Украиной китайцам за смехотворную сумму в 25 миллионов долларов, а потом перекуплен китайским правительством у бизнесменов и превращен в первый китайский авианосец под новым именем «Ляонин». Китайцы получили и чертежи, по которым построили и второй находящийся ныне в составе китайского флота авианосец «Шаньдунь».

В ночь с 30 ноября на 1 декабря 1991 года, за считанные часы до объявленного на Украине референдума о независимости, ТАВКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» под командованием капитана 1 ранга В.С. Ярыгина вышел в Черное море для перехода к месту приписки – в Североморск. С Виктором Степановичем Ярыгиным, ставшим впоследствии вице-адмиралом и начальником управления кадров ВМФ России, мне довелось быть знакомым лично. Именно он подписал разнарядку от ВМФ на поступление в адъюнктуру Военного университета для защиты диссертации на соискание ученой степени. Виктор Ярыгин командовал кораблем с 1987 по 1992 год. Вот как он описывает те события: 

«Мы снялись и ушли. И когда президент Украины объявил о том, что все, что находится на Украине, его – мы уже были не его. Мы уже были российские».

Как в детективном романе, авианосец, созданный изначально для Северного флота, пробирался к месту службы тайком. Перед палубными летчиками тогда тоже встал выбор: присягнуть Украине или уйти на Север. Хотя на самом деле путь летчики выбирают один раз навсегда — защищать Родину, а значит быть вместе с кораблем. 

Только в то смутное время могла появиться телеграмма от тогдашнего президента Украины Леонида Кравчука в адрес экипажа и летчиков палубной авиации «Адмирала Кузнецова» о том, что корабль является собственностью Украины, и что до принятия правительственного решения он должен оставаться на Севастопольском рейде. 

Часть офицеров и мичманов, семьи которых находились в Севастополе, пошла на переприсягу. Не желая служить России на Севере, они предпочли Андреевскому флагу Трезуб. При этом мотивировали свое решение предлогами необходимости для авианесущего крейсера базироваться поближе к ремонтной базе в Николаеве. Словно не понимали, что Николаевскому заводу новыми независимыми властями Украины уже подписан приговор. 

Полученный из Киева запрет лишь ускорил подготовку экипажа к выходу. На рассвете корабль покинул рейд. Москва дала добро. В 23.40, не подавая никаких сигналов, авианосец взял курс на Босфор. К турецкому проливу он шел 30-ти узловым ходом. Никаких заявок турецким властям на проход проливной зоны не было. В Конвенции Монтре 1936 года статей, категорически запрещающих проход без заявок, нет. А предупреждение Турции могло повлечь за собой задержку прохода под предлогом согласования действий с Украиной. Как бы повела себя Турция в тех обстоятельствах, неизвестно, учитывая, что она является членом НАТО, а Вашингтон более всего был заинтересован в полном уничтожении авианосного флота России. 
В результате громада прошла под мостом и устремилась в Мраморное море. Без сучка и задоринки не прошло — несколько моряков сбросили спасательный плотик и попытались вплавь добраться до турецкого берега. Попытка оказалась безуспешной — беглецы были посажены в карцер, где находились до самого прихода в поселок Видяево. Они оказались уроженцами Украины и позже, дослужив свой срок, вернулись на родину.



Фото: СеверПост


За Гибралтаром российский авианосец встретил американский авианосец «Джордж Вашингтон» в сопровождении полутора десятков кораблей охранения, экстренно вышедший из Норфолка. Американские самолеты проносились над настройками «Кузнецова», в нескольких десятках кабельтовых по курсу и на траверзе вспучивались фонтаны учебных бомбометаний. 
Но в этот момент, словно из ниоткуда, возник российский СКР «Задорный», который стал маневрировать возле американских кораблей охранения. Это сыграло свою роль. Почувствовав решимость российских военных моряков идти строго по обозначенному курсу, американский авианосец с эскортом ушел на запад. Переход до Заполярья занял 27 суток. В поселке Видяево экипаж «Адмирал Кузнецов» встретило командование Северного флота с духовым оркестром. К дню прихода для «Кузнецова» успели установить плавучий причал, построенный северодвинскими корабелами. 

Уже 20 января 1991 года приказом командующего Северным флотом тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» был включен в состав 43 дивизии ракетных крейсеров. 23 февраля 2018 года, в честь праздника Дня защитника Отечества и за заслуги в укреплении обороноспособности страны, высокие показатели боевой подготовки, мужество и героизм, проявленные личным составом во время выполнения боевых задач, Президентом России Владимиром Путиным ТАВКР «Адмирал Кузнецов» вручен Орден Адмирала Ушакова.


***

Владимир Ераносян, эксперт Бюро военно-политического анализа


далее в рубрике