«Арктическая тресковая война»: ЕС и Норвегия поссорились из-за промысла трески

Рыбный промысел Нероссийская Арктика
Михаил Киселев
19 Августа, 2021, 06:13
«Арктическая тресковая война»: ЕС и Норвегия поссорились из-за промысла трески
Фото: Lawrence Hislop / GRID


Норвегия готова арестовывать суда ЕС

Норвегия жалуется, что односторонние действия ЕС могут иметь более широкие последствия для освоения Арктики. Арктический архипелаг Шпицберген, на котором обитает больше белых медведей, чем людей, может стать ареной войны за треску между Норвегией и ЕС, пишет Politico.

До конца августа, буквально в эти дни, рыболовецкие суда ЕС рискуют быть арестованными в водах у Шпицбергена, а их владельцы будут привлечены к ответственности. Причина, как утверждает Норвегия, что они – суда ЕС – незаконно ведут промысел и исчерпали свои квоты. Споры о допустимых уловах – это болевая точка и наследие того, как ЕС после Brexit перераспределил рыболовные квоты по всему континенту. Норвежцы утверждают, что Брюссель незаконно присвоил себе гораздо больше, чем имел на это право.  

«В международном праве нет никаких оснований для того, чтобы Европейский союз устанавливал квоты в норвежских водах», – утверждает государственный секретарь министерства иностранных дел Норвегии Аудун Халворсен.

В дипломатической переписке в вопросах определения нового улова трески Брюссель и Осло обвиняют друг друга в нарушении международного права.

В центре спора находится политически влиятельная рыбная промышленность. Геополитика таится на заднем плане. Норвегия подозревает, что ЕС пытается создать юридические прецеденты для реализации своих интересов во все более стратегически важной Арктике, где глобальное потепление открывает все больше возможностей для судоходных маршрутов и разработки природных ресурсов.

В дипломатической переписке, с которой ознакомилось издание, «Норвегия отмечает интерес, который ЕС проявляет к Арктике», и предупреждает, что грязная юридическая перепалка может иметь «последствия для внешней политики и политики безопасности».



Фото: Wenzel Prokosch / GRID


Виноват Brexit

Сделка по разводу между Брюсселем и Лондоном, как это ни парадоксально, спровоцировала конфликт с Норвегией. ЕС и Великобритания договорились о разделе между собой существующих рыболовных квот, которые определяют, сколько рыбы каждого вида может быть выловлено. В рамках этой сделки после Brexit Брюссель выделил 24 645 тонн для судов ЕС, ведущих промысел у берегов Шпицбергена.

Эти цифры были немедленно оспорены Норвегией. Осло настаивает на том, что имеет исключительное право регулировать рыболовство в этом районе, и сократил улов ЕС вокруг Шпицбергена почти до 18 тыс. тонн.

«Контроль над ресурсами в наших национальных водах является вопросом фундаментальных национальных интересов. Как и для ЕС и его государств-членов в водах ЕС», – заявил А. Халворсен.

Ссылаясь на Договор о Шпицбергене, Брюссель оспорил норвежскую квоту. Это договор, подписанный в Париже ещё в 1920 году. Он накладывает ограничения на суверенитет Норвегии над архипелагом. В своем дипломатическом сообщении ЕС утверждал, что Норвегия дискриминировала Брюссель в пользу норвежских и российских судов.

Комиссар ЕС по окружающей среде, океану и рыболовству Виргиниюс Синкявичюс в своём апрельском письме, которое попало в распоряжение Politico, заверил промышленников, что он «будет поддерживать законные права европейской рыбной промышленности» и что Еврокомиссия «анализирует соответствующие меры по противодействию дискриминационным мерам Норвегии».

Но Осло остается при своем мнении. После встречи с В. Синкявичюсом министр рыболовства Норвегии Одд Эмиль Ингебригтсен назвал установление квот ЕС «совершенно неприемлемым поведением» и заявил, что любой лов рыбы сверх норвежских квот «будет незаконным промыслом и будет преследоваться береговой охраной в обычном порядке».

В то время как ЕС обвинил Норвегию в нарушении международного права, Осло вернул мяч обратно в суд Брюсселя. Если верить дипломатической переписке, Норвегия обвинила ЕС в том, что позиция Сообщества «содержит элементы, которые могут быть прочитаны или истолкованы как поддержка взглядов, которые подорвут правовую определенность и предсказуемость, поставят под угрозу эффективный экологический контроль и ответственное управление ресурсами, а в своем логическом завершении могут привести к потенциальным последствиям для внешней политики и политики безопасности».

thom-reijnders-O6TFHb6yNbc-unsplash.jpg

Фото: Thom Reijnders / Unsplash


Война за треску разгорается

До сих пор этот спор между Норвегией и ЕС был своеобразной холодной войной, которая  ограничивалась жаркими дипломатическими обменами заявлений.

Но теперь ситуация может измениться, поскольку квоты на вылов рыбы заканчиваются, и суда ЕС рискуют быть арестованными и привлеченными к ответственности. Норвегия настаивает на том, что соблюдение квот является «основополагающим для устойчивого управления рыбными ресурсами».

Представители рыбной промышленности Германии, Испании, Португалии, Франции и Польши готовятся к борьбе. Они уже успели заявить, что «не намерены маршировать под дудку Осло». 

«Для собственного авторитета ЕС должен обеспечить, чтобы его партнеры соблюдали свои обязательства», – заявили, например, в Мадриде.

«Мы не собираемся отказываться от нашей квоты, – говорит председатель Консультативного совета по дальнему промыслу и президент Испанской ассоциации трески Иван Лопес. – Мы будем продолжать ловить до тех пор, пока ЕС не скажет нам, что мы исчерпали свою квоту».

Председатель Европейской ассоциации рыболовства в Северной Атлантике Дик Парлевлиет считает, что квота будет исчерпана примерно на третьей неделе августа. То есть вот-вот. 

Если Норвегия начнёт арестовывать суда ЕС, то Евросоюз должен ввести запрет на импорт норвежской трески, считает он: 

«Торговые ограничения – единственное оружие ЕС. Но, конечно, мы надеемся на дипломатическое решение до того, как будут произведены аресты».

einar-storsul-qHE9Utl70nc-unsplash.jpg

Фото: Einar Storsul / Unsplash

Д. Парлевлиет и его коллеги не понимают игру Норвегии. 

«Суммы, о которых мы говорим, имеют огромное значение для предотвращения краха всей нашей бизнес-модели, – рассуждает эксперт. – Для нас, рыбаков, занимающихся промыслом трески, это значит быть или не быть. Но для Норвегии не имеет смысла начинать торговую войну со своим крупнейшим рынком импорта из-за пары тысяч тонн трески».

И. Лопесу в свою очередь трудно понять, почему Норвегия готова рисковать своими отношениями с ЕС из-за 5 тыс. тонн трески, особенно когда их квоты составляют почти 400 тыс. тонн.

«Это бессмысленно», – уверен он.

И намекает, что Осло, возможно, смотрит не только на треску. Договор от 1920 года регулирует все природные ресурсы архипелага.

«Легче и дешевле спорить о треске, чем о более ценных ресурсах, – считает И. Лопес – Вспомним, например, что Норвегия только что объявила о 164 новых точках для разведки нефти в Арктике – а это как раз эти воды. Понятно, что есть и интересы добычи».


Фото: Wenzel Prokosch / GRID

Война с Брюсселем

Брюссель в своем последнем дипломатическом сообщении в июне предупредил Норвегию, что введение новой квоты нанесет ущерб общим отношениям между ЕС и Норвегией. Но, угрожая «принять все необходимые корректирующие контрмеры в отношении Норвегии», он не уточнил, что это будут за контрмеры.

Представитель Европейской комиссии заявил, что «ЕС считает, что правильное выполнение Парижского договора отвечает интересам всех сторон, включая Норвегию», и что контакты с Норвегией продолжаются.

Представители промышленности отмечают, что в Норвегии в разгаре предвыборная кампания, которая завершится в середине сентября. Возможно, ЕК захочет подождать, пока у норвежских политиков не появится больше пространства для маневра. Но пока рыбаки сталкиваются с реальной угрозой судебного преследования в дополнение к экономической незащищенности. 

На вопрос о влиянии «тресковой войны» на отношения ЕС и Норвегии А. Халворсен ответил, что обе страны «являются давними стратегическими партнерами с общими ценностями, и мы тесно сотрудничаем, чтобы найти совместные решения общих проблем, о чем свидетельствует широта наших отношений». 

Но эти комментарии не понравились рыбакам.

«Если для одной партии способ победить на выборах – это насолить ЕС и нарушить будущее его флотов, это не говорит о том, что отношения с Норвегией настолько честные, насколько они должны быть», – заключил И. Лопес.

Политики спорят, выборы в Норвегии приближаются, а треску возле Шпицбергена, обладающего по договору 1920-года  особым международным статусом, продолжают ловить рыбаки из европейских стран. Пока, по крайней мере...


***

Михаил Киселёв, специально для GoArctic

далее в рубрике