Дания – абзацы европейской истории

Сергей Палагин
6 Ноября, 2020 | 15:29
Дания – абзацы европейской истории
Замок Кронборг в проливе Эресунн, где происходит действие шекспировского «Гамлета». Фото: horosho-tam.ru

 

Тихая победа датчан в споре за море

Цивилизация датчан формировалась на стыке Балтийского и Северного морей, процесс происходил значительно позже событий, развивавшихся в более тёплых климатических зонах Средиземного и Черного моря. Балтика в принципе очень «молодое европейское море», значение которого стало возрастать с началом Ганзейского этапа, развитию которого способствовала немецкая торговая элита. В 17 веке на смену немцам пришли шведы, стремящиеся к мировой славе и безраздельному владычеству Балтийским морем.

История всегда повторяется, подобно тому, как средиземноморский регион не получил государство, господствовавшее в водах, так и соперничество Германии, Швеции, Дании, Польши и России за балтийскую корону продолжается до сих пор.

Власть над морем дают проливы, в Европе три стратегических: Гибралтарский, Дарданеллы и Зунд. Дания, волей Господа получившая в пользование Зунд, стала с удовольствием контролировать единственный выход к морю. Кроме пролива Бог дал Дании короля, Кнут VI начал брать с купцов плату за проход в богатые селёдкой воды Балтики. Дело в том, что оплата пошлин зависит от того, насколько сильно государство, намеревающееся вывернуть карманы иностранцев наизнанку.

Дания убедила средневековую Польшу, Тевтонский орден и Ганзу платить за проход. В 1732 году могучие шведы добились уменьшения суммы оплаты, в 1857 году Лондон предложил Копенгагену отказаться от первобытного грабежа иностранных купцов и рыбаков, однако, согласившись формально, Дания продолжала контролировать пролив в своих интересах.

Величие Балтийского моря для Европы началось с немцев, ими и закончилось, в 1866 году Пруссия заняла Киль и построила, кроме Зунда, канал имени кайзера Вильгельма. Потом появились самолёты, способные вообще игнорировать проливы, стремительно терявшие значение.

 

Мост в проливе Эресунн (Зунд) между Данией и Швецией. Фото: badahos, Depositphotos

 

Какими были датчане до вступления в ЕС?

Романтичные датчане занялись «гастарбайтерством» в 700-х годах нашей замечательной эры и причиной этому стали не только перенаселение отдельных северных фьордов, но и безудержное стремление северян к приключениям. Датские «люди весла» были специалистами в морском и сухопутном разбое, торговле награбленным и военной службе по «контракту».

«Рабочий сезон» начинался ранней весной и заканчивался поздней осенью, с первым снегом викинги отправлялись домой на каникулы. Своей территорией датчане считали британские острова и Фризию (современная Голландия и Германия). В девятом веке датские викинги стали обустраивать постоянные лагеря в непосредственной близости от новых государств в империи Карла Великого, и уже оттуда вели настоящие бандитские войны. Некоторые «базы» со временем превратились в постоянные города. Датский лагерь в устье Сены стал проклятым местом для жителей северной Франции. Датчане захватили Руан и Нант, оттуда двинулись в Португалию и Балеарские острова. Прованс и Тоскана тоже принадлежали датчанам. В 851 году неугомонные датские воины пришли в Британию и в поисках добычи насквозь пронзили восточную часть страны. С 866 года «Датские законы» были установлены на территории от Нортумбрии до Восточной Англии. У британцев появилось дело длиной в 150 лет, и это дело – борьба за независимость от датчан. В 911 году датчане из устья Сены переехали на север страны, заложив основы Нормандии.

Завоёвывая добычу в виде стран, они перенимали культуру народов, которых беззастенчиво грабили, и, незаметно для себя, становились во главе новых государств. Варяг Рюрик с сыновьями придумал восточным славянам в Новгороде и Киеве форму правления в виде княжества, а Кнут Датский стал главой огромной империи Северного моря, объединив Англию и Данию.

 

Музей кораблей викингов в Дании. Фото: Antony Stanley

 

Как датчане флаг придумали

В начале 13 века датчане в свободное от войн и эпидемий время очень любили приобщать к христианской вере язычников, густо населявших европейский континент. Добравшись до Эстонии, христианские педагоги выяснили у неторопливого местного населения, что оно первобытно поклоняется камням и деревьям, своим положением довольно и менять что-либо в ближайшее время не намерено. Переговоры между цивилизованными датскими христианами и первобытными эстами продолжались весь день, и к вечеру иноземцы смогли убедить эстонских вождей в необходимости принять христианскую веру, а заодно присягнуть датскому королю Вольдемару Победоносному, чтоб два раза народ не отрывать от труда на полях и охоты в лесах.

Таинство крещения назначили на утро 12 июня 1219 года, однако накануне ночью эстонцы передумали, да и напали на крестоносцев, мирно спавших в палатках, живописно раскинутых на берегу тогда ещё безымянного, но почти финского залива. Нападавшие имели чёткую цель – прежде всего, убить отвратительного епископа, видя в нём причины своих несчастий, а уж потом посчитаться с датчанами, которых в принципе никто в Эстонию не звал, да ещё по такому пустяковому поводу.

Расправившись с официальными представителями Папы Римского, аборигены начали гонять по побережью неприбранных по случаю внезапного нападения рыцарей, стремясь насмерть отбить у них всякую охоту наведываться впредь к берегам гордых и несговорчивых эстов. И совсем уж было достигли всех целей, но тут случилось нечто неординарное.

С неба прямо на поле битвы спустился образ, напоминающий огненное красное полотнище с белым крестом. Видение сопровождалось звуковым фоном, голос повелел крестоносцам собраться вокруг флага и занять оборону. Поверженные эстонцы вынуждены были принять христианство и признать своим господином Вольдемара Победоносного.

 

Даннеброг спускается на землю во время Битвы при Линданисе 15 июня 1219 года. Художник Кристиан Август Лорентсен, 1809. Источник: Wikimedia Commons

 

Вольдемар был так впечатлён неожиданной и счастливой победой, что повелел на месте битвы заложить Датский замок (эстонцы на свой манер стали называть его Таллин). Кроме того, надеясь на постоянную помощь неба, датчане создали рукотворный аналог чуда – даннеброг.

Вслед за датчанами соседние страны тоже стали ходить на войну под флагами с изображением креста. Британцы выбрали красный крест Святого Георгия, шотландцы – голубой крест Святого Андрея, шведы – желтый крест на синем фоне, Швейцария выбрала для себя красное знамя и белый крест, чуть изменив его форму.

 

Как король Дании был евреем

Датский Король Кристиан X приходился расстрелянному большевиками российскому императору Николаю Второму двоюродным братом. С началом немецкой оккупации в 1940 году он единственный из европейских монархов остался в своей стране, для того чтобы вместе с народом ожидать победу над нацистами.

Король ежедневно без всякой охраны ездил верхом по Копенгагену. Подданные искренне любили его и в знак почтения и сопротивления оккупации носили маленькую квадратную пуговицу и датским флагом и знаком короля.

 

Ежедневная поездка короля Дании через Копенгаген во время немецкой оккупации. Этот снимок был сделан в день его рождения в 1940 году. Источник: Wikimedia Commons

 

После беседы с представителями немецкой администрации, заявившими о необходимости отметить местных евреев традиционной нашивкой – «Звезда Давида», король записал в личном дневнике:

«Если такое требование будет предъявлено, наилучшим его восприятием было бы, если бы мы все надели «звезду Давида».

Легенды говорят нам, что король пошел значительно дальше и пришил к одежде отличительный знак. Его примеру последовали все датчане, и немцы не могли отличить их от евреев, и так все спаслись. Это неправда, однако, роль Кристиана Х в борьбе с нацистами действительно высока. Глядя на монарха, подданные отказывались ремонтировать немецкие военные корабли, саботировали работу на нужды Вермахта. В ответ немецкое командование ввело чрезвычайное положение и смертную казнь. Но всё было значительно хуже, чем могли представить нацистские вожди. Жизнь среди людей в Дании делала фашистов похожими на людей. Так, немецкий командующий отказался предоставить солдат для карательных операций.

В августе 1943 года в знак протеста против усиления репрессий датское правительство в полном составе подало в отставку. В ночь с 1 на 2 октября немцы наметили депортацию в лагеря смерти виноватых во всех бедах датских евреев. В результате операции по спасению, в которой принимала участие вся страна, удалось переправить на нейтральную территорию 7 200 евреев из 7 800, проживавших в Дании.

Христиан умер в 1947 году, его похоронили с повязкой члена Датского движения Сопротивления.


Как датчане северный полюс себе забрать хотят

Современная арктическая политика Дании взвешена и нетороплива, что обусловлено различными аспектами внешнеполитической деятельности страны, в том числе наличием в активе Дании Гренландии и Фарерских островов.

 

Гренландия. Фото: Oliver Schauf

 

Жаркий арктический спор между заинтересованными государствами проходит при спокойном и порой даже нейтральном участии Копенгагена, который в 2004 году ратифицировал Конвенцию ООН по морскому праву и, не выходя из здания, заявил о намерении установить юрисдикции в пяти шельфовых районах за пределами экономических зон Гренландии и Фарерских островов.

Однако спокойный тон Дании пропадает, если дело касается обнаруженного советскими исследователями в 1948 году хребта Ломоносова. Суть проблемы состоит в том, что Дания, Канада и Россия считают данную подводную территорию продолжением своей береговой линии. Для доказательства претензии, необходимо, как минимум, чётко очертить контуры территории, что при современных технических возможностях сделать очень сложно. Вторым действием в борьбе за подводное богатство должно стать погружение на дно для добычи образца хребта, залегающего в 1 700 метрах от поверхности. Если учесть, что над хребтом Ломоносова постоянно курсируют глыбы льда, сделать это также не представляется возможным. Кроме всего прочего, в случае успеха может оказаться, что учёные найдут в добытом образце породу, свидетельствующую, что хребет является продолжением другого государства.

В споре за территорию Дания является самым дерзким игроком. Копенгаген, не смущаясь, заявил, что претендует на весь 1 800 километровый хребет Ломоносова, как продолжение Гренландии. Это почти 900 тысяч квадратных километров, что в двадцать раз больше территории самой Дании.

До принятия окончательного решения Хребет Ломоносова датский, канадский и российский одновременно.

 

***

Сергей Палагин, специально для GoArctic

далее в рубрике