Игра на вторых ролях: куда ведёт арктическая политика Канады

Нероссийская Арктика
Виктория Бабаева
31 Марта, 2021 | 13:19
Игра на вторых ролях: куда ведёт арктическая политика Канады
Фото: canada.um.dk


Примерно 40% Канады относится к Арктике — это Северо-Западная территория, Нунавут и Юкон (регионы – переводя на российский манер). Проживает на этих землях около 0,14% населения страны, что несёт для государства определённые риски. Какое место в Арктике занимает Канада, как складываются её отношения с арктическими соседями и каким видят развитие Севера жители второй по величине страны мира — в материале GoArctic. 


Суверенитет под разным углом

Практически до последнего десятилетия прошлого века Канада не проявляла большого интереса к развитию арктических территорий. Только к середине 1990-х годов ситуация изменилась. Канада была одной из активных участниц создания Арктического совета и первой выступила в роли его председателя — в 1996-1998 годах. По итогам председательства Канады был сформирован регламент работы Арктического совета с порядком проведения встреч — то есть именно тогда были определены основные принципы функционирования этой структуры. 

Как и у России, и других стран, имеющих отношение к Арктике, интерес Канады к региону был обусловлен не только заботой о природе и научным интересом, но и во многом наличием в регионе существенных запасов полезных ископаемых – речь идёт о нефти, газе, металлах и драгоценных камнях, уране и никеле. В Арктику постепенно стал приходить бизнес.

С 2006 года, с прихода к управлению страной премьер-министра Стивена Харпера, особенно внимание стало уделяться поддержанию арктического суверенитета Арктики. В конце первого десятилетия XIX века центр The Conference Board of Canada провёл исследование, в рамках которого были опрошены около 2800 канадцев, 1000 американцев, более 800 россиян, 3700 скандинавов и финнов и почти 900 исландцев. Цель исследования — узнать, что значит для опрошенных понятие суверенитета в Арктике. Для большинства северян ответом на этот вопрос стало: хорошее образование, развитая система здравоохранения, наличие больших экономических возможностей, и наличие транспортной инфраструктуры. Часть опрошенных понимала под суверенитетом военную безопасность. И именно это направление стало наиболее активно развиваться в Канаде во времена Харпера. 

«Под суверенитетом в тот период подразумевалась военная безопасность, хотя население северных регионов Канады, как и жители аналогичных территорий в других странах, интересовали иные вопросы», — подтвердил в рамках школы Центра международной и региональной политики (CIRP), проведенной при поддержке Проектного офиса развития Арктики, преподаватель Королевского военного колледжа Канады Фредерик Лабарр.


Нунавут. Фото: Ansgar Walk


Между природой и армией

Сегодняшний премьер-министр, Джастин Трюдо, который был избран в 2015 году, ставит во главу угла совсем не те вопросы, которым отдавал приоритет Стивен Харпер. Ещё в начале своей работы на посту премьера Трюдо заявил, что при нём не будет происходить ничего, что могло бы сказаться на окружающей среде (особенно в Арктике). В 2016 году Канада ратифицировала Парижское соглашение по климату, и заявила о намерении сократить выбросы парниковых газов и содействовать развитию экологичных энергетики. Тогда же Джастин Трюдо ввёл запрет на бурение нефтяных скважин на арктическом шельфе, что существенно усложнило жизнь бизнесу. По мнению премьера, введённые ограничения помогают обезопасить экономику и экосистему Арктики. 

Что касается внешней политики Канады в отношении Арктики, сегодня она имеет импульсивный характер, и чёткие планы развития в регионе у властей отсутствуют, отметил Фредерик Лабарр. 

«Политика Канады в Арктике реактивна — то есть она отвечает на внешние вызовы и запросы, например, когда кто-то посягает на этот регион и приходит туда со своим планом», — подчеркнул эксперт.

Это особенно заметно на фоне активной позиции других государств, в том числе неарктических. По сравнению с Китаем, Канада ведёт себя в регионе сдержано. 

Безусловно, у Канады есть документы, которые формально определяют курс развития региона.  В 2019 году, незадолго до очередных выборов, правительство Джастина Трюдо анонсировало новую канадскую политику в Арктике, где особое место занимает международное сотрудничество. 

«На деле Канада не до конца понимает, как взаимодействовать с другими странами. Причём как по арктической теме, так и по другим вопросам. Особенно это касается России и Китая», — считает Фредерик Лабарр.


Фото: cnn.com


По мнению директора Информационно-аналитического центра Проектного офиса развития Арктики Игоря Павловского, у Канады и России куда больше общего, чем принято считать. 

«Если сравнивать Россию с другими арктическими государствами, с Канадой очень много созвучных проблем и вызовов. Например, Канада, как и Россия, пытается отстоять суверенитет над транспортными путями в Арктике и выстраиванием собственной политики по коренным и малочисленным народам. По многим направлениям Москве и Оттаве стоило бы объединить свои усилия. Но политику Канады, к сожалению, нельзя назвать полностью независимой, что мешает эффективному взаимодействию», — отметил эксперт.

На Западе традиционно опровергают любую политическую зависимость от США, в том числе в рамках НАТО.

«Североатлантический Альянс куда более демократичен, чем считают в России. Любое государство может выразить своё несогласие с принимаемыми решениями, и эта позиция будет учитываться. Но есть формальные правила, а есть реальные действия, и, конечно, Штаты за счёт своих возможностей и положения на мировой политической арене всё же имеют определённое воздействие на других участников блока», — подчеркнул Фаредерик Лабарр.

Но вместе с тем отметил, что, несмотря на это, против воли руководства Канады военные корабли НАТО — ни французские, ни американские — не появятся в территориальных водах страны. И это было, есть и останется неизменным.  


***

Виктория Бабаева, специально для GoArctic

далее в рубрике