Японская амбивалентность: перспективы и риски Северного морского пути для Токио

Северный морской путь
Дмитрий Михайличенко
8 Сентября, 2021 | 05:43
Японская амбивалентность: перспективы и риски Северного морского пути для Токио
Фото: Gatto Fortunato / GeoPhoto


Взаимопонимание Японии с Россией для развития Северного морского пути и обеспечения энергетической безопасности Токио – крайне значимый вопрос. Эксперты в Японии говорят о своеобразной развилке политики Токио. С одной стороны, очевидны выгоды от взаимодействия с Россией, с другой, Токио пытается продавливать тему интернационализации Северного морского пути, которая не встречает поддержки в Москве.


Значимый маршрут

Экономические выгоды для Японии от перспектив Северного морского пути несомненны, однако отсутствует консенсус с Россией по поводу правил судоходства. В частности, много вопросов по поводу правил предварительного разрешения, а также требования России обязательно и регулярно сообщать текущее местоположение судна. К этому добавляется требование сопровождения российского ледокола.

Токио пытается настаивать на обеспечении прав международного судоходства и пытается трактовать вопросы развития Северного морского пути как пространства международных вод. Фактически, Япония вслед за Вашингтоном и Пекином, а также другими странами говорит о свободе судоходства.

В Японии прекрасно понимают, что в случае развития Северного морского пути путь между Европой и Азией станет примерно на 40% короче, чем через Суэцкий канал. Это, несомненно, сулит Японии многочисленные преференции.



19813767356_4269d97e28_k.jpg

Фото: Christopher Michel / Flickr / CC BY 2.0


Сжиженный газ

Еще одна выигрышная позиция – сжиженный газ. Ожидается, что производство российского сжиженного газа в Арктике вырастет до 91 млн тонн к 2035 г. Соответственно, Россия будет в обозримом будущем позиционировать Северный морской путь как значимый канал транспортировки углеводородов. В Японии в этом также видят перспективы и вкладывают в различные углеводородные проекты «Новатека» на Ямале и Гыдане. Тем самым Япония диверсифицирует свои углеводородные стратегии и укрепляет свою энергетическую безопасность.

Сейчас Япония импортирует практически всю свою нефть и природный газ с Ближнего Востока (Катар), а также Малайзии и Австралии, что достаточно накладно и формирует ситуацию зависимости от поставщиков. Поэтому диверсификация представляется абсолютно уместной. Тем более, что цена на российский газ может оказаться более конкурентноспособной.

Еще один фактор – диверсификация морских путей. Сейчас основные маршруты Японии проходят через Индийский океан и Малаккский пролив, а возможная арктическая диверсификация позволит добавить конкуренции на мировом рынке и позитивно скажется на стоимости логистики маршрутов.


Геополитический фактор

В то же время японские эксперты склонны подчеркивать геополитический фактор и говорить о сложных отношениях России с Японией, а также использовании углеводородной проблематики для решения геополитических интересов Москвы. В качестве примера часто приводится Украина, Северный поток-2 и формируются соответствующие выводы. 

Такой дискурс подчеркивает нежелательность зависимости Японии от России и носит во многом контрпродуктивный характер. Примеры Европы и других кейсов углеводородной геополитики истолковываются весьма специфически, причем, преимущественно в негативном ключе для России.


landscape-6001018_1920.jpg

Фото: Kanenori / Pixabay

И все же японские эксперты признают, что Северный морской путь сулит Японии несомненные преимущества. После уменьшения объёма морского льда и глобального потепления в Северном ледовитом океане в перспективе 5-10 лет взаимодействие России и Японии увеличится. 

Геополитика Японии находится в фарватере интересов США, и Токио вряд ли будет принимать какие-то решения вопреки магистральной линии Вашингтона. В этом вопросе США проявляют ригористичность и заявляют о необходимости интернационализации Северного морского пути. Аналогичное требование касается и Северо-Западного морского прохода, что также не вызывает оптимизма в Канаде.

Однако жесткая политика США не помогла заморозить реализацию проекта Северного потока-2 в Европе и, нужно предполагать, аналогичное ждет и Северный морской путь. Почувствовав свою выгоду, Япония будет более независимой от базовых инструкций США.

На морских коммуникациях требуются пункты эвакуации и системы спасения на случай потерь на море. России, как своеобразному гаранту судоходства, требуется решить эти технические вопросы. Вдоль маршрутов Северного морского пути предстоит создать порты и точки разгрузки и пополнения запасов провизии. Это сложный, но решаемый вопрос. 

Создание Россией режима безопасного судоходства на Северном морском пути активизирует диалог Москвы с Токио по реализации открывающихся возможностей.

Конечно, Токио может выдвигать новые требования и даже саботировать открывающиеся возможности, но это будет означать только одно – политическую мотивированность и режим геополитической конфронтации. С учетом того, что выгоды от развития Северного морского пути для Японии несомненны, вряд ли руководство Японии в ближайшие годы будет усиливать конфронтацию с Россией. Режим синергии тут представляется гораздо более адекватным и уместным. К тому же, Северный морской путь открывает для Японии перспективы взаимодействия не только с Россией, но и странами северной Европы.


***

Дмитрий Михайличенко, специально для GoArctic

далее в рубрике