Чудо № 28, элемент, город, комбинат. Часть 3

Экология Полезные ископаемые
Сергей Палагин
23 Декабря, 2020 | 06:19
Чудо № 28, элемент, город, комбинат. Часть 3
Фото: wikimapia.org

 

Часть 1
Часть 2

 

Комбинат

Строительство производственных мощностей комбината началось в 30-х годах прошлого века, когда рудник находился на территории Суоми, работу поручили финской компании «Петсамом Никкели». Впрочем, Вторая мировая война очень жестко прошлась по производственным объектам, которые получили новую жизнь уже в составе Мурманской области Советского Союза.

В ноябре 1945 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР Никелю был присвоен статус рабочего поселка, а действующий при нем горно-металлургический комбинат оставался безымянным, пока на воротах не повесили вывеску «Печенганикель», что никак не повлияло на кропотливый труд рабочих и инженеров предприятия.

Экология в те не такие уж и далекие годы мало занимала умы жителей пограничных районов трех государств, чего нельзя было сказать о природе, начавшей робко, но настойчиво сопротивляться воздействию торопливо снующих вокруг человечков.

Первой на работу комбината начало реагировать озеро Инари, откуда в сторону Северного Ледовитого океана течет река Паз, попеременно минуя семь гидроэлектростанций, одна из которых призвана обеспечивать электричеством Печенгский никелевый комбинат. В 1948 году советские инженеры подняли уровень воды в Инари, что привело к бесперебойной работе комбината и сокращению объемов вылавливаемой на финской территории рыбы.

В апреле 1959 года Финляндия, Норвегия и Советский Союз заключили соглашение о регулировании Инари с помощью новой плотины, необходимость возмещения ущерба рыбных запасов пало на Советский Союз. Через десять лет в качестве компенсации СССР начал безвозмездно поставлять финским рыбакам электроэнергию в период с 1984 по 2005 год, Норвегия, также располагающая плотинами в проблемном регионе, в 1995 году заплатила соседям единовременную денежную компенсацию.

Развал Советского Союза стал катализатором деятельности экологических активистов, норвежский Киркенес в 1990 году революционно восстал против российского комбината в соседнем Печенгском районе, общественное движение назвали модно и обреченно «Остановим советские облака смерти!»

Окончательно перевоспитавшихся норвежцев мотивировал позабытый стыд за убитую в компании с СССР финскую рыбу и перспектива вдохнуть полной грудью морозный воздух заграничной и демократической России, викинги вышли на тропу войны. Впереди были безрассудные прорывы к государственной границе, прикованные к решеткам комбината отважные активисты, долгие и не безуспешные беседы экологов с высокими чиновниками скандинавских стран, фиксация высокого уровня загрязнения атмосферы на территории Норвегии и много чего еще.

Вскоре проблема стала одной из основных в двусторонних отношениях Норвегии и России, к процессу подключили Арктический Совет и начали безудержно стыдить «Эппл» и «Теслу», в больших количествах приобретающих продукцию из никеля для создания компьютеров и автомобилей. Однако апеллировать к безликому государству вскоре стало скучно, поэтому был обнаружен и выставлен на всеобщее обозрение главный враг – глава «Норникеля» Владимир Потанин, которого попытались напугать внесением в число европейских персон нон грата. С объектом ненависти также определились, норвежские экологические активисты массированной атаке подвергли основной источник выбросов – плавильный цех предприятия, находящийся в Никеле в 36 километрах от Киркенеса.

 

P7271106.jpg

Фото: artemachkasov.com

 

Окончание земного пути Советского Союза не стало кончиной никельского комбината, трубы которого продолжали источать производственный дым. Капиталистическое предприятие, в отличие от социалистического, стало куда менее токсичным, при СССР выбросы в атмосферу достигали 370 миллионов тонн в год, после победы демократии цифра снизилась до чуть более 100 тысяч тонн. Однако прогресс, по мнению норвежских соседей, был недостаточным. Тема «Кольской горно-металлургической компании» (КГМК) как градообразующего предприятия и основного налогоплательщика в бюджет региона иностранными партнерами не поднималась, ровно, как и вопрос о загрязняющих веществах, попадающих в регион из Западной Европы.

В западной прессе при освещении событий вокруг экологической ситуации вблизи норвежских границ постоянно появлялась информация о нежелании представителей Норникеля обсуждать вопросы сохранения окружающей среды, это не соответствует действительности. КГМК одна из самых последовательных российских компаний, стремящихся к поиску компромисса с партнерами, постоянный участник семинаров, пресс-туров и круглых столов, о чем свидетельствует обилие информации с комментариями сотрудников компании по экологической проблематике.

КГМК целенаправленно и откровенно подходила к решению вопроса о снижении количества выбросов в атмосферу вредных веществ. Проводились плановые и внеплановые реконструкции, менялись технологии и мощности, к 2019 году выбросы в Никеле сократились с 80 до 44 тысяч тонн. Руководство Норникеля откровенно признало, что потенциал снижения выбросов в рамках локальных проектов исчерпан, пришло время принятия решения о коренной замене технологий или закрытии предприятия.

В октябре 2020 года Владимир Потанин официально сообщил, что до конца года две рудно-термические печи в поселке Никель будут остановлены и демонтированы. Инициатива закрытия вредного производства, по сути, принадлежит руководству ГКМК и его реализация не имела юридической необходимости. Формально установки в Никеле могли продолжать работу в рамках временно согласованных разрешений, а с учетом постоянного снижения выброса загрязняющих веществ – вечно. Для этого необходимо было сократить эмиссию в Никеле на 50 процентов за счет снижения загрузки печей, используя богатый концентрат. В Заполярном вводится в эксплуатацию узел разделения концентрата на бедный и богатый. В результате выбросы диоксида серы пришли в соответствие с нормативами ПДВ в 31 тысячу тонн. Однако «Норникель» позволил себе роскошь свернуть налаженное производство, чем полностью изъял из природы экологическую нагрузку в Печенгском районе на границе с Норвегией.

Окончание одной эпохи непременно является началом следующей, закрытие градообразующего предприятия не должно проводиться в два действия, когда первое это захлопывание дверей, а второе – поворот ключа в замке. Заявляя о намерении содействовать экологической безопасности в регионе «Норникель» обязался до 2023 года инвестировать в развитие региона 140 миллиардов рублей.

Надежда на успешное развитие Никеля подкреплена опытом закрытия аналогичных печей никелевого производства в Норильске в 2016 году. Однако северный поселок попадает в 30-километровую приграничную территорию, предполагающую безвизовое взаимное перемещение жителей Печенгского района и норвежцев. Также безусловным положительным аспектом географического положения поселка являются коммуникации с Мурманском по железной и автомобильной дороге.

Будущее жителей поселка Никель, безусловно, зависит от действий региональных чиновников и руководства КГМК, однако главная роль отводится жителям поселка, которые должны принять решение: остаться в Никеле или уехать навсегда.

         

P7271072.jpg

Фото: artemachkasov.com

 

Фундаментом будущего экономического благополучия, по планам чиновников, должна стать развитая инфраструктура обновленного поселка, новые современные предприятия, малый и средний бизнес, а также сотрудничество с соседями в сфере туризма.

Финансирование будет поступать из бюджета «Норникеля», который официально берет на себя ответственность по финансовой составляющей модернизации экономики, также средства будут поступать из федерального и регионального бюджета. Фонд развития моногородов предлагает беспроцентные займы до 250 миллионов рублей под 5 процентов годовых, а также субсидии на строительство и реконструкцию производственных объектов монопоселения. Минэкономразвития обещает не остаться в стороне и при наличии соответствующих заявок для участия в федеральных программах рассмотрит их, кроме того, возможно формирование особого налогового режима, что будет способствовать развитию Никеля.

В настоящее время в Никеле проживает 11 тысяч человек, на площадке плавильного цеха занято около 600 рабочих. По сравнению с общим количеством рабочих Кольской ГМК (12,5 тысяч) цифра не значительная. С учетом среднемесячной зарплаты на предприятии в 82 000 рублей, приблизительные финансовые потери поселка составят 40-50 миллионов рублей, что не является критической цифрой для бюджета региона с учетом налоговых выплат «Норникеля».

Фактически, работа по закрытию предприятия проводилась в течение 2020 года поэтапно, с учетом консервации рабочие будут заняты и в первом квартале 2021 года. 1 декабря 2020 года был остановлен первый плавильный агрегат, где трудилось 65 сотрудников, практически все они продолжат трудиться на других предприятиях «Норникеля».

Сотрудники, не пожелавшие остаться в структуре предприятия, получат выходное пособие и будут трудоустраиваться самостоятельно, в этих целях в Никеле создан «Центр развития» для информационной поддержки по трудоустройству, курсов переобучения и повышения квалификации.

Администрация Мурманской области стремится сохранить индустриальный профиль поселка, чему способствует работающая шахта «Каула-Котсельваара» рудника «Северный», а также созданные на базе закрытого плавцеха новые предприятия. Уже сейчас рассматриваются проекты производства абразивных материалов.

         

00132275.jpg

Рудник «Северный». Фото: lexicon.dobrohot.org

 

Компания «Уралгрит», специализирующаяся на переработке шлаков цветных металлов из отвалов никелевых и медных производств, планирует построить в Никеле завод.

Важным вектором экономического развития должен стать центр международного туризма, актуальность данного направления станет зримой с учетом ликвидации «грязного» производства в Печенгском районе, где расположен природный парк «Полуострова Рыбачий и Средний» с площадью более 83 тысяч гектар. «Норникель» оказывает администрации парка финансовую помощь в разработке экологических маршрутов и создании инфраструктуры. Привлекательным для иностранных и российских туристов станет бывшая база Северного флота ВМФ России Лиинахамари, где уже создано производство рыбной продукции. Печенгский район располагает уникальной сверхглубокой скважиной, которая включена в Книгу рекордов Гиннеса и является заманчивым для туристов местом, наполненным метафизическими тайнами, о которых снят фильм.

Поселок Никель, безусловно, обладает потенциалом для развития и после закрытия плавильного цеха, может стать центром внимания не только граждан Российской Федерации, но и норвежцев. Формирование новой экономической модели Никеля и всего Печенгского района является задачей, которая может быть решена совместными усилиями «Норникеля», администрации Мурманской области и жителей региона и поселка. Этот опыт придется распространять и на другие российские моногорода.

 

***

Сергей Палагин, специально для GoArctic

далее в рубрике